0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Выпускница средней школы в Красноярском крае обнаружила место массового захоронения жертв советских репрессий

Четыре самых кровавых учреждения Красноярского края: памяти жертв политических репрессий

Норильлаг

Пожалуй, самый известный из лагерей Красноярского края, да и всего бывшего СССР. Согласно данным «Мемориала», к 1 октября 1949 года в нём содержались 49 822 человека. Из них 10 153 осуждены по той самой, 58-й статье — за измену родине. Всего же политических было 18 555 человек, остальные — уголовники.

— Средний срок, по нашим грубым подсчётам, двенадцать лет, потому что на десять заключённых приходилось три с пятилетним сроком, три — с десятилетним, два — с пятнадцатилетним и один — с двадцатилетним. В поезде, на котором мы приехали, было 50 вагонов, в каждом вагоне — 75 человек. Получается: 50 х 75 х 12 = 45000 лет. Итак, одним поездом из красной Москвы, столицы нашей социалистической Родины, в Сибирь было доставлено три тысячи семьсот пятьдесят честных людей, невинно осуждённых на сорок пять тысяч лет заключения, — вспоминает заключенный Дмитрий Быстролетов.

Несмотря на суровые условия заполярья, Норильлаг был далеко не самым страшным из сталинских лагерей. Заключенных здесь рассматривали как рабочий инструмент для достижения плана, поэтому администрация стремилась создать относительно сносные условия для работы. Но и здесь хватало жутких историй:

— Наш и другие прибывшие этапы привезли с собой дизентерию, которая быстро распространилась на все жилые бараки. В маленькую больничку попадали счастливчики, мест для всех заболевших не хватало. С наступлением холодов умирать стали как мухи. Покойников не успевали вывозить, гробов не хватало. Трупы складывали штабелем возле торца больничного барака, как дрова. Это было ежедневным зрелищем, которое перестало волновать. Единственное желание — как бы не попасть в эту компанию, — вспоминает бывший узник Норильлага Александр Гаевский.

Самое страшное началось уже после смерти Сталина, когда боящиеся сокращений сотрудники лагерей решили доказать свою необходимость и усилили режим. Норильлаг ответил на это забастовкой заключённых — вохра встретила забастовку массовыми расправами.

Подавили восстание большой кровью. Мужчин расстреливали, а женщин рубили топориками. Тех, про кого было известно, что они принимали участие в организации восстания, под видом безобидного этапа отправляли на материк, а потом на Колыму или во Владимирский централ. Меня к организаторам не отнесли и просто перевели в другой лагерь, — делится воспоминаниями Лев Нетто.

Точное количество погибших в Норильлаге неизвестно, однако, по подсчетам «Мемориала», смертность в лагере в разные годы колебалась от 5 до 14.9 процентов от всего контингента.

Краслаг

Красноярский ИТЛ, он же Краслаг, основанный в 1938 году для использования рабочей силы заключенных на лесозаготовках, располагался в районе Канска. По данным «Мемориала», в 1949 году численность заключенных в нем достигла 30 021 человека, из них 7658 осуждены по политическим статьям. Кроме того, в Краслаге содержалось множество советских немцев, депортированных после начала Великой отечественной.

Работали в две смены по 12 часов. Кормили перловым супом три раза в день по 0,5 литра и 100 граммов овсяной каши, хлеба давали по 600 граммов. Первые месяцы мы, конечно, не выполняли нормы, так как еще не приспособились пилить шпалы, да и лес был мерзлый. А если не выполнил норму выработки — срезали норму питания, и к весне 1942 года люди так сильно отощали, что с трудом доходили до места работы. От голода и холода люди пухли и падали обессиленные, но врачам было запрещено давать освобождения от работы. А те, кто уже не могли ходить, оставались в зоне и их, как отказников, сажали на гауптвахту, где давали только суп и 300 граммов хлеба. Весной, когда стала появляться трава, ее ели, не разбираясь, из-за чего у людей болели желудки, они попадали в стационар и умирали. Хоронили ночью, без гробов, только в ночном белье или голыми в общей могиле, — вспоминает Бруно Шульместер, живший до войны в городе Энгельсе.

Здесь же содержались и депортированные литовцы.

Со мной живет Юркевич, я с ним не лажу, и Фрунски, который был писарем в Колтыпянах, мама его знает с ним живем хорошо получил от жены посылку. Мне угостил. Гене с Лобсек муж 32 лет помер. Ксензд Фрунски, сестра Анна и брат его тож померли. Больше знакомых нет. Я очень рад, что ты сынок хорошо учишся. Лишнiю одежду распродал. Я пока здоров и жив. Бедной маме трудно, но что зделат, она и одежды теплой не имеет. Хорошо, что купила пимы. Я тоже часто вижу Вас во сне. Морозы у нас тоже большие. Мой дальний родственник с Оступ Ковалевский тоже помер, он жил в Ованте, — пишет в письме из лагеря Казис Гайдалас.

Но большую часть составляли все-таки русские. В том же отчете за 1949 год из 30 021 заключенных русских насчитывалось больше половины — 15 894 человека.
Смертность заключенных в Краслаге составляла около 7-8 процентов.

Сибулон

Сибулон, или «Сибирское управление лагерей особого назначения» — это целая россыпь небольших (до 1000 человек) лагерных пунктов, раскинувшихся от Иртыша до Енисея. В Красноярском крае сибулонские зоны находились в окрестностях села Ярцево Енисейского района, а также на реке Кас (приток Енисея). Несмотря на небольшие размеры, в Сибулон были одни из самых жестоких лагерей. Здесь была распространена, например, изуверская казнь с веселым названием «комарики»: раздетого человека привязывали к столбу и оставляли на съедение комарам.

— Был яркий солнечный день, девчонки углубились в тайгу и незаметно вышли на открытое место, где виднелись свежие следы костров, пни от спиленных деревьев, видны были следы на песке — видать, тянули бревна. И вдруг видит 12-летняя девчушка дерево на опушке и. привязанного к нему руками назад обнаженного человека. Все тело его было покрыто струпьями из засохшей крови. Тучей взлетали и садились на него комары, мухи, весь таежный гнус. Человек был еще живой: он приподнял висевшую безвольно на груди голову — должно быть, уловил на слух присутствие людей. Но говорить не мог — только пошевелил плечами, видимо, просил развязать ему руки. Но что могли поделать испуганные девчонки? Стремглав бросились они в сторону и убежали. Дома они всё рассказали взрослым, и перепуганные родители запретили им ходить в сторону реки Сым. Но через какое-то время девочек снова потянуло в то страшное место. Следов присутствия людей там уже не было. Прошли по тропе в сторону. Стая испуганных ворон взлетела впереди. Там они и увидели эту страшную яму. Человеческие тела не присыпаны были даже землей. От ямы шел тяжелый мертвецкий запах, некоторых из девчонок вырвало, — рассказывает ссыльная Екатерина Кияшко.

Эти лагеря были закрыты около 1940 года. Немногих выживших заключённых (около 200) вывезли в Енисейск. В средине 40-х лагеря здесь появились снова, но никаких подробностей об их деятельности нет.

Стройка 503

Стройкой №503, или «Дорогой смерти», называлась стройка железной дороги Салехард-Игарка, в создании которой использовался труд заключенных. Жили осужденные в отдельных лагерях, называвшихся колоннами. Всего от Игарки до Ермаково, по правому берегу Енисея, находилось 6 колонн с заключенными, 7-я располагалась в самой Игарке. В каждой колонне было от 500 до 1500 заключенных, но в некоторые, особо сложные моменты стройки, контингент «усиливался» иногда до 100 000 человек.

Из-за тяжелых условий жизни и не менее тяжелой работы смертность в колоннах была высокой. Кроме того, по воспоминаниям узников, широко практиковались расстрелы провинившихся.
Иди вот в том направлении. Только близко не подходи вот к такому-то месту. Туда нельзя, иначе тебя заберут». Люди знали о том, что это место было местом расстрелов. Вороны, песцы ели человеческое мясо. Так как закапывать — мерзлота, сбрасывали просто под яр Медвежьего лога. Ну, что можно сказать, обстановка была очень суровая. Все это приходилось видеть, слышать и пережить, — вспоминает о месте под названием «Медвежий лог» Андрей Горовенко.

Но и без расстрелов жизнь на 503-й часто была невыносима.
Самые слабые умирали первыми, те, кто не привык к тяжелому физическому труду. Наиболее сильные и умные выдерживали дольше. Сильные умудрялись получше поесть, если 1 или 2 соседних места освобождались из-за умершего, которого еще не похоронили. Лучше поработаешь — получше поешь. Но, чтобы лучше работать, надо хорошо есть. Мне самому тогда снились сцены эротически-людоедские: любовь и голод вернулись к своему биологическому корню и извлекли из глубочайших уголков подсознания кошмарные видения. Я просыпался, обливался потом, ничего не соображая, — вспоминает один из участников стройки.

Читать еще:  Россия приостановила прием организованных тургрупп из Китая в связи со вспышкой коронавируса

Точное количество жертв строительства дороги неизвестно. Дорога так и не заработала, вскоре после смерти Сталина правительство приняло решение о консервации, а затем и ликвидации стройки №503.

Тайна Золотой горы: будут ли установлены жертвы массовых репрессий на Южном Урале?

Со времени политических репрессий 1930-х гг. прошло уже почти сто лет. Но все еще не принято говорить об этих преступлениях открыто, без шепота, без шока и без оглядки. Начиная с 1990 годов предпринимались попытки создания баз данных и книг памяти репрессированных и реабилитированных, но все они далеко не полны. И вот Президент России Владимир Путин поддержал инициативу создания единого общероссийского реестра репрессированных, включая места массовых расстрелов, а также по сохранению таких мест. Что могут и должны означать эти инициативы в региональной оптике?

Согласно представленным учетным данным Наркомами республиканских НКВД и начальниками краевых и областных управлений НКВД, по Челябинской области утверждался следующий план репрессий: по первой категории – 1500 человек, по второй — 4500 человек[1]. 21 сентября 1989 г. были обнародованы цифры, согласно которым в период репрессий было арестовано в Челябинской области 37 041 человек, и 11 592 из них было расстреляно[2]. Карты захоронений Челябинской области нет. Якобы эти сведения хранились в архиве Главного управления исполнения наказаний в городе Копейске, но в 1956 г. сгорели вместе с тюремными карточками политзаключенных.

Одной из первых к этой теме еще в конце 1980-х гг. обратилась челябинский журналист Светлана Миронова. Она рассказывала: «Нам удалось узнать, что захоронения производились, примерно, в 20-ти местах в Челябинске и вблизи него. Тела просто сваливали в шахты и ямы. Место под названием Золотая Гора[3] – это самая масштабная точка захоронений такого рода. Также погребали в рвах на Митрофановском кладбище г. Челябинска, они там до сих пор отчетливо видны».

Раскопки первые и единственные

В 1988 г. была сформирована поисковая группа «Реквием», куда вошла и сама Миронова, и, в основном, студенты исторического факультета Челябинского государственного университета во главе с археологом Григорием Маламудом. Финансировал раскопки челябинский кооператив «Практик-Центр». Геологический трест «ЮжУралТИСИЗ» по архивным данным о золотодобыче и по результатам обследования отвалов шахт Золотой горы составил план бурения для оконтуривания шахт и проверки на наличие органики. Само бурение было проведено в мае-июне 1989 г., и анализ показал наличие костных останков в десяти шахтах. Одиннадцатую так и не исследовали.

14 июня 1989 г. начались раскопки самой крупной шахты в поселке Шершни (Золотая гора) – № 5, которая была в диаметре – 12 метров. Это шахта раннего периода добычи золота. Большая часть обнаруженных там трупов были голыми, без одежды, с огнестрельными ранениями на черепе от пуль и прижизненными штыковыми повреждениями. Это означает, что людей добивали.

Результат раскопок на Золотой горе — останки от 200 до 400 человек (точное количество установить не удалось, так как судебно-медицинская экспертиза не была закончена), большая часть которых – погибшие в период с 1937 по 1940 г. По словам очевидцев раскопок 1989 г., когда вскрывали эти шахты, останки были обнаружены не сразу, а на глубине 2-2,5 метров, уложены они были буквально «штабелями» и залиты негашеной известью.

Нам удалось встретиться с судебно-медицинским экспертом Александром Власовым[4], непосредственно проводившим исследование обнаруженных костных останков. Сейчас он возглавляет одно из самых известных независимых экспертных учреждений в стране. Он лично выезжал на место раскопок в 1989 году, собирал кости, которые потом тщательно исследовались в Бюро медико-социальной экспертизы в Челябинске. Там с помощью различных методов судебно-медицинского анализа пытались определить возраст скелетов, пол, причину смерти и ее давность, а также предполагаемый срок захоронения.

«Все шахты… полностью заполнены костями»?

«Нам пытались внушить идею, что это больничные и невостребованные трупы, к примеру, умерших от туберкулеза, – рассказывает он. – Однако уже сразу было понятно, что такое количество больных негде было взять. К тому же, на 99% черепов имелись огнестрельные ранения по касательной справа вверх от височной области».

Власов лично спускался вниз в первую шахту на глубину 20 метров, дальше не полез, так как деревянные перекрытия прогнили и погружение было опасным для жизни. Однако, по его словам, при попытке спустить вниз груз и измерить примерную глубину стволов, обнаружилось, что она составляет около 100 метров, тогда как в соседних шахтах – чуть более семидесяти. Всего шахт было более десятка, но только в первой проводились археологические работы, и то она не была исследована до конца, а только ее первые пять метров.

«Оттуда были извлечены полностью скелетированные останки с фрагментами одежды и обуви, – рассказывает эксперт. – Кто-то из журналистов и историков говорил, что на некоторых черепах попадались золотые зубы, но это не так, золотого зуба я лично ни одного не видел». По мнению Власова, первая шахта заполнена скелетами до дна, при бурении и на дне обнаруживалась костная пыль.

«Если предположить, что все шахты были полностью заполнены костями, то получаются совершенно безумные цифры. И, если бы это было так, то Золотая гора была бы крупнейшим в мире захоронением, – говорит он. – Но, откуда столько жертв, если в конце 1930 гг. население Челябинской области было всего чуть более миллиона человек, и тогда рождается гипотеза, что везли приговоренных сюда, возможно, отовсюду».

Челябинский краевед Олег Вепрев рассказывает: «Заливали известью эти шахты уже после репрессий – в 1949 году по приказу руководителя города Челябинска, так как зловоние от этих шахт накрывало весь поселок Шершни. Сначала там организовали свалку бытовых отходов, но и она не спасала от страшного запаха. Трупы-то гнили. Для того и надо было что-то придумать. Это практика немецких концлагерей – сначала там на трупы клали бревна и поджигали, потом кто-то придумал их «гасить», чтобы они сгорали под химикатами…Когда начали раскапывать эти шахты, мы буквально «ошалели», в некоторых ямах были дети. У многих трупов кости были переломаны – тазовые, руки и ноги, но, может, это в процессе сваливания трупов в эти глубокие ямы».

Не исключает Вепрев и пыток захороненных на Золотой горе. Однако судебно-медицинский эксперт Власов говорит, что по костным останкам это установить невозможно.

Эксперты не смогли установить, производились ли расстрелы на месте или в шахты уже скидывали трупы. Не было возможности идентифицировать каждого захороненного, так как для этого нужно было иметь, как минимум, сравнительный материал, но и с учетом его наличия сличить такое количество образцов просто нереально. В какое время шахта начала заполняться и с какой интенсивностью – тоже остается загадкой, ведь до первых слоев никто так и не добрался. Вызывает сомнения и уже упомянутый факт, что захоронения могут относиться к периоду Гражданской войны, так как тогда шахты функционировали в полной мере, и в них все еще добывали золото.

Кроме того, при раскопках было обнаружено огромное количество монет, датированных самое ранее – 1931 г. Вероятно, они были в карманах и кошельках расстрелянных. На одной монете номиналом 3 копейки 1936 г. даже имеется, предположительно, скол от пули.

По словам эксперта, давность смерти некоторых останков датирована 1950 г., и именно установление этого факта он считает причиной того, что уголовное дело засекретили, а дальнейшие раскопки прекратили. Послевоенные останки (в том числе детей – мальчиков, примерно, 10-12 лет), заколотых штыками и с проломленными черепами, и вызвали переполох. По рассказам очевидцев, на месте захоронения были найдены и лоскуты шинелей, в том числе и флотских.

Основная часть обнаруженных костей имела огнестрельные ранения головы в правой или левой височно-теменной области. У многих имелись прижизненные повреждения, причиненные штыковыми ранениями – можно предположить, что эти люди при расстреле умерли не сразу, и их добивали. Ни одной гильзы на экспертизу археологами в 1989 г. представлено, по словам Власова, не было. Однако, он утверждает, что, судя по характеру выходного и входного отверстий на черепах, можно сделать однозначный вывод о том, что большинство жертв были расстреляны из револьвера системы «Наган», а раны от штыков на них были, скорее всего, от винтовки Мосина.

Поздняя часть трупов в шахтах, как отмечает эксперт Власов, совершенно точно была в одежде. Известно, что в 1937-1938 гг. арестованных содержали уже не только в Челябинской тюрьме непосредственно, на улице Васенко (ныне УФСБ по Челябинской области), но и в бараках для подследственных, которые строили по всему городу. Например, барак № 17 находился в районе Челябинского тракторного завода на улице Ленина.

Сам процесс экспертизы проходил в непростой обстановке. Правоохранительные органы, сначала дав «добро» на археологические исследования, быстро передумали. Странно, по рассказу эксперта, повело себя и общество «Мемориал», не дав Бюро завершить начатые тогда исследования. «Кости были отсортированы по каждому трупу – собраны или полно, или частично примерно 200 скелетов, которые находились в мешках. Однажды утром мы пришли на работу, а они просто исчезли. Мы сначала подумали, что их вообще украли, а потом вдруг узнали, что их забрали «мемориальцы».

Читать еще:  Владимир Путин заявил о рекордном снижении младенческой смертности

Он также отмечает, что почти сразу после проведенного исследования, ему пришлось уволиться, и вместо него в 1992 г. судебно-медицинские экспертизы в рамках возбужденного уголовного дела подписывал оставшийся эксперт В.В. Новиков, который исследование останков уже не проводил.

Куда исчезли костные останки и улики, оставалось загадкой долгое время. По официальной версии, их передали на хранение в Челябинскую областную прокуратуру, однако это не так. Нам удалось найти человека, который был очевидцем. Пожелав остаться неизвестным, он сообщил, что улики и кости прямо в мешках и коробках были принесены «мемориальцами» на склад Центра историко-культурного наследия Челябинска.

«Часть останков точно захоронили в той новой братской могиле на Золотой горе, где проводил митинг академик Андрей Сахаров[5], – рассказывает он. – А вот некоторые черепа с явными огнестрельными ранениями оставили вместе с уликами. Я не уверен, что все это сохранилось вообще, но вы поищите».

Опрос сотрудников Исторического музея Челябинска, а также Челябинского государственного университета, силами которого проводилось археологическое исследование, ничего не дал. Однако вещественные доказательства удалось найти. Они все еще находятся во временном хранении в Центре историко-культурного наследия Челябинска. Это патроны, гильзы, личные вещи расстрелянных (кошельки, очки, трубки, мундштуки, флакон от женских духов, бутылочка с лекарством, туфли, галоши, задники от валенок и многое другое), зубные и глазные протезы, зубы. Все это до сих пор хранится в таком виде, в котором и было извлечено из шахты. А вот упомянутых черепов или других костных останков там, по сведениям сотрудников, нет.

Сотрудники с неохотой прикасаются к коробкам с вещдоками, да и работать с ними морально тяжело. После завершения работы попросили прислать фото, чтобы уже не перебирать улики, а отдавать заинтересованным их фото. Есть опасение, что через год-два от них вообще может ничего не остаться. А пока в коробках из-под советских конфет сложены части от очков – по подсчетам их не менее 56 пар. Много это или мало? Говорит ли это о масштабности? Каков процент носивших очки в населении? И это лишь первые пять метров одной из шахт.

Еще в одной коробке из-под конфет хорошие фарфоровые зубные протезы в количестве 12 штук и зубы с железными пломбами. И один протез глаза. Но самой главной загадкой стала обнаруженная клипса Nappa со звездой… Такие носили пилоты Люфтваффе.

Отдельный разговор – гильзы, обнаруженные на месте археологических раскопок 1989 г. Мы не могли организовать баллистическую экспертизу, но смогли их измерить и взвесить. Данные были переданы криминалистам. Выяснилось, что лишь одна из гильз – от револьвера системы «Наган», остальные от немецких пистолетов «Вальтер-38», калибра 9 мм, образца 1938 г. и «Браунинг» образца 1910 г., калибра 7,65 мм. Часть обнаруженных патронов винтовочно-карабинные, калибром 7,62 мм, предположительно от винтовки Мосина.

Челябинская областная прокуратура в 1989 г. возбудила уголовное дело по факту обнаружения массового захоронения на Золотой горе, недолгое расследование которого вел следователь А.В. Демин. Однако 5 ноября 1990 г. производство по уголовному делу сначала было приостановлено «за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого», а затем и прекращено в 1993 г. по двум основаниям: «Как возбужденное в отношении умерших» и как «возбужденное в отношении лиц, о которых имеется вступивший в законную силу приговор по тому же обвинению». Важных свидетелей не опросили, места захоронений до конца не установили, как не установили и точное число «потерпевших». Ответственности никто не понес.

В ответ на наш запрос в Челябинскую областную прокуратуру и Следственный комитет нам пришел ответ, что это уголовное дело до сих пор засекречено с мотивировкой «в связи с участием в его расследовании сотрудников КГБ СССР», в ознакомлении с его материалами отказано.

В 1989 г., без сомнения, была проделана важная работа по установлению места массового захоронения в Челябинской области, но при более детальном рассмотрении получается, что работа археологическая, по большей части – бессмысленная и не поддающаяся логике. Археологического отчета нет, есть только обрывочные и противоречащие друг другу воспоминания непосредственных участников раскопок, приукрашенные мифическими деталями. Нет полного описания, вещественные доказательства перемешаны, опись отсутствует. Невозможно определить, к каким костным останкам относятся те или иные предметы. И, самое главное, до сих пор непонятно, кто же все-таки погребен в шахтах Золотой горы под Челябинском.

Очевидно, что все они должны быть исследованы, чтобы доподлинно установить, кто, сколько и за что. Сейчас еще можно это узнать. Между тем в непосредственной близости от этих шахт уже выросли десятки многоэтажных жилых домов, люди гуляют со своими детьми вдоль стометровых ям, до верху заполненных останками убитых людей и радуются жизни. А социальная справедливость так и не восстановлена.

Фото сделаны автором в Центре историко-культурного наследия г. Челябинка, большая часть из них доступна по ссылке

Вековая память: на месте братской могилы в Красноярском крае установят мемориал жертвам Гражданской войны

Бюрократия и право

На месте массового захоронения в селе Кучерово в Красноярском крае поставят памятник жертвам Гражданской войны. Обнаруженные несколько лет назад человеческие останки, предположительно, принадлежат представителям партизанского движения, воевавшим против Белой армии. Местные власти отмечают, что точных данных о том, кто лежал в захоронении, нет. Правоохранительные органы забрали кости на повторную экспертизу.

  • Фрагменты черепа, обнаруженные у села Кучерово
  • © Лилия Енцова

Рассказ RT о случайно обнаруженном на окраине посёлка Кучерово в Красноярском крае и должным образом не исследованном массовом захоронении помог обратить на него внимание местных чиновников.

«Мы выезжали в Кучерово, чтобы проверить информацию о незахороненных останках. Когда сведения подтвердились, мы обратились в правоохранительные органы, которые и забрали кости на экспертизу, — рассказала RT замглавы Нижнеингашского района Римма Крахмалёва. — Сейчас мы не имеем точных данных, кто лежал в этом захоронении. Однако знаем точно, что во время Гражданской войны в деревне и её окрестностях происходили столкновения между колчаковцами и представителями партизанского движения».

В настоящее время все обнаруженные в 2015 году останки находятся в Красноярском краевом бюро судебно-медицинской экспертизы, где проводятся необходимые исследования. Затем кости будут переданы районным властям для перезахоронения.

Через несколько дней после визита представителей районной администрации местный сельсовет принял решение об установке памятника жертвам Гражданской войны на месте захоронения. В решении кучеровского совета депутатов от 25 октября 2018 года (есть в распоряжении RT) указывается, что на эти цели в бюджет муниципалитета на 2019 год заложены 50 тысяч рублей.

Кроме того, на письмо одного из местных жителей с просьбой помочь в разгадке тайны кучеровского захоронения откликнулись в мобилизационном управлении губернатора Красноярского края.

«Информационный материал по захоронению направлен в архивное агентство Красноярского края и главе Нижнеингашского района для проведения работы по поиску соответствующих архивных документов, подтверждающих сведения о проведении массового расстрела и захоронения в годы Гражданской войны в селе Кучерово», — говорится в ответе администрации руководителя региона.

Кучеровская загадка

Таинственное захоронение в Кучерове было обнаружено в сентябре 2015 года. 63-летний пенсионер, в прошлом сотрудник милиции Владимир Ткаченко копал искусственный пруд для хозяйства и наткнулся на человеческие останки. В ходе самостоятельных раскопок он обнаружил несколько десятков костей и три черепа, в которых, по его словам, имелись характерные пулевые отверстия.

О неожиданной находке бывший милиционер тут же сообщил в местную администрацию. Чиновники, в свою очередь, обратились в правоохранительные органы, и через несколько дней в деревню прибыла следственная группа. Продолжать раскопки дальше криминалисты не стали и после непродолжительного осмотра места происшествия увезли часть останков на экспертизу — бóльшая часть осталась лежать в поле на окраине деревни.

В Следственном комитете изъятые кости находились около года, но проведённые исследования не смогли пролить свет на историю этого захоронения. В заключении судмедэкспертов не были указаны ни личности погибших, ни возраст могильника.

Полностью прояснить ситуацию не смогли и местные краеведы. Так, красноярский историк Александр Демидович, написавший книгу о красных партизанах, действовавших против колчаковских войск в окрестностях Кучерова, в беседе с RT рассказал, что за время своей работы в красноярских архивах не встречал документов, зафиксировавших этот эпизод. Тем не менее он предположил, что найденные останки могут принадлежать повстанцам, расстрелянным солдатами Белой армии.

В июле 2016 года исследованные кости были захоронены на кучеровском кладбище под крестом без каких-либо табличек и памятных знаков. Скромность проведённой церемонии возмутила жителей села, убеждённых, что в обнаруженной могиле лежат участники Гражданской войны.

Однако тогда в районной администрации сельчанам объяснили, что оснований для создания мемориала нет, так как экспертам не удалось установить связь захоронения с событиями вековой давности.

Повстанческое движение

Во время Гражданской войны волостное село Кучерово было одним из центров партизанского движения, действовавшего против Русской армии адмирала Александра Колчака. Пробольшевистские отряды захватывали целые районы в глубоком тылу белых и создавали там квазигосударства со своими законами, судами и даже печатными изданиями.

Подобная партизанская республика была создана и в Кучерове в феврале 1919 года. По оценкам Демидовича, в районе села действовали около 400 подпольщиков. Боевой актив этого формирования, участвовавший в диверсиях на пролегающей неподалёку Транссибирской магистрали, состоял из солдат, демобилизовавшихся или дезертировавших с фронтов Первой мировой войны.

Читать еще:  Фонд Андрея Первозванного подготовит молодых социальных лидеров в столичном регионе

С приходом советской власти многие подпольщики вступили в ряды Красной армии. Несмотря на их вклад в борьбу против Колчака, судьбы большинства кучеровских партизан впоследствии сложились трагически. В тридцатые годы, когда по стране прокатилась волна репрессий, советские власти увидели в бывших повстанцах возможных участников крестьянских волнений, разгоревшихся в Сибири во время коллективизации.

Надежда на почести

Спустя три года после обнаружения кучеровского захоронения у этой истории появился шанс на положительный финал. К исследованию могилы подключились специалисты Российского военно-исторического общества. Научный отдел РВИО направил запросы в госархивы Иркутской области и Красноярского края, а также в архивы УФСБ этих регионов в надежде получить информацию, которая может прояснить происхождение останков.

В переписке с RT представители организации сообщили, что на основе ответов на запросы будет подготовлено обращение в Поисковое движение России с предложением организовать экспедицию в Кучерово.

«Сейчас уже появилась надежда, что вся эта эпопея наконец закончится, — не скрывает радости Ткаченко. — Это абсолютно неважно сейчас, на какой стороне воевали погибшие. Все они сражались за будущее России, в которое они верили. Наша задача — добиться того, чтобы их похоронили по-человечески, с почестями, которых они заслужили».

Власти Рубцовска не знают о найденном в городе массовом захоронении репрессированных

Администрация Рубцовска пока не обращает пристального внимания на заявления местного жителя, военного пенсионера Сергея Колчина, который утверждает, что обнаружил в черте города кладбище политрепрессированных. В беседе с корреспондентом «Известий» представители власти сообщили, что никакими официальными сведениями на этот счет не располагают, и заверили, что если бы такое захоронение в городе было, им бы занимались соответствующие органы. Тем не менее активисту за короткий срок удалось отыскать граждан, чьи родственники могли быть захоронены на этом месте, и пенсионер делает все возможное, чтобы получить разрешение на «вскрытие» кладбища.

Журналистам рубцовчанин рассказал, что был кадровым военным, а после службы вернулся в родной город и начал заниматься поисковой деятельностью. К исследованию предполагаемого массового захоронения он приступил чуть больше двух лет назад, поскольку к нему обратилась семья из Петербурга. «Они серьезно занимаются восстановлением своей генеалогии, смогли восстановить свою родословную на 300 лет примерно. Некоторые из их предков были священниками, и еще до революции, при Николае II, их прислали служить сюда, на Алтай. Там были отец и два сына, они здесь остались, и двое из них в 1930-х годах были у нас расстреляны», — пояснил Сергей Колчин.

С его слов, в краевом спецархиве петербуржцам удалось получить официальную справку, подтверждающую эти сведения. В ней было указано, что расстрелянные были захоронены в Рубцовске, но на этом поиски начали буксовать. «Они пришли искать поддержки в нашу церковную епархию, а в церкви меня знали как поисковика. И уже представители епархии вышли на меня и попросили помочь людям найти захоронение — они знали, что я могу это сделать», — рассказал мужчина.

О том, что в районе Рубцовска может существовать такое захоронение, Колчин знал задолго до этого. «Это давнишняя тема. Еще когда мне было лет 12–14, моя бабушка несколько раз повторяла эту историю. Мол, что есть такое страшное место, в котором расстреливали людей», — говорит поисковик. По его словам, в окрестностях города не было ни больших тюрем, ни лагерных пунктов, однако действовало отделение НКВД, при котором был дом заключенного — аналог современного СИЗО. В нем в том числе оказывались арестованные из расположенных в районе сел, а также люди, прибывшие по этапу. Некоторых из них здесь судили, после этого часть заключенных отправлялась дальше, в том числе в сторону Казахстана. Но не все.

Поисковик опирался на помощь оставшихся в живых свидетелей — сначала искал тех ветеранов, кто служил в органах госбезопасности, разговаривал с ними. Одновременно он опрашивал пожилых местных жителей, заставших тот период, однако они опасались указать точное место, где могли происходить расстрелы. «Я долго их уговаривал, обещал полную анонимность, говорил, что никто не будет знать, кто именно и что рассказывал. При этом я же понимаю, что может означать ошибка в таком деле. Поэтому с выводами я не торопился, шел постепенно. И только когда третий человек меня привел на то же место и ткнул пальцем, я туда полез, начал обследовать», — уточнил Сергей Колчин.

Он пояснил, что косвенным доказательством места расстрелов, могли бы стать стреляные гильзы — именно с их поиска началась работа на месте предполагаемого захоронения, но ни одной найти так и не удалось. Зато были другие признаки — характерные для таких мест провалы почвы на 25–30 см, повторяющие форму рвов, которые свидетельствуют о том, что здесь могут быть захоронены люди. Отсутствие гильз при этом Колчин объясняет тем, что расстрелы проводились в другом месте, например на территории домзака.

Тем временем администрация Рубцовска пока не обращает внимания на заявления активиста и не подтверждает его предположения. В то же время городские священнослужители историю Сергея Колчина источнику в целом подтвердили. Они рассказали, что сбором информации, связанной с жертвами репрессий, занимается один из сотрудников епархии, и он же общался с той самой семьей из Петербурга, однако на момент подготовки материала этот человек находился в отпуске.

Сергей Колчин в свою очередь продолжает искать родственников погибших, чтобы с ними просить о содействии чиновников для проведения официального вскрытия захоронения и эксгумации останков. Для поисковика важно изучить их, чтобы окончательно подтвердить, что останки действительно относятся к указанному периоду, а также проверить, была ли смерть насильственной. По словам рубцовчанина, спустя несколько дней после первой публикации на этот счет к нему действительно обратилось несколько человек, которые считают, что члены их семьи могли быть здесь похоронены, но все они живут далеко от Рубцовска. Поэтому активист ждет, что на связь выйдут потомки репрессированных из самого города или окрестных деревень. Не исключено также, что найдется кто-то и в соседнем Казахстане, тем более что семьи многих репрессированных были высланы после их ареста.

Открытым остается вопрос и с собственниками земли. Предполагаемое захоронение расположено за городом, в полях, многие из которых в свое время были нарезаны в частную собственность. Если участок по-прежнему находится в муниципальной собственности, то получать разрешение на проведение раскопок нужно будет у городских властей, а если в частной — то потребуется согласие собственника.

По мнению Сергея Колчина, большинство тех, чьи останки могли быть захоронены под Рубцовском, — крестьяне-единоличники, то есть те, кто имел собственное хозяйство. Причем среди них есть жители не только Алтая, но и Томской и современной Новосибирской области. Как предполагается, они были арестованы в конце 1929 – начале 1930 года, расстреляны весной 1930 года и реабилитированы в конце 1980-х – начале 1990-х годов. «Посмотрите на списки, это ведь в основном зажиточные крестьяне, элита местного предпринимательства. Те, кто своим горбом зарабатывал на этих нескольких коров», — заявил Сергей Колчин.

По его мнению, там же должны находиться и останки людей, осужденных и расстрелянных позднее, в конце 1930-х годов, однако пока подробной информации по этому периоду у поисковика нет. При этом среди связавшихся с ним жителей района были те, у кого на руках имеются документы, подтверждающие факт расстрела, но без указания места. Это, по мнению Сергея Колчина, люди, которые уходили в леса, не дожидаясь возможного ареста. «У нас глухие места, Сибирь, сами понимаете, отъехал на 10 км — и тебя никто не видит и никто не знает. И в тех местах образовалась так называемая банда — казаки, крестьяне, еще кто-то. Это были просто люди, которые ушли в лес и жили там, но до НКВД дошло, конечно, что такие-то и такие-то скрываются в лесу. Туда прислали специальный отряд, который начал их отслеживать», — рассказывает он.

Сергей Колчин предполагает, что такие люди проходили уже не как политические, а как участники всевозможных банд и в списки репрессированных не попали. Их захоронения по-прежнему могут оставаться в окрестностях местных деревень, но даже если такие отдельные захоронения и есть, узнать это наверняка будет затруднительно. «Я эти районы хорошо знаю, там ездишь, разговариваешь с людьми, и они дают какие-то обрывочные сведения — что, мол, уводили в ту сторону, оттуда слышали выстрелы, и все. Но тогда люди молчали, понимаете, а теперь сменилось два-три поколения, связь прервалась, доходят только какие-то слухи», — посетовал он.

Напомним, в начале августа 2019 года стало известно, что поисковики из Рубцовска обнаружили предполагаемое место массового захоронения жертв политических репрессий периода 1928-1931 и 1936-1938 годов. По словам одного из активистов Сергея Колчина, оно располагается в окрестностях города. Теперь перед поисковиками стоит задача отыскать родственников погибших.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector