0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В России защищена вторая диссертация по теологии

Содержание

В России защищена первая кандидатская по теологии: биологи были против

Темой диссертации стал «синтез святителя Филарета»

01.06.2017 в 19:15, просмотров: 14660

1 июня в России произошло знаковое событие: в докторантуре им. Святых Кирилла и Мефодия прошла первая в новейшей истории нашей страны защита диссертации по теологии. По ее итогам теологическое кандидатское удостоверение №1 получит декан богословского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ), протоиерей Павел Хондзинский. Таким образом, к лику наук в нашей стране наряду с такими мирскими и прозаическими предметами, как физика с химией, отныне причисляются и изыскания из области иррационального.

Процесс восстановления теологии (богословия) в славной семье постсоветских отечественных наук был длительным и шел с переменным успехом противников и сторонников возможности существования науки о Боге и божественном откровении.

В отличие от высшего образования, где теология впервые с 1917 года вошла в официальный перечень направлений подготовки уже в 2000 году (на сегодняшний день бакалавров и магистров теологии готовят уже 36 вузов, включая 21 государственный), ее второе пришествие в науку подзатянулось. На протяжении десятилетия Минобрнауки отбивало все попытки представителей православия и других конфессий добиться включения теологии в перечень научных специальностей. А целый ряд ученых активно поддерживали это противодействие чиновников, характерным примером чего стало открытое письмо 2007 года о нарастающей клерикализации российского общества, подписанное девятью академиками РАН во главе с Жоресом Алферовым и Виталием Гинзбургом.

Впрочем, не прошло и года, как другая группа ученых публично выступила за признание теологии отдельной отраслью науки. В итоге, пролавировав еще какое-то время, но все явственнее ощущая нарастающий официальный тренд, министерство сдалось: с 2014 года в российской аспирантуре открылся первый набор на направление «теология», а два года спустя появился «Объединенный диссовет Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, МГУ им. Ломоносова и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте России пo защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата и доктора наук — теология (исторические науки, философские науки)».

В этом совете и прошла нынешняя защита.

Первым соискателем степени кандидата наук нового направления стал декан богословского факультета ПСТГУ Павел Хондзинский. Тема его исследования — «Разрешение проблем русского богословия XVIII века в синтезе святителя Филарета, митрополита Московского» — разбор методологических основ исследования русского богословия XVIII века, уточнил «МК» замдекана по научной работе ПСТГУ Антон Анашкин.

Оба официальных оппонента диссертанта — философы: доктор и кандидат наук. Оно и понятно: религиоведов в нашей стране десятилетиями готовили в рамках специальности «философия». Однако основные претензии к работе высказали не они, а биологи: их стараниями, по некоторым данным, обеспечено до половины отрицательных внешних отзывов из девяти.

Впрочем, позиция специалистов-дарвинистов исхода дела не изменила: «Отрицательные отзывы не несут никакой ценности. Научной ценностью могут обладать только отзывы тех, кто специализируется в анализируемых областях знания», — заявил доктор философских наук из МГУ Валерий Саврей. Да и вообще, есть пять признаков подлинного эксперта, а критики-биологи им не соответствуют, подчеркнул он. В итоге по предложению митрополита Илариона и с единогласного согласия присутствующих дискуссия, не успев толком развернуться, была закрыта. По итогам тайного голосования 21 голос был подан «за», и лишь один бюллетень оказался недействительным. Таким образом, первая отечественная диссертация по теологии фактически получила единогласное одобрение членов Диссовета.

Теперь слово за Высшей аттестационной комиссией (ВАК), которая должна утвердить это решение, а затем присвоить Хондзинскому искомую степень. Но вот что любопытно. Первый официально признанный отечественный ученый-теолог станет кандидатом не теологических наук, а философских, с указанием теологии в скобках: «Кандидат философских наук (теология)». Лишь со временем эта научная квалификация будет обозначаться как «кандидат теологии». А это вызывает ощущение, что, даже признав теологию наукой де-юре, власти не готовы сопрягать эти слова в официальных документах.

Заголовок в газете: Теология пока осталась в скобках
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27408 от 2 июня 2017 Тэги: Общество, Власть Организации: Минобрнауки МГУ Места: Россия

Грамота от Филарета

Светское общественное мнение до сих пор почти уверено, что наука и религия друг друга исключают. Вам при защите кандидатской пришлось пройти через сопротивление?

Протоиерей Павел Хондзинский: Да, сопротивление было, но не по существу текста. Отрицательные отзывы на диссертацию написали. биологи. Но оказались «не в теме», и когда попытались сказать что-то по содержанию диссертации, у них это получалось неудачно.

В основном же полемика была вызвана вопросом «Можно ли богословие считать наукой?». Ведь для того чтобы быть богословом — и я об этом пишу и в диссертации, и в автореферате, — необходим личный опыт веры. Кроме этой обязательной предпосылки богословие как наука на самом деле не сильно отличается от любой другой гуманитарной науки. Да и сама-то установка на личное отношение к изучаемому предмету не чужда другим наукам, особенно связанным с областью искусства. Ведь о каком бы искусстве мы ни говорили, оно не может быть не переживаемо эмоционально. А значит, всякое изучение искусства, любое вынесение оценок по поводу того, прекрасна или неудачна та или иная картина или соната, также предполагает некий личный (эмоциональный) опыт. В богословии то же самое. Отличие только в том, что речь идет не об эстетическом, а о духовном опыте.

Но филолог не обязан писать стихи. А богослов между тем должен верить.

Протоиерей Павел Хондзинский: Да, филолог может не писать стихи, но любить слово он должен — ведь филология и есть «любовь к слову». Потому что если он не любит поэзию, он ничего не поймет в своем предмете. Точно так же, как человек без слуха не сможет заниматься музыковедением. Я же тоже «не пишу стихи», то есть не претендую на то, чтобы стать в один ряд с великими богословами, но исследую созданные ими тексты. Теолог так же занимается анализом, историей, систематизацией текстов, как и другие гуманитарии. Прежде всего, конечно, текстов святых отцов, но не только их.

Вернемся к «атаке биологов» на вашу диссертацию, она была инспирирована?

Протоиерей Павел Хондзинский: «Предварительный сговор» был. Это не то что не знакомые друг другу люди случайно прочитали диссертацию, и вдруг им всем пришло в голову одно и то же. Я знаю, что была сделана рассылка, в которой всех призывали «выступить на борьбу с лженаукой» и, закидав диссертацию отрицательными отзывами, сорвать защиту. Предупреждали: все равно, что писать, главное, чтобы отзыв был отрицательный; стесняться тут нечего.

Читать еще:  Священник убил свою супругу в Подмосковье

Протоиерей Павел Хондзинский: Пришло пять отзывов. Их зачитывали полтора часа. Но в их содержании было много конфуза. Один из авторов отзыва, например, пенял мне, что я не обратил внимания на отрицательное отношение к святителю Филарету, которого в народе якобы звали Филькой, а сочиненной им манифест об освобождении крестьян «филькиной грамотой». Но выражение «филькина грамота» появилось в XVI веке, так Иван Грозный, юродствуя, называл письма митрополита Филиппа (Колычева). А о том, что манифест об освобождении крестьян писал святитель Филарет (Дроздов), никто в народе и не знал, так как манифест был подписан именем государя. Так что вышел анекдот какой-то.

В церковной среде когда кто-то говорит о себе «Я богослов», у него, как правило, с иронией уточняют «Четвертый?». Потому что настоящими богословами считают троих святых отцов — святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. Ну а ко всем остальным относятся скептически.

Протоиерей Павел Хондзинский: Совершенно верно, почему я и подчеркиваю, что мне была присуждена степень кандидата теологии. И хоть теология в буквальном переводе и означает богословие, но я немного различаю эти понятия. Богословие — это все-таки то, что мы еще называем Преданием церкви. Это прежде всего тексты Священного Писания, творения святых отцов, постановления вселенских соборов, и т.д. Вот это все можно назвать «большим» богословием церкви. А научное богословие — теология, — это своего рода «малое» богословие, которое изучает, кодифицирует, систематизирует «большое».

Как вы смотрите на происхождение мира и сочетаете научные гипотезы об этом с церковным взглядом?

Протоиерей Павел Хондзинский: Есть два принципиально отличных взгляда на этот вопрос. Мир создан Богом — из ничего. Или — мир всегда существовал и всегда будет существовать сам по себе. Понятно, что с христианской точки зрения альтернативы для первой точки зрения не существует, но нехристиане могут, конечно, выбрать для себя и вторую. Важно подчеркнуть, что ни та, ни другая не могут быть ни подтверждены, ни опровергнуты научно. Научные гипотезы — не более чем гипотезы, они все время меняются, так что, мне кажется, просто некорректно ставить вопрос о согласовании истин Откровения с гипотезой. Великий физик Нильс Бор заметил, что с помощью достаточно развернутой гипотезы можно объяснить все (при этом, она совсем не обязательно будет соответствовать истине). Конечно, всякий человек имеет право не верить в то, что Откровение — это Откровение, а верить в гипотезы — что ж, по старой немецкой поговорке, каждый умирает сам по себе. Кроме того, библейское повествование о сотворении мира не представляет собой научный трактат, и предъявлять к нему соответствующие требования по меньшей мере странно.

В вопросах о происхождении человека и происхождении языка каким теориям теология отдает предпочтение?

Протоиерей Павел Хондзинский: Точка зрения Откровения — человек не есть простое производное предшествующих форм животной жизни. При его появлении имел место особый Божественный акт. Одним из следствий этого акта и стал дар слова, который святитель Филарет считал чуть ли не важнейшей составляющей образа Божия в человеке.

Многие настаивают: наука есть эксперимент с повторяющимся результатом. В теологии есть такие повторяющиеся результаты?

Протоиерей Павел Хондзинский: Ну все, например, знают, что Моцарт — гениальный композитор. И это точно повторяющийся результат для всех, кто слушает его музыку. Но человеку, которому Моцарт вдруг не понравится, мы никакими экспериментами и их результатами не докажем, что Моцарт — гениальный композитор.

Наука невозможна без открытия? В чем новизна и открытие вашей научной работы?

Протоиерей Павел Хондзинский: Ее новизна состоит в том, что на материале богословского наследия святителя Филарета (Дроздова) я предлагаю другую концепцию развития и значения русской богословской традиции, которая важна, мне кажется, и для сегодняшнего дня. Дело в том, что на так называемый «синодальный период» (XVIII — нач. XX в.) привыкли смотреть скептически, между тем он заслуживает к себе внимания хотя бы по тому, что именно в это время Русская церковь вошла в ситуацию «нового времени», в «эпоху модерна», поставившую перед ней весьма сложные вопросы, часть из которых стоит перед нами и сегодня. Понятно, что эта ситуация транслировалась к нам из Европы, и западное богословие тоже искало ответы на те же вопросы, но вероучительные и ментальные расхождения с Западом не позволяли русскому богословию просто воспользоваться готовыми «рецептами». И значение русских богословов синодальной эпохи в том и состоит, что они сумели найти свое разрешение этих общих для всего христианского мира проблем. В целом же эти проблемы можно, наверно, свести к двум: как возможно сакральное присутствие Церкви в секулярном мире; как возможно совместить личное христианство с исполнением обязанностей гражданина в светском обществе, где отсутствуют формы повседневного христианского быта. То есть как остаться христианином в нехристианском мире, не уходя из мира. Вот святитель Филарет и был одним из тех, кто давал ответы на эти вопросы времени, и сам был велик именно тем, что сумел сохранить глубокую внутреннюю духовную жизнь в окружавшей его светской суете. Удалось же это ему в том числе потому, что на всякое порученное ему дело он смотрел как на свое послушание Христу. Чем не пример для нас?

Как прошла ваша защита?

Протоиерей Павел Хондзинский: В конечном счете все разрешилось благополучно. Диссертационный совет высказался в мою пользу: из 22 голосов 21 голос был подан «за».

Объединенный диссертационный совет по новой научной специальности «теология» приступил к рассмотрению диссертации на соискание степени кандидата философских наук Павла Хондзинского 3 марта 2017 года. Его работа стала первой работой по теологии в России, допущенной к защите государственным диссертационным советом. За неделю до защиты диссертации в соцсетях развернулась горячая дискуссия, но не по теме диссертации, а по факту того, что степень кандидата наук может быть присуждена по специальности «теология». Защита диссертации состоялась 1 июня 2017 года в Общецерковной аспирантуре и докторантуре имени святых Кирилла и Мефодия в Москве.

В январе 2015 года Высшая аттестационная комиссия утвердила теологию в качестве научной дисциплины. Протоиерей Павел Хондзинский защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата философских наук в «Общецерковной аспирантуре и докторантуре имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия». Его научным руководителем был кандидат философских наук, доцент кафедры Религиоведения «Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета» Николай Павлюченков. Официальными оппонентами выступали доктор философских наук, профессор кафедры философской антропологии и общественных коммуникаций Института философии человека Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена Александр Корольков и кандидат философских наук, доцент кафедры политологии, социологии и философии Башкирской академии государственной службы и управления Артем Соловьев.

В России защитили диссертацию по теологии. Это что, наука такая?

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    1 июня в России впервые прошла защита диссертации по теологии. Кандидатскую степерь по теологии получил декан богословского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета протоиерей Павел Хондзинский.

    Главой диссертационного совета по теологии является митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев). Он же заведует кафедрой теологии в Московском инженерно-физическом институте (МИФИ), которая существует там с 2012 года.

    Теология была признана научной специальностью в России осенью 2015 года. В автореферате диссертации Хондзинского было замечено, что метод его исследования основывался «на личностном опыте веры и жизни теолога», что вызвало критику в адрес автора работы.

    Читать еще:  Запрет на курение в Бельгии снизил количество преждевременных родов

    Можно ли считать такие методы научными, а саму теологию наукой, мы обсудили с российскими учеными.

    Михаил Гельфанд, доктор биологических наук, член Высшей аттестационной комиссии (ВАК) при минобрнауки России:

    Давайте говорить не «теология», а «богословие». Зачем нам эти западные слова? Я спрашивал у разных людей — мне никто разницу между теологией и богословием не объяснил. В том числе, я спрашивал и на президиуме ВАК, где это утверждалось. Совсем недавно в очень срочном порядке на заседании секции президиума ВАК по естественным и техническим наукам было принято решение, что степени присуждаются не по теологии, а именно по теологическим наукам. Меня там не было, это не моя секция, но по отзывам коллег, это решение было продавлено руководством ВАК.

    Здесь возникает вопрос — что называть теологией? Существуют же разделы филологии, которые изучают, в том числе, и тексты, которые являются для кого-то священными. Есть разделы истории, источниковедения, которые изучают эти же тексты. Насколько я понимаю, богословие изучает бога. И в этом смысле наукой, по-видимому, являться не может. В этой диссертации, которую мы обсуждаем, отмечались в качестве научного метода личные религиозные переживания автора. Я привык считать, что наука не основывается на личном опыте жизни и веры. Даже гуманитарные науки основываются на каких-то других посылах, они имеют объективные критерии. В этом смысле я не могу признать, что богословие является наукой.

    То, что, например, в МИФИ существует кафедра теологии — это клиническое безобразие. Вообще, конечно, вопрос совместимости богословия с естественными науками — это так называемый moot point. Это вещи, которые лежат в разных плоскостях.

    Говорят, что защищенная диссертация хороша с содержательной точки зрения. Очень может быть, но тогда ее нужно было бы защищать по какой-нибудь другой специальности: по филологии, философии, истории, например. Есть, кстати, и очень хорошая специальность — «религиоведение».

    Григорий Юдин, профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук:

    Теология безусловно является тем, что в науке называется рациональным дискурсом. Это значит, что в теологии возможна рациональная аргументация, используя которую, исследователи могут прийти к абсолютно одинаковым выводам независимо от их личной позиции, например, независимо от того, во что они верят, что считают хорошим или плохим и так далее. Этого, в принципе, абсолютно достаточно для того, чтобы сформировалась сфера научного знания.

    Вопрос о том, что является наукой, а что не является ей — это вопрос гораздо более сложный, им давно занимаются философы науки. Было бы очень странно выносить по этому поводу финальные суждения и на основании этого проводить какую-то бюрократическую процедуру, например, решать, по каким направлениям присуждать степень, а по каким — нет. К слову, у философов науки могут быть сомнения и по поводу гораздо более конвенциональных дисциплин, чем теология.

    Что касается того, что теология вошла в какой-то там ВАКовский список, я думаю, что противники теологии могут в этом смысле быть более-менее спокойны. В связи с недавно объявленной реформой научных кадров, ВАК, будем надеяться, доживает свои последние дни. И поэтому мы в скором времени вполне спокойно сможем существовать в ситуации, когда те, кто не считает теологию — или, например, физику — наукой, могут и дальше ее не считать таковой, а по ней все равно будет присуждаться степень.

    В общем, каждый сможет заниматься своим делом. А вот желание сохранить инфраструктуру, которая будет в административном порядке решать вопросы из области философии науки и рассказывать, что является наукой, а что — нет, — это, конечно, некоторый бюрократический раж и стремление расширить контроль над ресурсами. К науке это, конечно, не имеет никакого отношения.

    Я не читал работу, которую вчера защитили, но могу сказать, что формулировка, что ее метод был основан «на личностном опыте веры и жизни теолога», абсолютно ненаучна и действительно ставит под сомнение место этой диссертации в науке. В этой конкретной части я абсолютно согласен с критиками. Но надо понимать, что эта формулировка была приведена в автореферате диссертации. В автореферате любой исследователь вынужден имитировать какие-то странные принципы, которые пришли из, судя по всему, технических наук. Поэтому есть масса работ, в которых автореферат написан плохо.

    Написать автореферат хорошо — значит написать его казенным, бюрократическим языком. Я, конечно, думаю, что это была неудачная формулировка. И коллеги, которые устраивали эту первую защиту по теологии в России, могли бы позаботиться о том, чтобы не было такого рода сложностей и провокаций. Но я совершенно точно не считаю, что на основании неудачной формулировки или даже ошибки в документе, который не имеет никакого отношения к науке, ведь автореферат — это чисто бюрократический документ, можно судить о научности всей работы.

    Надо понимать, что по теологии обязательно будут защищаться неудачные диссертации. Более того, я вам расскажу страшный секрет: 99% диссертаций, которые будут защищаться по теологии, будут довольно неудачны. Это связано с общим состоянием гуманитарного научного знания в России. По всем дисциплинам, которые существуют, примерно 90% работ, которые защищаются, конечно, неудачны и по ним можно предъявлять всякие разные претензии, в том числе и о сомнительном научном статусе. Теология здесь не будет никаким исключением. Но это не проблема теологии как таковой, это проблема тоскливого состояния гуманитарного научного знания в России.

    Андрей Десницкий, библеист, профессор РАН:

    Как всегда, ситуация непростая. Здесь можно говорить о нескольких моментах. Первое: руководство РПЦ хочет максимально утвердиться в тех сферах, в которых оно до сих пор не имело влияния. Но это на внешнем уровне.

    Второе, о чем как раз говорят представители РПЦ в защиту того новшества, что теология у нас теперь наука, — что так везде на Западе. Действительно, это традиционная схема, но она связана, прежде всего, с тем, что в западных университетах было обычно несколько факультетов в самом начале, и из них одним был теологический. Собственно, другими двумя были медицина и юриспруденция. Медицина — тело человека, юриспруденция — это общество, а теология или богословие — это про мироздание и отношения человека с некой высшей реальностью. Все очень логично. Причем, потом теология распадалась на самые разные дисциплины — от математики до философии.

    В русской академической школе не было богословских факультетов, были философские. Например, в МГУ был философский факультет, который потом поделился на историко-филологический и математический. Звучит, может быть, немного смешно для нас сегодняшних, но все логично: философия или теология описывают мир в целом, а дальше по мере уточнения знаний и выделения отдельных специальностей часть идет по гуманитарной части — то есть филология и история, — а часть по математической.

    Я сам когда-то учился на теологическом факультете в Амстердаме. В Западной Европе это некая дань традиции. И то сейчас об этом думают, как, может быть, о чем-то вроде английского королевского двора. То есть это красиво и это всем нравится, как бы давайте оставим, но не будет придавать этому большого значения.

    Третья вещь, о которой можно здесь говорить, следующая. Я, на самом деле, горячий сторонник того, чтобы теологические факультеты и защиты диссертаций по теологии были. Но, может быть, не совсем такого рода. Потому что у нас сейчас идет такая явная клерикализация общества. Достаточно посмотреть любое собрание: от исторического клуба до какого-нибудь экономического форума. Везде присутствуют священнослужители, и они тихонечко занимают то место, которое занимал идеологический отдел в любой коммунистической структуре в советское время. То есть ничего самостоятельного не говорят, но как бы все это еще и покрывают некоторым идеологическим флером. И это не здорово, это мне совсем не нравится.

    Читать еще:  «Детская деревня» в Забайкалье: Улажен ли конфликт?

    В то же время существует огромное количество вопросов, которые по своей сути относятся к теологии и которыми люди задаются: в чем смысл жизни? Как человек соотносится с мирозданием? Это философия, но теологию можно назвать частным случаем философии, основанным на вере в бога. Как есть, например, математика, а есть алгебра — частный случай математики. В школе, тем не менее, изучают алгебру отдельно.

    Точно так же теология — частный случай философии, и она очень востребована у нас. Действительно востребована. Люди этим крайне мало занимаются. У нас есть религиоведение, оно описывает внешне религию. У нас есть, безусловно, культурология, история, та же самая философия, но это все — взгляд извне. Теология — то же самое, но взгляд изнутри. И вот судя по этой первой защите, у нас начинается не просто взгляд изнутри, а взгляд такой сугубо конфессиональный. Православный диссертационный совет рассматривает диссертацию православного теолога о православном святом. Замечательно. А потом, наверное, создадут мусульманский, иудейский, буддийский диссертационный совет. Уж не знаю, распространится ли это на другие конфессии, кроме наших четырех первенствующих. Ну, и в буддийском диссертационном совете буддист будет рассматривать жизнь какого-то буддийского святого. Но это не наука. Это интересно, это нужно. Но это каталогизация фактов.

    Наука начинается там, где есть научная проблема. И я могу назвать множество научных проблем, связанных с теологией, с религией, с взглядом изнутри. Они будут обсуждаться в научном поле, если будет хотя бы относительная непредвзятость, хотя бы относительная конкурентность. Это свойство науки. Понятно, что они никогда не бывают стопроцентными. Но если задача для православного или буддийского диссертанта доказать православному или буддийскому диссертационному совету, что православие или буддизм есть правильная религия, здесь нет научной проблемы. Здесь есть декларация верности и, может быть, некоторая каталогизация наследия.

    А вот если мы, например, ставим такой вопрос, который очень близок мне, — я занимаюсь больше всего Библией, — как человек XXI века, верующий в бога, может относиться к библейским текстам, написанным в глубокой архаике, где очень многое выглядит совсем не так, как мы привыкли видеть, — вот это проблема, безусловно, актуальная. На нее могут попытаться ответить одновременно и буддист, и православный, и протестант, и мусульманин, и атеист, потому что его это тоже интересует. И вот когда они начнут на эти темы размышлять, что на Западе в огромной степени и происходит на богословских факультетах, тогда может появиться действительно некоторая очень важная и нужная нам академическая наука теология, и она может действительно быть научной. Вот пока не понятно, будет ли она.

    Понятно, что от первой диссертации трудно ждать чего-то кардинально нового, каких-то прорывов. Но я боюсь, что пока вот выбран путь «а давайте четыре главенствующие конфессии будут просто, грубо говоря, оформлять государственные дипломы для такого типичного образования, как семинария, медресе, дацан или иешива». Вот всегда изучали религию священнослужители для того, чтобы правильно ответить на вопросы верующих, правильно произвести все обряды. Вот теперь это то же самое, только с государственным дипломом. В этом я смысла не вижу.

    Но как всегда в таких сложных ситуациях, может быть одна затея у тех, кто начинает, и совершенно другой результат на выходе. На что я, может быть, надеюсь, — что получится не дацан, иешива, семинария с государственным дипломом, а получится, может быть, именно диалог людей с разными исходными точками зрения и, в конце концов, диссертационный совет с представителями разных школ. Не бывает так, чтобы в диссертационном совете (я сам состою в одном) были носители только одной идеи. Там обязательно должна присутствовать разноголосица. Иначе это просто бессмысленно.

    В России защищена вторая диссертация по теологии

    Доплата за классное руководство: как оценить 24 часа «боевой готовности»?

    Средняя зарплата учителя в России. Часть 2: «Где живут самые бедные педагоги?»

    Средняя зарплата учителя в России. Часть 1: «Где живут самые богатые педагоги?»

    Опрос

    Ожидаете ли вы проблем с отпуском из-за переноса сроков ЕГЭ и летней оздоровительной кампании?

    Да, планы уже пришлось изменить

    Пока ситуация неопределенная, жду ясности

    Нет, выхожу в отпуск по плану

    Всего проголосовало: 58

    Текущий номер

    По-настоящему ценишь только ту победу, которая досталась в борьбе

    номер 21, от 26 мая 2020

    Читайте в следующем номере «Учительской газеты»

    Миллион не поможет. Президентская программа «Земский учитель» требует серьезных и неотложных содержательных корректировок, убежден доктор педагогических наук, академик РАО Анатолий Цирульников. Он напоминает, что за 15-20 лет на селе было ликвидировано около 20 тысяч (!) малокомплектных школ, что стало одной из главных причин исчезновения с карты страны 20 тысяч деревень.

    Домашние задания сегодня чаще раздражают или угнетают школьников, считает учитель географии Иван Колечкин. Нередко детям на дом дается то, что учитель не успел дать на уроке. Бывает, задания сваливаются на родителей – например, это касается «детских проектов». Наконец, часто ученики просто перегружены. По мнению педагога, нужно искать подходы к тому, чтобы уроки на дом были эффективными и мотивирующими.

    Как заинтересовать детей физикой? Далеко не секрет, что не все школьники изучают ее с удовольствием, многим она кажется скучной и занудной дисциплиной. Может, стоит преподносить предмет по-другому? Своим видением на этот счет делится Алексей Иванченко – инженер-конструктор, физик-экспериментатор, изобретатель, член Ассоциации каскадеров России и ведущий телешоу «Просто физика» на канале «Наука».

    Народный артист России, автор музыки ко многим легендарным фильмам, среди которых «Карнавал», «Мэри Поппинс, до свидания!» и «Три мушкетера», Максим Дунаевский – ровесник Великой Победы. В этом году ему исполнилось 75, но многие могут позавидовать его красоте, энергии и востребованности. В эксклюзивном интервью «Учительской газете» композитор рассуждает о музыкальном уровне в стране и рассказывает о своих преподавателях.

    Наши приложения

    В РФ защищена вторая диссертация по теологии

    Решение присудить соискателю ученую степень кандидата теологии было принято диссертационным советом единогласно по результатам тайного голосования.

    Константин Неклюдов – преподаватель кафедры библеистики Московской духовной академии. В 1989 году окончил Московский авиационно-технологический институт, в 1997 году – богословский факультет Университета г. Галле (Германия). С января 1999 года – ведущий редактор редакции Священного Писания Церковно-научного центра «Православная энциклопедия». Читает лекции в Московской духовной академии и Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете по истории библейской критики Нового Завета.

    Напомним, в октябре 2015 года президиум Высшей аттестационной комиссии при Минобрнауки России одобрил паспорт научной специальности «теология». После этого стало возможным формирование первого диссертационного совета по теологии. Его создали на базе МГУ, РАНХиГС, Общецерковной аспирантуры и докторантуры и Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Кроме того, был создан экспертный совет ВАК по теологии. В него вошли более 50 светских ученых. Первую в России диссертацию по теологии защитил протоиерей Павел Хондзинский в 2017 году.

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector