0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

“Пасха и все такое”. Почему Алексей Миняйло не должен сидеть в тюрьме

“Пасха и все такое”. Почему Алексей Миняйло не должен сидеть в тюрьме

Николай Мамонов

Информация

39 записей

Этот день не про героев.

И не про победу. Лично для меня.
Война про боль, грязь, страх, утрату, про сломанные судьбы. Про тысячи людей, которые остались там, на войне, или физически лежать в земле, или в душе и снах которых разрываются снаряды. Показать полностью…

В школе к 9 мая мы всегда писали сочинения о подвигах. О том, как партизаны героически убивали вражеские колонны. О том, что существуют свои и чужие. Друзья и враги. Хорошие и плохие. Чёрное и белое. Патриоты и трусы.

Я писала то, что ожидали увидеть учителя, но сказать хотела другое. Что не понимаю смысла слова Родина и патриотизм. Что для меня ценность человеческой жизни намного выше ценности земли. Что мировые лидеры и влиятельные люди играют в шахматы на деньги, где в роли пешек выступают человеческие судьбы. И если бы каждая шахматная фигура была уверена, что в войне нет победителей, что человеческая жизнь — священна и отказалась бы участвовать в этой игре, не было бы армии, чтобы нападать и чтобы защищаться. И мировым лидерам пришлось бы решать конфликты другим способом. Но пока это абсолютная утопия. И май превращается в пропаганду доблести, смелости и отваги. И задние стекла машин пестрят надписями «1941 — 1945 можем повторить».

Читать еще:  Свиная отбивная в молоке по-итальянски: видеорецепт от Анны Людковской

Может быть, я относилась к этому по-другому, если бы не похоронила 300 солдат.

Отряд памяти раскапывал братскую могилу, куда навалили трупы в 4 слоя. И для того, чтобы идентифицировать личности и найти родственников и перезахоронить, наняли антропологов. Мы определяли пол, возраст, особые приметы, от чего погиб, а у некоторых восстанавливали портреты по черепу, чтобы родные могли сравнить с фотографиями.

Я раскладывала кости, заполняла по ним документы и видела в останках и формулярах молодых, красивых людей, которые только что женились и никогда не увидят своих детей. Ребят, которые недавно закончили школу. Мужчин в самом расцвете сил. Девушек, которые знали медицину и хотели помогать.

Я неделю жила в палатке возле раскопа, пока велись работы. Вокруг возвышались одинаковые 70летние сосны, корни которых росли из праха солдат. Черника голубела на гребнях траншей и кратерах от взрывов снарядов. Тогда в этом месте выжгло все. Тогда в этом месте был ад. И многие остались в этом месте навсегда.

Наша работа завершалась торжественным захоронением героев Волховского фронта и передачи данных найденным родственникам. Мне было дурно, когда проносили 300 коробок, обтянутых бархатом, с известным мне содержимым. Я видела не героев, а 300 непрожитых судеб, 300 смертей, которые долгие годы звучали эхом горя для близких.

Для меня 9 мая — не про салют победы, а про минуту молчания.

И мои герои не только отважные люди, способные на самопожертвование. И не те, которые рассказывают внукам о моментах, когда они не испугались. А те, которые имеют мужество и смелость рассказать о том, как плакали от страха, о том, как тяжело стрелять в людей, о том, что в войне нет победителей, и что нужно приложить все усилия, чтобы никто из потомков не думал, что воевать — круто, почетно и отважно. Чтобы потомки никогда не увидели бедствий войны.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector