1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Мир един, беда накрыла нас всех». Искусствовед Ирина Языкова — о том, чему нас научила пандемия

Храм Преподобного Серафима Саровского

поселок Чаадаевка

Преображение Господне.

19 августа Православная церковь празднует один из двенадцати главных праздников — Преображение Господне.

В храме прп.Серафима Саровского пос. Чаадаевка прошла праздничная Божественная литургия. В проповеди настоятель храма протоиерей Виталий Ещенко напомнил прихожанам, что этот Православный праздник установлен в память о Преображении Господа на горе Фавор перед учениками – церковь в этот день в лице Иисуса Христа торжественно исповедует и прославляет соединение Божества и человечества. Протоиерей Виталий Ещенко пояснил евангельское чтение праздничного дня.

Евангелисты повествуют, что Иисус взошел для молитвы на Фавор вместе со своими учениками — Петром, Иоанном и Яковом. Апостолы заснули, пока Спаситель молился, а когда проснулись, то увидели, что Он преобразился — лицо Иисуса просияло, а одежды стали ослепительно белыми.

Возле Сына Божия ученики увидели пророков Ветхого Завета — Моисея и Илию, беседовавших с Иисусом о грядущих искупительных страданиях. Евангелие далее повествует, что беседующих осенило светлое облако, из которого раздался Божий голос: «Это Сын Мой возлюбленный, Его слушайте».

Отец Виталий передал своё восхищение, когда он сам посетил Святую Землю и побывал на горе Фавор:

— Можно представить, как нелегко было апостолам следовать за Христом. Кто были на горе Фавор, могут поделиться, что тогда не было серпантина, шоссе, по которому нынче таксисты за несколько шекелей или пяток долларов довезут вас до вершины, где можно приобщиться духом к великой тайне Преображения. Подниматься нужно было пешком, а значит – через колючки и заросли кустов. Может быть, и были какие-то тропинки, по которым пастухи водили своих овец, но, очевидно, подъем этот был малый подвиг, который безропотно несли апостолы, не желая отставать от своего Учителя. Итак, оказавшись там, на вершине, Петр, Иоанн и Иаков внимали происходящему. А внезапно увидев просветленный лик Господа, они со страхом, и трепетом, и ужасом узрели Моисея и Илию. Моисей – законодатель, Илия – тот, кто предварит Второе пришествие Иисуса Христа перед близкой кончиной мира.

Сойдя с горы, апостолы еще сами носили в себе это сияние небесного огня. И лик Христа светился чудесно, так что народ ринулся к Спасителю, Который тотчас, как сошёл с горы, совершил чудо – исцелил бесноватого отрока, сказав его несчастному отцу: «Если можешь сколько-нибудь веровать – веруй: всё возможно верующему».

Так и у нас с вами: сегодня, в праздник Преображения, многие исповедовались, приобщились Христовых Тайн, чтобы не оставаться сторонними наблюдателями, но стать участниками Божественной Литургии, и, вкусив жизни будущего века, тоже преобразились дивным преображением, пронизанным лучами Божественной славы.

Настоятель храма протоиерей Виталий Ещенко поздравил всех с праздником, провел молебен освящения воды и фруктов.

Сегодня, в праздник Преображения Господня, каждому православному человеку предстояла возможность не лишить себя по суетности — этой ни с чем не сравнимой радости — райского богообщения, так что каждый, по мере своих сил, мог подняться на гору Фавор – подняться не телесными ногами, но помыслом, чувством, чтобы предстоять в этот дивный праздник Христу.

Преображение на Фаворе произошло, согласно Евангелию, за 40 дней до Пасхи, но, чтобы оно не приходилось на дни Великого поста, Православная церковь перенесла празднование на 19 августа. При этом Воздвижение Креста Господня празднуется всегда на 40-й день после Преображения.

В этот чудесный день уходит лето, оставляя за собой запах трав, цветов, меда, яблок. Храм прп.Серафима Саровского в теплые дни утопал в цветах, напоминая собой райский сад. Улыбчивые лица, нарядные одежды, счастливые детские голоса – это тоже приметы уходящего лета.
В христианстве традиция освящать «начатки плодов» в праздник Преображения Господня приобрела особое символическое значение — вся природа, которая с того момента, как в мир через человека вошел грех, теперь вместе с человеком ожидает грядущего обновления.

Особенно вкусными сегодня будут самые разные блюда из яблок: пирожки и пироги, варенье, компот, кисель, печеные яблочки.

«Мир един, беда накрыла нас всех». Искусствовед Ирина Языкова — о том, чему нас научила пандемия

«МИР ЕДИН, БЕДА НАКРЫЛА НАС ВСЕХ».
Искусствовед Ирина Языкова — о том, чему нас научила пандемия

Искусствовед Ирина Языкова рассказала о том, как изменилась ее жизнь во время пандемии, что принесло ей разочарование, а что придает сил. И почему она каждый день размещает на своей странице в фейсбуке изображения ангелов в исполнении художников разных веков.

— Как ситуация с пандемией и самоизоляцией изменила вашу жизнь?

— Я очень люблю путешествовать, всегда много ездила и по стране, и за рубежом, поэтому для меня это большой удар — сидеть в своей маленькой московской квартире и созерцать только проспект перед собой. Но с другой стороны, я вижу в этом и какой-то промыслительный момент: мы слишком много бегаем, суетимся, ездим, встречаемся и нам некогда подумать про саму жизнь.
И вот мне порой кажется, что Господь нас, может быть, специально посадил на этот «карантин» и дал возможность никуда не бежать, а посидеть, подумать, помолиться, вникнуть в то, как мы живем. Бешеный ритм нашей обычной жизни все-таки идет в ущерб нашему христианскому созерцанию, ведь человек должен не бежать, а идти, видеть, что творится вокруг него.
Моя собственная жизнь стала гораздо размеренней: утром можно спокойно помолиться, попить кофе, потом поработать. Наверное, в таком ритме жили писатели XIX века в своей усадьбе — они могли спокойно работать, не думая, что через час нужно бежать на выступление, на какую-то встречу…. Я сейчас очень много работаю, занимаюсь исследованиями в области изобразительного искусства, и такая размеренная жизнь, на самом деле, меня устраивает. Вечером ты тоже не прибегаешь к ночи, не ешь впопыхах, а спокойно ужинаешь, потом у тебя есть время спокойно почитать.

Да, пандемия — это страшно, потому что многие болеют и умирают. Но с другой стороны, я заметила, что люди в этой опасной ситуации стали как-то собранней, стали больше молиться. Вокруг меня многие люди молятся, в нашем храме прихожане сами организовали круглосуточную молитву, каждый берет себе полчаса в сутки, и постоянно идет молитва, в том числе за наших болеющих священников — наш храм беда коснулась близко.
Когда наши священники еще не заболели, а прихожане уже не ходили в храм, мы смотрели онлайн-трансляцию богослужений, и это тоже нас молитвенно объединяло. Когда наш настоятель произносил «Христос посреди нас», у многих, как потом рассказывали, на глазах проступали слезы, потому что это понималось как-то очень четко — Христос действительно посреди нас, несмотря ни на какие трудности. По интернету ходит картинка с правильным смыслом — сатана сказал: «Я закрыл все храмы!», на что Господь отвечает: «Я открыл храмы в каждом доме!»

Читать еще:  107-летняя художница пережила коронавирус. Это вторая пандемия в ее жизни

> «Мир я ощущаю большим и маленьким одновременно»

— Что вас поддерживает сегодня?

— Моя вера и искусство. То, что я занимаюсь искусством, — это великая Божья милость. Искусство созидает, поддерживает, вдохновляет. Мне кажется, что на искусство и культуру нужно обращать большее внимание, а не загонять на задворки жизни. Поддерживать, чтобы, в свою очередь, оно могло поддерживать нас. И это обращение не только к властям предержащим.
Да, сейчас всем сложно, напряженно, нервно. И надо стараться искать хорошее и делиться им. Несколько лет назад, когда на просторах интернета развернулись баталии на разные политические темы и люди доходили до жестоких оскорблений друг друга, я решила ежедневно выставлять в фейсбуке изображения ангелов разных художников — и классиков, и современных. Это нечто вроде игры, я же профессионально занимаюсь изучением искусства, смотрю разных художников в интернете, и тут решила этим поделиться. И оказалось, что людям это нужно и интересно. Особенно сегодня. Многие пишут мне, что их успокаивает тот факт, что каждый день в ленте среди тревожной информации они встречают ангелов.

А еще я делюсь молитвами. За многие годы я собрала очень большое количество молитв. Я их даже предлагала разным издательствам, когда несколько лет назад началась полемика о том, чтобы нам обновить наши молитвенные правила. Люди, которые много лет в Церкви, уже не могут читать бесконечно одни и те же молитвы, просто сердце уже не откликается. Снова проблема заведенности, бегут по кругу, по одной колее.
Так вот, я уже много лет собираю молитвы — они не привычные, не всем знакомые, но среди них есть и очень древние молитвы, просто они не вошли в обиход. Например, читая «Лествицу» преподобного Иоанна Лествичника, вдруг увидела среди наставлений три строчки прошения, обращения ко Христу и — выписала. Есть и современные молитвы. Сейчас я их выкладываю и вижу, что они помогают многим людям.
Люди хотят молиться. Оказалось, наша религиозность, наша вера не связана только с богослужением. Да, богослужение, Евхаристия — сердцевина церковной жизни. Но может быть, сейчас люди научатся быть один на один с Богом, говорить с Ним какими-то незаученными словами.
Вот мой опыт проживания этого вынужденного затвора. Иногда, бывает, унываю, но мне всегда кажется важным найти способ преодоления, найти способ помощи себе и другому. И как раз этим способом оказалась молитва.

— Как изменились ваши представления о мире?

— Наша цивилизация направлена на то, чтобы создать ощущение комфорта, защищенности. Но это ложное впечатление. На самом деле мир всегда был хрупким, и он удерживается только Божьей милостью, а еще — человеческой верой. Мы все ходим как по водам: мгновение — и начинаем тонуть. И тут Господь протягивает Свою руку, и мы хватаемся за нее.
Может быть, сегодняшняя ситуация — это повод для того, чтобы еще раз понять, насколько хрупка человеческая жизнь и как ее надо беречь.
За комфортностью современного мира мы забываем, как мы все, люди, уязвимы, забываем, что надо бережно относиться друг к другу.

Сегодня говорят, что вирус буквально застал медицину врасплох, мы не были готовы к нему. Да мы никогда не бываем готовы! Мы не были готовы к войне, например. Так что сегодня нам прямой посыл от Господа: «Трезвитесь!» Не зря же апостол нам говорит: «Кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть» (1Кор. 10:12).
В христианском мироощущении всегда должно присутствовать понимание, что мир хрупок и наша жизнь очень уязвима, и все может случиться в любой момент. И поэтому нам нужно все время держаться за край ризы Господней.

Сегодня я наш мир ощущаю и большим, и маленьким одновременно. Я общаюсь со многими людьми через тот же интернет, с моими друзьями, которые живут в Америке, в Германии, в Италии. Факт, что беда случилась во многих странах, тоже многому нас учит.
Значит, мир единый, не надо его делить на страны, народы, по религиозным, по национальным, по политическим признакам: все люди — люди, где бы они ни жили. Они одинаково рождаются, одинаково умирают и одинаково страдают. Мир един, это люди строят перегородки!

> «Кажется, мы откатились в 90-е»

— Сейчас тревожное время, из-за неопределенности будущего. Чего боитесь вы?

— Я, как и многие, опасаюсь в том числе финансового кризиса. Но я-то совсем без денег не останусь — и сейчас я работаю удаленно, к тому же у меня есть пенсия. Но я не знаю, как люди в ухудшающейся экономической ситуации будут кормить маленьких детей, поддерживать слабых, нуждающихся.
Такое ощущение, что мы снова откатились в 90-е годы. Я не экономист, а искусствовед, но даже мне понятно, что все, что было наработано и заработано, сейчас пошло прахом. Сейчас многие благотворительные организации просят помощи потому, что уже меньше денег могут собрать, а их подопечные по-прежнему требуют помощи — коронавирус не отменял другие болезни, а бездомных, к сожалению, может и прибавиться.
Сейчас бедственное положение, скажем, у дома трудолюбия «Ной», которому мы вместе с нашими прихожанами пытаемся помогать. Как будут выживать благотворительные организации — непонятно, ведь они в основном живут на пожертвования, а люди обычно жертвуют от избытка, сейчас излишка точно не будет…

— Что из явлений сегодняшней действительности дает вам надежду?

— Тот факт, что у нас все-таки просыпается гражданское общество и самосознание людей. У многих иллюзии закончились, и это хорошо — важно, чтобы люди не жили в них. Мне очень нравится активность прихожан, одним из показателей которой стало письмо с просьбой закрыть храмы, чтобы священники не заболели.
Да, часть прихожан рвется на службы и говорит: «Как это «закрыты храмы»? Мы не можем молиться!» Но ведь это как раз про себя любимого, а когда человек говорит: «Давайте мы потерпим какое-то время, это же не навсегда, но давайте позаботимся о священниках, буквально о физическом выживании наших пастырей!» — это как раз показатель осознанности и духовной ответственности.
Христианство — всегда духовная ответственность за другого! И вот это единение дает мне большую надежду.

Я думаю, что, когда пандемия кончится, люди другими вернутся в храмы и другие отношения будут между священниками и прихожанами, более ответственные, более человечные.
Мне кажется, мы забываем простую вещь — человечность. Мы привыкли ругать европейский гуманизм, что он заменил собой Бога и так далее, но это не совсем правда. Гуманизм утвердил ценность человеческой жизни и человека. Но разве для Бога человек — не ценность, если Он вочеловечился и ради людей пошел на крестные муки? И сегодня мы вдруг вспомнили, что любой человек важен — священник, мирянин, человек с инвалидностью, да вообще любой. Он ценен для Бога, а значит, и для нас. Это человеческое измерение, мне кажется, сейчас возвращается.

Читать еще:  Опытный водитель, лопнувшее колесо, 19 погибших. Что известно о трагическом ДТП в Забайкалье

— Что кризис помог вам увидеть в других людях, были ли разочарования?

— В кризисные моменты люди проявляются, кто есть кто, и это видно. Очень много я увидела воодушевляющих примеров, в том числе я уже говорила про ответственность прихожан, и не только нашего храма. Были и разочарования. Думаю, это время дано нам и для того, чтобы мы себя проверили, на других посмотрели без иллюзий.
Самое большое разочарование не относится к вирусу — это «военный храм». Я понимаю, что всем нужно зарабатывать, но все-таки где-то компромисс должен иметь границу. Когда в подобном участвуют художники, занимающиеся церковным искусством, я просто не понимаю, как они будут жить с этим дальше, если у них есть совесть.

— Говорят, когда пандемия закончится, мир не будет прежним. Вы согласны?

— Мне очень хочется, чтобы мир стал другим, чтобы он стряхнул с себя весь этот морок политической, финансовой возни, которая только разделяет нас. Чтобы мы почувствовали: люди едины, мы же, пережив пандемию всем миром, переживая друг за друга, живущих в разных странах, не можем просто взять и забыть об этом. Забыть о той солидарности, единении, которые все ощутили.
Думаю, люди почувствовали: мы живем в едином мире, и если уж накрывает бедой, то накрывает всех. В одной отдельно взятой стране и рай нельзя построить, и ад, если приходит, наступает везде.
Надеюсь, что люди будут больше дорожить жизнью во всех ее проявлениях, чем идеями, проектами, иллюзиями, потому что это все проходит. Надеюсь, что мир станет чуть честнее.

— Измените ли вы свою жизнь, когда пандемия закончится?

— Хотелось бы сохранить размеренный ритм жизни и не погружаться снова в суету. И хотелось бы меньше идти на компромиссы, хотя я и так стараюсь этого не делать.
Иногда очень важно, чтобы изменения вошли даже не в сознание, а в подсознание, чтобы стали нашей частью.
Когда, наконец, можно будет выходить на улицу, я первым делом отправлюсь на природу. Мне хочется сначала даже не куда-то за границу, а в сельскую местность, в деревню, в лес. Пройтись по траве, вдохнуть свежего воздуха, без маски и страха, что кто-то чихнет на тебя.

«Мир един, беда накрыла нас всех». Искусствовед Ирина Языкова — о том, чему нас научила пандемия

Как ситуация с пандемией и самоизоляцией изменила вашу жизнь?

— Я очень люблю путешествовать, всегда много ездила и по стране, и за рубежом, поэтому для меня это большой удар — сидеть в своей маленькой московской квартире и созерцать только проспект перед собой. Но, с другой стороны, я вижу в этом и какой-то промыслительный момент: мы слишком много бегаем, суетимся, ездим, встречаемся и нам некогда подумать про саму жизнь.

И вот мне порой кажется, что Господь нас, может быть, специально посадил на этот «карантин» и дал возможность никуда не бежать, а посидеть, подумать, помолиться, вникнуть в то, как мы живем. Бешеный ритм нашей обычной жизни все-таки идет в ущерб нашему христианскому созерцанию, ведь человек должен не бежать, а идти, видеть, что творится вокруг него.

Моя собственная жизнь стала гораздо размеренней: утром можно спокойно помолиться, попить кофе, потом поработать. Наверное, в таком ритме жили писатели XIX века в своей усадьбе, они могли спокойно работать, не думая, что через час нужно бежать на выступление, на какую-то встречу…. Я сейчас очень много работаю, занимаюсь исследованиями в области изобразительного искусства, и такая размеренная жизнь, на самом деле, меня устраивает. Вечером ты тоже не прибегаешь к ночи, не ешь впопыхах, а спокойно ужинаешь, потом у тебя есть время спокойно почитать.

Да, пандемия — это страшно, потому что многие болеют и умирают. Но с другой стороны, я заметила, что люди в этой опасной ситуации стали как-то собранней, стали больше молиться. Вокруг меня многие люди молятся, в нашем храме прихожане сами организовали круглосуточную молитву, каждый берет себе полчаса в сутки, и постоянно идет молитва, в том числе за наших болеющих священников — наш храм беда коснулась близко.

Когда наши священники еще не заболели, а прихожане уже не ходили в храм, мы смотрели онлайн-трансляцию богослужений, и это тоже нас молитвенно объединяло. Когда наш настоятель произносил «Христос посреди нас», у многих, как потом рассказывали, на глазах проступали слезы, потому что это понималось как-то очень четко — Христос, действительно, посреди нас, несмотря ни на какие трудности. По интернету ходит картинка с правильным смыслом — сатана сказал: «Я закрыл все храмы!», на что Господь отвечает: «Я открыл храмы в каждом доме!»

«Мир я ощущаю большим и маленьким одновременно»

— Что вас поддерживает сегодня?

— Моя вера и искусство. То, что я занимаюсь искусством, — это великая Божья милость. Искусство — созидает, поддерживает, вдохновляет. Мне кажется, что на искусство и культуру нужно обращать большее внимание, а не загонять на задворки жизни. Поддерживать, чтобы, в свою очередь, оно могло поддерживать нас. И это обращение не только к властям предержащим.

Да, сейчас всем сложно, напряженно, нервно. И надо стараться искать хорошее и делиться им. Несколько лет назад, когда на просторах интернета развернулись баталии на разные политические темы и люди доходили до жестоких оскорблений друг друга, я решила ежедневно выставлять в фейсбуке изображения ангелов разных художников — и классиков, и современных. Это нечто вроде игры, я же профессионально занимаюсь изучением искусства, смотрю разных художников в интернете, и тут решила этим поделиться. И оказалось, что людям это нужно и интересно. Особенно сегодня. Многие пишут мне, что их успокаивает тот факт, что каждый день в ленте среди тревожной информации они встречают ангелов.

Одна из публикаций на странице Ирины Языковой в Facebook. Художник Сергей Александров. Омск

А еще я делюсь молитвами. За многие годы я собрала очень большое количество молитв. Я их даже предлагала разным издательствам, когда несколько лет назад началась полемика о том, чтобы нам обновить наши молитвенные правила. Люди, которые много лет в Церкви, уже не могут читать бесконечно одни и те же молитвы, просто сердце уже не откликается. Снова проблема заведенности, бегут по кругу, по одной колее.

Так вот, я уже много лет собираю молитвы — они не привычные, не всем знакомые, но среди них есть и очень древние молитвы, просто они не вошли в обиход. Например, читая «Лествицу» преподобного Иоанна Лествичника, вдруг увидела среди наставлений три строчки прошения, обращения ко Христу и — выписала. Есть и современные молитвы. Сейчас я их выкладываю и вижу, что они помогают многим людям.

Люди хотят молиться. Оказалось, наша религиозность, наша вера не связана только с богослужением. Да, богослужение, Евхаристия — сердцевина церковной жизни. Но, может быть, сейчас люди научатся быть один на один с Богом, говорить с Ним какими-то незаученными словами.

Читать еще:  «После карантина будут новые зараженные». Может ли всеобщая самоизоляция остановить пандемию

Вот мой опыт проживания этого вынужденного затвора. Иногда, бывает, унываю, но мне всегда кажется важным найти способ преодоления, найти способ помощи себе и другому. И как раз этим способом оказалась молитва.

— Как изменились ваши представления о мире?

— Наша цивилизация направлена на то, чтобы создать ощущение комфорта, защищенности. Но это ложное впечатление. На самом деле мир всегда был хрупким, и он удерживается только Божьей милостью, а еще — человеческой верой. Мы все ходим, как по водам: мгновение, и начинаем тонуть, и тут Господь протягивает Свою руку и мы хватаемся за нее.

Может быть, сегодняшняя ситуация — это повод для того, чтобы еще раз понять, насколько хрупка человеческая жизнь и как ее надо беречь.

За комфортностью современного мира мы забываем, как мы все, люди, уязвимы, забываем, что надо бережно относиться друг к другу.

Сегодня говорят, что вирус буквально застал медицину врасплох, мы не были готовы к нему. Да мы никогда не бываем готовы! Мы не были готовы к войне, например. Так что сегодня нам прямой посыл от Господа: «Трезвитесь!» Не зря же апостол нам говорит: «Кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть» (1Кор. 10:12).

В христианском мироощущении всегда должно присутствовать понимание, что мир хрупок и наша жизнь очень уязвима, и все может случиться в любой момент. И поэтому нам нужно все время держаться за край ризы Господней.

Сегодня я наш мир ощущаю и большим, и маленьким одновременно. Я общаюсь со многими людьми через тот же интернет, с моими друзьями, которые живут в Америке, в Германии, в Италии. Факт, что беда случилась во многих странах, тоже многому нас учит.

Значит, мир единый, не надо его делить на страны, народы, по религиозным, по национальным, по политическим признакам: все люди — люди, где бы они ни жили. Они одинаково рождаются, одинаково умирают и одинаково страдают. Мир един, это люди строят перегородки!

« Кажется, мы откатились в 90-е»

— Сейчас тревожное время — из-за неопределенности будущего. Чего боитесь вы?

— Я, как и многие, опасаюсь в том числе финансового кризиса. Но я-то совсем без денег не останусь — и сейчас я работаю удаленно, к тому же у меня есть пенсия. Но я не знаю, как люди в ухудшающейся экономической ситуации будут кормить маленьких детей, поддерживать слабых, нуждающихся.

Такое ощущение, что мы снова откатились в 90-е годы. Я не экономист, а искусствовед, но даже мне понятно, что все, что было наработано и заработано, сейчас пошло прахом. Сейчас многие благотворительные организации просят помощи потому, что уже меньше денег могут собрать, а их подопечные по-прежнему требуют помощи: коронавирус не отменял другие болезни, а бездомных, к сожалению, может и прибавиться.

Сейчас бедственное положение, скажем, у дома трудолюбия «Ной», которому мы вместе с нашими прихожанами пытаемся помогать. Как будут выживать благотворительные организации — непонятно, ведь они в основном живут на пожертвования, а люди обычно жертвуют от избытка, сейчас излишка точно не будет…

— Что из явлений сегодняшней действительности дает вам надежду?

— Тот факт, что у нас все-таки просыпается гражданское общество и самосознание людей. У многих иллюзии закончились, и это хорошо: важно, чтобы люди не жили в них. Мне очень нравится активность прихожан, одним из показателей которой стало письмо с просьбой закрыть храмы, чтобы священники не заболели.

Да, часть прихожан рвется на службы и говорит: «Как это, закрыты храмы, мы не можем молиться!» Но ведь это как раз про себя любимого, а когда человек говорит: «Давайте мы потерпим какое-то время, это же не навсегда, но давайте позаботимся о священниках, буквально о физическом выживании наших пастырей!» — это как раз показатель осознанности и духовной ответственности.

Христианство всегда духовная ответственность за другого! И вот это единение дает мне большую надежду.

Я думаю, что, когда пандемия кончится, люди другими вернутся в храмы и другие отношения будут между священниками и прихожанами, более ответственные, более человечные.

Мне кажется, мы забываем простую вещь — человечность. Мы привыкли ругать европейский гуманизм, что он заменил собой Бога и так далее, но это не совсем правда. Гуманизм утвердил ценность человеческой жизни и человека. Но разве для Бога человек — не ценность, если Он вочеловечился и ради людей пошел на крестные муки? И сегодня мы вдруг вспомнили, что любой человек важен — священник, мирянин, человек с инвалидностью, да вообще любой. Он ценен для Бога, а значит — и для нас. Это человеческое измерение, мне кажется, сейчас возвращается.

— Что кризис помог вам увидеть в других людях, были ли разочарования?

— В кризисные моменты люди проявляются, кто есть кто, и это видно. Очень много я увидела воодушевляющих примеров, в том числе я уже говорила про ответственность прихожан, и не только нашего храма. Были и разочарования. Думаю, это время дано нам и для того, чтобы мы себя проверили, на других посмотрели без иллюзий.

Самое большое разочарование не относится к вирусу — это «военный храм». Я понимаю, что всем нужно зарабатывать, но все-таки где-то компромисс должен иметь границу. Когда в подобном участвуют художники, занимающиеся церковным искусством, я просто не понимаю, как они будут жить с этим дальше, если у них есть совесть.

— Говорят, когда пандемия закончится, мир не будет прежним. Вы согласны?

— Мне очень хочется, чтобы мир стал другим, чтобы он стряхнул с себя весь этот морок политической, финансовой возни, которая только разделяет нас. Чтобы мы почувствовали — люди едины, мы же, пережив пандемию всем миром, переживая друг за друга, живущих в разных странах, не можем просто взять и забыть об этом? Забыть о той солидарности, единении, которые все ощутили?

Думаю, люди почувствовали: мы живем в едином мире, и если уж накрывает бедой, то накрывает всех. В одной отдельно взятой стране и рай нельзя построить, и ад, если приходит, наступает везде.

Надеюсь, что люди будут больше дорожить жизнью во всех ее проявлениях, чем идеями, проектами, иллюзиями, потому что это все проходит. Надеюсь, что мир станет чуть честнее.

— Измените ли вы свою жизнь, когда пандемия закончится?

— Хотелось бы сохранить размеренный ритм жизни и не погружаться снова в суету. И хотелось бы меньше идти на компромиссы, хотя я и так стараюсь этого не делать.

Иногда очень важно, чтобы изменения вошли даже не в сознание, а в подсознание, чтобы стали нашей частью.

Когда, наконец, можно будет выходить на улицу, я первым делом отправлюсь на природу. Мне хочется сначала даже не куда-то за границу, а в сельскую местность, в деревню, в лес. Пройтись по траве, вдохнуть свежего воздуха, без маски и страха, что кто-то чихнет на тебя.

О пандемии коронавируса в телеграм-канале «Правмира» @pravmirru: каждое утро — актуальная и достоверная информация из СМИ и блогов. Подписывайтесь!

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector