0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Владимир Легойда: За масками убийц христиан могут скрываться только трусы и палачи

Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Главные новости

Московская Патриархия окажет материальную помощь столичным клирикам

Святейший Патриарх Кирилл возглавил онлайн-совещание Рабочей группы по координации деятельности церковных учреждений в условиях распространения коронавирусной инфекции, викариев Московской епархии, представителей синодальных учреждений и подразделений Московской Патриархии

Святейший Патриарх Кирилл совершил Божественную литургию в день памяти равноапостольных Мефодия и Кирилла

Президент России поздравил Святейшего Патриарха Кирилла с днем тезоименитства

Святейший Патриарх Кирилл совершил Божественную литургию в день памяти святителя Николая Чудотворца

Архив

В.Р. Легойда: Казнь египетских христиан — кульминация безбожия

«Варварским актом» и «кульминацией безбожного мировоззрения» назвал казнь египетских христиан-коптов представителями «Исламского государства» (ИГ) председатель Синодального информационного отдела В.Р. Легойда.

Видео, на котором египетские рыбаки-христиане были обезглавлены боевиками ИГ в Ливии, было размещено экстремистской организацией 15 февраля 2015 года в Интернете.

«Как отметил Святейший Патриарх Кирилл в своем соболезновании, направленном и Патриарху Федору II, и президенту Арабской Республики Египет Абдель Фаттаху ас-Сис, «совершенное экстремистами злодеяние заслуживает всеобщего осуждения. Абсолютное неприятие вызывают попытки радикалов оправдать насилие религиозными мотивами. Путем террора эти слуги сатаны пытаются разрушить веками складывавшийся баланс добрососедских отношений между христианами и мусульманами Ближнего Востока»», — процитировал слова Предстоятеля Русской Православной Церкви Владимир Легойда.

Он подчеркнул, что боевики ИГ «сделали из смерти людей шоу по тем же сценариям, по каким принято делать шоу из всего в мире поп-культуры, против которого якобы выступает этот «теократический» режим».

«Иначе как безбожным этот варварский поступок нельзя назвать, в нем отражается доведенное до предельных значений желание человека жить без Бога и против Бога», — добавил В.Р. Легойда.

По мнению председателя Синодального информационного отдела, «за масками убийц христиан могут скрываться только трусы и палачи, вымещающие свою сатанинскую злобу на тех, кто заведомо неопасен», а декларируя себя противниками неверующего мира, «боевики на самом деле демонстрируют безбожие и гордыню».

В.Р. Легойда отметил, что в Русской Православной Церкви скорбят о невинно убиенных в Ливии, как скорбят о них и все верующие, какого бы вероисповедания они ни были.

«Убежден, скорбят о них все, кто называют себя верующими. Я не знаю ни одного мусульманина, который бы не назвал отвратительным это надругательство над беззащитными людьми», — заключил глава Синодального информационного отдела.

Синодальный информационный отдел/Патриархия.ru

Представитель РПЦ: казнь египетских христиан — кульминация безбожия

МОСКВА, 17 фев — РИА Новости. «Варварским актом» и «кульминацией безбожного мировоззрения» назвал казнь египетских христиан-коптов представителями «Исламского Государства» (ИГ) председатель Синодального информационного отдела (СИНФО) Русской православной церкви Владимир Легойда.

Видео, на котором египетские рыбаки-христиане были обезглавлены боевиками ИГ в Ливии, было размещено экстремисткой организацией в воскресенье в интернете.

«Как отметил Святейший патриарх Кирилл в своем соболезновании, направленном и патриарху Федору II, и президенту Арабской Республики Египет Абдель Фаттаху ас-Сис, «совершенное экстремистами злодеяние заслуживает всеобщего осуждения. Абсолютное неприятие вызывают попытки радикалов оправдать насилие религиозными мотивами. Путем террора эти слуги сатаны пытаются разрушить веками складывавшийся баланс добрососедских отношений между христианами и мусульманами Ближнего Востока»», — процитировал слова предстоятеля РПЦ Владимир Легойда.

Он подчеркнул, что боевики ИГ «сделали из смерти людей шоу по тем же сценариям, по каким принято делать шоу из всего в мире поп-культуры, против которого якобы выступает этот «теократический» режим».

Читать еще:  Выживший при пожаре в ТЦ «Зимняя вишня» обратился в суд с иском на 11 миллионов рублей

«Цель этого сатанинского перфоманса — Бог и Его образ, который попирается в лице несчастных жертв. Иначе как безбожным этот варварский поступок нельзя назвать, в нем отражается доведенное до предельных значений желание человека жить без Бога и против Бога», — заметил представитель Русской православной церкви.

По мнению председателя СИНФО, «за масками убийц христиан могут скрываться только трусы и палачи, вымещающие свою сатанинскую злобу на тех, кто заведомо неопасен», а декларируя себя противниками неверующего мира, «боевики на самом деле демонстрируют безбожие и гордыню».

Владимир Легойда добавил, что в Русской православной церкви так же «скорбят о невинно убиенных в Ливии», как скорбят о них все верующие, какого бы вероисповедания они ни были.

«Убежден, скорбят о них все, кто называют себя верующими. Я не знаю ни одного мусульманина, который бы не назвал отвратительным это надругательство над беззащитными людьми», — заключил представитель Русской православной церкви.

Палач (худ. текст)

Тот день, когда стал палачом, я запомнил плохо. Кажется, мы сидели с другими стражниками-магами в таверне, когда гонец принёс записку от командира. Саму записку я помню. Два слова, впечатавшиеся в бумагу неприятными багровыми чернилами.

Весть об исполнении моей позорной мечты я принял равнодушно.

Работа палача по праву считалась самой гнусной и мерзкой из всех существующих работ. Самих палачей в королевстве было не так уж много, и их люто ненавидели все добропорядочные горожане. Работать ими шли люди без сердца, жестокие или же равнодушные к справедливости и чужим страданиям. Избравшему долю палача вместе с балахоном служителя смерти доставались всеобщее презрение, периодические покушения и попытки мести за родных и близких. Благодаря стараниям горожан некоторые палачи находили свою кончину раньше срока. Оно и понятно — убивали они кого угодно, и детей, и женщин, и стариков, и виноватых, и невинных, на кого укажет стража. А стража не стремилась быть доброй. У этой дрянной работы было только одно достоинство — за неё хорошо платили. Настолько хорошо, что для безродного бедняка вроде меня это была золотая жила.

Первая моя казнь состоялась через два дня после назначения на новую должность. Тогда я усвоил два глупых факта. Первый: чужая кровь липкая, противная, и от попыток смыть её с рук начинает подташнивать. Второй: после убийства человека руки трясутся ещё полчаса. Хоть я и считал свою душу давно погибшей, но даже для неё такая работа оказалась сперва слишком тяжелой.

Потом я привык. Человек ко всему привыкает. Даже к смерти.

Не то что бы мне нужны были все эти фантастические деньги, полагавшиеся королевскому убийце. Ни в бытность уличным воришкой, ни во время службы стражником я никогда не мечтал о богатой жизни. От нынешней роскоши была лишь одна польза — она помогала забыться. Я мог тратить деньги на дорогую выпивку, которую всё равно не отличал от простого пойла, заказывать женщин, парочку из которых мне однажды пришлось казнить, и забивать этими хоть и не постоянными, но частыми гулянками гадкое чувство внутри. Выпивка и шлюхи, старательно скрывавшие собственное ко мне презрение, хоть ненадолго помогали забыть лица убитых мною, иногда преследующие меня под закрытыми веками. Помогали забыть людей, которых я ловил, будучи стражником, и отдавал палачу по долгу службы. Помогали забыть слова старого друга, казненного на площади несколько лет назад. «Делай всё возможное, чтобы спасать людей от палачей. Не позволяй этим монстрам убивать невинных и несчастных. Борись!» Друга казнили за то, что он попытался вытащить из темницы обречённого на смерть старого учителя. Ненужные мне деньги помогали от этих редких приступов вины. Я продолжал работать тем, кого ненавидело всё моё прежнее окружение. Вместо того, чтобы стать борцом, как мой друг, я сам превратился во врага народа. В редкие минуты раздумий я каждый раз приходил к выводу, что выбрал верный путь. Не со всеми вещами можно бороться. Да и кто станет ждать благородства от бывшего вора? Теперь я жил, наконец-то не зная нужды, и убивал тех бедолаг, которых и так казнили бы без меня. Не слишком-то важно, кто приведёт приговор в действие. Смерть одинакова от любой руки.

Читать еще:  Россияне считают нехватку денег главной проблемой в семейной жизни

В своё время мне пришлось очень постараться, чтобы доказать, что я подхожу на роль убийцы. На работу палача берут далеко не каждого — есть тут одна тонкость. Палачом может стать лишь маг, владеющий чарами привязки душ к земле. Редкая магия является обязательным условием вступления на должность и главной причиной ненависти горожан. Кроме самого убийства, обязанность палача состоит в том, чтобы не давать душам «преступников» переродиться в новом теле. На заре времён короли решили, что «гнилые сердца должны исчезать навечно, не имея шанса вернуться для новых гнусных поступков». Поэтому после смерти жертвы палач-маг подхватывает ускользающую суть человека, тень только что жившего существа и помещает её в стеклянный кувшин, вечную темницу для несчастных пленников. Многие приговоренные, зная об этом, пытаются покончить с собой ещё до казни. Потому что несчастная, запертая в сосуде душа всё чувствует. Она не спит, не теряет сознание и продолжает своё полное боли и горя существование в королевской кладовке душ. В каждом городе есть такая кладовка. Привязанная к земле душа уже никогда не сможет спастись, поэтому её в любой момент можно будет допросить, навестить или попросту подразнить. В таких кладовках души обречены на вечные мучения. Потому-то палачей так ненавидят — за жестокую, бесчеловечную форму казни. За три года моей работы меня дважды пытались убить. Оба раза я к собственному безразличию выжил. Покушения не вызывали у меня ни страха, ни злости. Я прекрасно знал, что мне уготована другая смерть, и просто послушно выполнял свою работу в её ожидании. Когда моя гибель подошла ко мне вплотную и дохнула в затылок, я был готов к нашей встрече.

За три года бытности палачом я убил 59 человек. Шестидесятым же приговорённым к казни стал я сам. Редкий случай, когда палач попал на место своих жертв, привлёк множество зрителей. В день казни толпа заполонила всю площадь. На меня злорадно скалились сотни знакомых мне лиц, каждое из которых раньше могло бы попасть под мой нож. Для моего сменщика я стал первым заданием.

Конечно, я знал, что всё будет так, и даже был удивлен, что им потребовалось целых три года, чтобы меня раскусить. Честное слова, я мнил нашу стражу и власть куда более страшной и всезнающей.

Когда меня вводили на помост, я успел спокойно подмигнуть новому палачу. Недоумение на его лице немного развеселило меня напоследок. Теперь настала его очередь вершить чужие судьбы. Я же в последние свои минуты мог только радоваться. Неподходящее обстоятельствам чувство не гасло даже под остриём ритуального кинжала, и я испытывал искреннюю, чистую радость от того, что всё-таки смог одурачить стражу. Моя задумка удалась. Бывший вор в моей душе ликовал от своей удали, а человек — от торжества простого палача над королём.

Смешно было подумать, что все эти три года никто не замечал, что палач не владеет даром привязывать души к земле.

Да, я маг. Я был рожден магом. Я пытался развить свой дар, освоить новые сферы, но всё, чему я научился, это разжигать пламя и создавать иллюзии. Иллюзии у меня выходили лучше некуда — реалистичные, осязаемые, долго держащие форму. Выдать имеемый талант за желаемый для вора ничего не стоило.

Читать еще:  Православная икона Божией Матери замироточила в Париже

Все три года я распихивал по колбам лишь иллюзии душ. Ни одну из 59 жертв я не обрёк на вечные земные мучения. Ни одна из прошедших через меня душ не была остановлена на пути к своему перерождению.

Конечно, этот план был изначально обречен. Глупо было считать, что меня не раскроют. Я и не надеялся на это. Год и человек 20 — вот на что я рассчитывал. Поэтому то, что моя афера так затянулась, удивило даже самого меня.

Когда надо мной заносили тот самый нож, что я так долго вонзал в чужие тела, я впервые за три года улыбнулся. Мне не было жаль. Моя исстрадавшаяся мертвая душа всё равно не смогла бы ничем больше пригодиться этому миру. Она давно отжила своё. Конечно, я был последним болваном, когда решил затеять эту безумную авантюру. Я подписал себе приговор на ближайшую бесконечность лет. И всё равно перед лицом смерти я улыбался и думал, что моя никчемная жизнь стоила того, чтобы спасти 59 человек от собственной незавидной участи.

Палачи: жестокие убийцы или инструмент в руках правосудия

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Публичные казни в прошлом были самым популярным развлечением для толпы. Именно поэтому палач должен исполнять свои обязанности максимально четко. Для этого каты старательно тренировались на муляжах. Отрубить голову одним ударом было не так просто. Только признанные мастера своего дела казнили людей с одного замаха, в противном случае преступники обрекались на дополнительные мучения.

В обязанности палача входила не только казнь, но и предварительные пытки, когда необходимо было получить признание у обвиняемого о содеянном. В XVIII веке приговоренным чаще всего дробили кости. Максимально жертвы выдерживали по 7-8 пыток тисками. Главной задачей палача было не дать обвиняемому умереть под пытками до вынесения приговора. Уже на публичной казни кат довершал начатое дело: он полностью ломал раздробленные кости и колесовал свою жертву.

Вопреки сложившемуся мнению, палачи не надевали маски. Закрытое лицо – это образ, навязанный кинематографом. Никто из родственников казненного не пытался сводить счеты с палачом, т. к. он рассматривался только как орудие правосудия.

В перерывах между казнями палачи могли приторговывать «сувенирами». Алхимики немало платили за отдельные части тела казненного. К тому же, в суеверном Средневековье некоторые полагали, что кости трупа можно использовать как амулет.

Часто случалось так, профессия палача передавалась от отца к сыну. Шарль Анри Сансон был палачом в 7-м поколении. Он провел почти 3000 казней. От его рук пал король Франции Людовик XVI. Поначалу это ремесло вызывало у Шарля Анри отвращение. Он хотел стать врачом, но когда отца разбил паралич, родственники умоляли сына перенять эту профессию, чтобы не остаться без средств к существованию. Как-то, будучи в отставке, Шарль Анри Сансон встретил Наполеона Бонапарта, и тот спросил, может ли палач спать спокойно, отправив на тот свет столько людей. Сансон ответил: «Если короли, диктаторы и императоры спят спокойно, то почему не должен спокойно спать палач?»

Во время французской революции палачи не справлялись с невероятным потоком приговоренных, тогда в 1792 году профессор анатомии Жозеф Игнас Гильотен предложил использовать устройство, которое гораздо эффективнее и быстрее будет лишать людей головы. Не он был изобретателем этой «адской» машины, но ее назвали в честь профессора. С повсеместным использованием гильотины работа палачей значительно упростилась.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector