0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Питерские ученые изобрели универсальную вакцину против гриппа

Ученые создали универсальную вакцину от самых опасных видов гриппа

МОСКВА, 24 янв — РИА Новости. Американские молекулярные биологи создали и успешно проверили на мышах экспериментальную нановакцину от фактически всех штаммов вируса гриппа типа А, вызывающих самые серьезные эпидемии, говорится в статье, опубликованной в журнале Nature Communications.

Ежегодно эпидемии гриппа уносят жизни многих тысяч человек. Борьба с заболеванием осложняется тем, что у этого вируса есть три разновидности — А, В и С, поэтому довольно сложно предсказать, какой именно вид получит наибольшее распространение в этом или следующем году. Кроме того, вакцинация позволяет выработать иммунитет лишь к одному или нескольким штаммам.

Наиболее опасны вирусы, относящиеся к типу А. Его разновидности делятся на группы А1 и А2 в зависимости от состава белковой оболочки, определяющей механизм заражения клеток организма-хозяина. К первой группе относится вирус свиного, ко второй — птичьего гриппа.

В каждой группе вирусы могут серьезно отличаться по устройству, поэтому организму, как и производителям вакцин, приходится приспосабливаться к новым штаммам каждый год. Благодаря вакцинам и тому, что люди вырабатывают иммунитет к » актуальной версии» вируса, в природе возник своеобразный круговорот штаммов гриппа, что вынуждает ученых каждый год создавать новые прививки.

Дэн и его коллеги сделали первый серьезный шаг к получению универсальной вакцины, помогающей иммунитету защищаться от всех вирусов типа А. Для этого они создали наночастицы, состоящие из нескольких слоев жира и фрагментов гемагглютинина — белковой брони вируса, играющей ключевую роль в его прикреплении к клеткам легких.

Эти обломки белка, как отмечает Дэн, располагались в наночастицах так, что постепенно высвобождались и попадали в кровоток после того, как вакцину вводили в тело животного или человека. При этом по форме они были аналогичны частям «живого» вируса. Благодаря этому иммунитет постепенно учится распознавать ключевые участки в структуре гемагглютинина и нейтрализовать их даже в том случае, если доступ к ним затруднен.

Работу этой нановакцины ученые проверили на мышах и хорьках, которых попытались заразить летальными дозами сразу четырех штаммов вируса — птичьего гриппа H3N2, H7N9 и H5N1, а также свиного H1N1. Во всех случаях животные выжили и не имели серьезных проблем со здоровьем. Это стало первым индикатором того, что данная вакцина действительно претендует на универсальность.

В ближайшее время, как надеются биологи, они получат разрешение на проведение клинических испытаний на других животных, а также на добровольцах, что позволит вакцине стать частью арсенала врачей уже в ближайшие несколько лет.

Питерские ученые разработали универсальную вакцину от гриппа

Архивный материал от 21.01.2016г.

Ученые из Санкт-Петербургского НИИ гриппа завершили доклинические испытания новой универсальной вакцины от гриппа.

Инновационный препарат, по словам разработчиков, должен стать более высокотехнологичным и эффективным для противодействия всех видов гриппа, чем сезонные вакцины. Целью его создания является снижение ущерба от пандемий, а также предотвращение вакцинозависимости у детей, – сообщает ТАСС.

Доклинические испытания проводились на крысах, мышах и хорьках. У последних заболевание гриппом проходит также как у человека. Сейчас ученые уже готовы дат старт набору добровольцев для клинических испытаний на людях. Для этого потребуется еще 2-3 года и порядка 30-40 миллионов рублей.

Смешно сказано, универсальная вакцина от гриппа. Был бы ещё вирус универсальный. За 2-3 года испытания вакцины на человеке, вирус изменится под сотню раз. Иногда полезно смотреть канал наука2.0. Все возможные бактерии и вирусы живут гораздо дольше человечества на земле, и ни что их не уничтожит, только повлияет на мутацию.

вы либо умнее, компетентнее питерских ученых, либо второе, что бы такие коменты писать.

тем не менее тиф, оспа, чума и многие другие вирусные болезни побеждены. и в том числе благодаря вакцинам. разработка лекарств от реальных заболеваний, а не выдуманных это всегда хорошо.

Если считать умете, то посчитайте сколько новых вирусных заболеваний на сей момент, а это ни что иное как отголоски прошлого. Забыли про эболу. Во времена когда лютовала оспа и чума, и уровень социальный был другой. Вакцина от чумы и оспы была конкретного направления, а не универсальная от всего гриппа как сейчас втюхать хотят.

не умею. представьте список. а эболе уже сто лет в обед и она вполне себе лечится.

Читать еще:  Лишь около 20% смертельно больных россиян получают эффективное обезболивание

Зачем с тобой спорить, я ему про Ерему а он про Фому. Это тебе похоже сто лет в обед. Никто и не говорит, что не лечится. Речь о видоизменении и модификации вируса, но не о полной победе. Нет ну если хочешь, то можешь вызываться добровольцем и протестить новую вак- ну от гриппера, и дай бог тебе здоровья.

Инфекции побеждает не вакцинация ,а ГИГИЕНА. Зная путь передачи — предотвращают пандемию. Почему прекратились эпидемии холеры в Поволжье? Воду кипятить начали. всё гениальное — просто.

а то что в стране опасная эпидемия спида ,об этом ни кто не говорит ,официальная цифра миллион ,а неофициальная больше,это когда в странах европы эта болезнь сократилась в десятки раз. зато правительство назвала главу федерального центра по борьбе со спидом «антироссийским агентом»»»вот такая борьба у нас с этим заболеванием,и читать про вакцины уже смешно.

Столетняя война: история вакцин против гриппа

Mary Evans/Getty Images

Испанка и испанец

Пандемия гриппа-испанки в 1918–1919 годах не была ни первой, ни последней в истории, зато оказалась самой смертоносной. Вспышка заболевания по всему миру унесла до 50–100 миллионов жизней — больше, чем Первая мировая война, на конец которой она пришлась. У большинства зараженных вирусом быстро развивалась тяжелая пневмония, не поддающаяся лечению. Требовались отдельные эшелоны, чтобы вывозить из фронтовых госпиталей жертв болезни. Неуловимая хворь забирала молодежь, практически не трогая 50–60-летних. Тогда врачи еще не знали, что старшее поколение обладало иммунитетом, так как успело переболеть схожими штаммами вируса.

Карикатура изображает грипп в образе неаполитанского солдата. Такое прозвище закрепилось за болезнью в Испании после того, как либретто «Неаполитанский солдат» сравнили с ней по заразительности. Главный герой оперетты «Песня забывающих» с этой мелодией был классическим донжуаном, и потому испанский персонаж Дон Жуан дал испанке второе имя

Lorenzo Aguirre/El Fígaro

До сих пор никто не знает, где началась эпидемия, хотя предположительно это случилось в маленьком городке Этапль на французском берегу Ла-Манша. В конце 1917 года там был разбит огромный лагерь союзных войск (Антанты), через который в день проходило 100 тысяч солдат. Именно там врачи начали сообщать о случаях смертельного заболевания. Туда же привозили скот и лошадей, привозили птицу. Согласно гипотезе британского вирусолога Джона Оксфорда, смертоносная испанка родилась при смешении штаммов гриппа домашних животных с «человеческими», а огромная проходимость лагеря сыграла роль в распространении болезни.

Испанские биологи безуспешно борются со злодеем-вирусом, 1918

Lluis Bagaria/El Sol

По другим версиям, смертельный штамм мог появиться в Китае или даже США. Но как бы то ни было, грипп разлетелся по континентам за считанные месяцы, а врачи оставались бессильны. Хуже того, некоторые пациенты гибли от лечения, например от передозировки аспирином. Единственным хоть сколько-нибудь успешным средством оказалось переливание крови от выздоровевших, что дало медикам надежду на создание сыворотки или вакцины.

Больные хорьки и помощь из-за океана

Пандемия, унесшая жизни 3–5% населения планеты, подстегнула исследования, и уже в 1933 году впервые обнаружили виновника болезни. Открытие Патрика Лэйдло, Уилсона Смита и Кристофера Эндрюса пришлось на новый всплеск заболеваемости. Ученые не нашли в смывах из горла пациента никаких бактерий, однако эти смывы все еще содержали инфекционный агент, и ими можно было заразить лабораторных животных. Эксперименты на 64 хорьках помогли доказать, что ученые имеют дело с вирусом.

В 1934 году хорьков заменили мышами, а для размножения вируса стали использовать куриные эмбрионы. Чуть позже, в 1936-м, к работе подключился шеффилдский профессор Чарльз Стюарт-Харрис (в будущем — научный руководитель вышеупомянутого Джона Оксфорда), который объяснил различия между гриппом и простудой и помог коллегам в разработке первых экспериментальных вакцин. Он же стал автором классических учебников по вирусологии. Со временем британский Национальный институт медицинских исследований, где работали эти ученые, переключился на проблемы гриппа, но это подстегнуло прогресс и в других медицинских областях. Работая в этом институте с гриппом, будущие лауреаты Нобелевской премии Алик Айзекс и Жан Линдеман в 1957 году обнаружили интерфероны — белки, играющие важнейшую роль в иммунном ответе.

В СССР первые вакцины появились даже немного раньше. Руководил исследованиями Анатолий Смородинцев, в те годы работавший заведующим отделом бактериологии в Ленинградском институте эпидемиологии и бактериологии имени Луи Пастера. В 1936–1938 годах он разработал первую одновалентную (основанную на одном штамме) вакцину. Cоветские ученые взяли за основу «живые» ослабленные вирусы, а не их фрагменты. И хотя живые вакцины не обошлись без недостатков (частых побочных эффектов и осложнений), они стали большим шагом вперед.

Читать еще:  Ученые связали ухудшение интеллекта детей с домашним насилием над матерью во время беременности

Но выпустить вакцину от гриппа оказалось не так просто: тогда ученые еще не знали, что вирус быстро мутирует, ускользая от атак иммунитета. В 1940 году Томас Фрэнсис из Рокфеллеровского института в США нашел новый вирус, который вызывал очень похожие на грипп симптомы, но не реагировал на антитела, которые были специально разработаны для противостояния гриппу, выделенному британскими учеными в 1933 году. На поверку вирус оказался новым штаммом, пополнив недавно разработанную вирусологами классификацию, а Фрэнсис занялся полиомиелитом и через четырнадцать лет после этого открытия уже организовывал клинические испытания вакцины Солка. Грипп тоже перестал быть неуловимым: в 1945 году первая вакцина против него была одобрена для американской армии, а в 1946-м — и для гражданского населения.

Империя наносит ответный удар

Но до конца борьбы было еще далеко. В 1957 году Морис Хиллеман, известный американский вирусолог, поучаствовавший в разработке более 40 вакцин, и его коллеги-медики из Минобороны США обнаружили новый вирус гриппа, который вызвал пандемию, начавшуюся со вспышки в Гонконге. Вирус совсем не боялся антител против новых штаммов, зато люди, которые пережили пандемию гриппа 1889–1890 годов, проявляли к нему устойчивость, а в их крови нашли антитела, реагирующие на вирус. В кратчайшие сроки, работая по 14 часов в сутки, Хиллеман понял, какие белки помогают вирусу избегать внимания иммунитета, разработал вакцину, подходящую для нового штамма, и убедил производителей изготовить сорок миллионов доз.

За два года по всему миру от нового штамма погибло два миллиона человек, но в США смертей было всего 69 тысяч, тогда как без помощи Хиллемана, по некоторым оценкам, только число жертв в США достигло бы миллиона. В 1968 году Хиллеману доставили из Гонконга еще один новый штамм гриппа типа A2 (знаменитый «гонконгский грипп»). Чтобы изучить его и произвести девять миллионов доз вакцины, у исследователя ушло четыре месяца, и сотни тысяч жизней удалось спасти. Однако азиатов эпидемия десятилетней давности контролировать распространение вирусов не научила. Новая вспышка быстро распространилась по Вьетнаму и Сингапуру, затем перекинулась на Индию, Филиппины, Австралию и Европу, а в США прибыла вместе с возвращавшимися домой солдатами. В одном только Гонконге заболело полмиллиона человек (15% населения).

Тот же самый вирус возвращался в конце 1969, в 1970 и 1972 годах, но благодаря вакцинации, спасавшим от вторичных бактериальный инфекций антибиотикам и формированию иммунитета среди выживших в предыдущие пандемии настолько разрушительных последствий не вызывал. Однако угроза новых пандемий нависала над планетой еще не раз. В 1977–1978 годах опасный штамм обнаружился в России, но уже в следующем году новая вакцина содержала его белки, чтобы не дать вирусу распространиться. Врасплох застали человечество вспышки птичьего и свиного гриппа в первое десятилетие XXI века.

Что не так с “универсальной” вакциной от гриппа

Теоретически универсальную вакцину от гриппа сделать всё-таки можно. Фото: Роман ИГНАТЬЕВ

В начале ноября в престижном научном журнале Scientific Reports вышла статья, посвященная разработке универсальной вакцины от гриппа. Ее авторы утверждают, что их разработка защитила мышей от доз вируса, в разы превышающих смертельные. Это не первое сообщение о “волшебной пилюле” против самого распространенного сезонного заболевания. Вести об очередной универсальной вакцине появляются с завидным постоянством. А вот реальна ли вообще такая разработка?

Не дай гриппу прилипнуть

Прежде всего надо понять, против чего бороться. Вирус гриппа попадает в дыхательные пути и там же закрепляется. “Ловить” его внутри клеток сложно. И вот почему: сами вирусы, в отличие от бактерий, не имеют клеточного строения. Внутри их частиц, покрытых белковой оболочкой, как правило, только нуклеиновые кислоты (ДНК). Нет специфических средств, которые могли бы, проникнув в клетку, уничтожить только вирусную нуклеиновую кислоту и не тронуть “родные”. Поэтому преступника надо поймать до того, как он окажется внутри жертвы.

И это возможно. На поверхности вирусной частицы есть белок под названием гемагглютинин. Он сливается с сиаловыми кислотами — веществами на поверхности клеток эпителия дыхательных путей. Если эту реакцию предотвратить, вирус гриппа не сможет попасть в клетку. Разновидности вируса гриппа отличаются главным образом структурой своих гемагглютининов.

Иммунную систему можно настроить так, что она будет распознавать гемагглютинины вируса гриппа и посылать к ним разрушающие их клетки. Собственно, на этом принципе и построены все стандартные вакцины против гриппа. Они представляют собой дезактивированные вирусы с гемагглютининами, которые, по прогнозам, будут часто встречаться в наступающем сезоне эпидемий. Но есть одна проблема. Гены, кодирующие гемагглютинины, постоянно мутируют. Следовательно, меняется структура соответствующих белков. Поэтому вакцины не обеспечивают стопроцентной защиты от инфекции.

Читать еще:  Дело врачей Сушкевич и Белой рассмотрят присяжные

“Универсальный” не равно “абсолютный”

Теоретически универсальную вакцину сделать всё-таки можно. Молекулы гемагглютинина большие, и кодирующие их гены тоже. В них есть участки, которые мутируют часто, а есть такие, что изменяются редко и неохотно. Их строение очень близко у вирусов гриппа разных типов.

Но то теория. Дело в том, что области гемагглютинина, кодируемые такими постоянными участками, играют незначительную роль в прикреплении вирусных частиц к клетке. Они находятся во внутренней части молекулы. Кстати, поэтому и антителам — белкам для распознания чужаков и врагов — трудно до них добраться и опознать (а значит, и сложно бороться против такого гемагглютинина). Как правило, антитела вырабатываются к “торчащим наружу” участкам молекулы гемагглютинина. Но они, как мы уже знаем, постоянно меняются.

Есть и второй вариант — собрать в одной вакцине гемагглютинины сразу нескольких типов вирусов — “птичьего”, “свиного” и “простого”, сезонного, гриппов. Вечной и абсолютной защитой такую вакцину не назовешь, потому что в ней не учитываются мутации генов гемагглютининов. Однако у нее есть другой плюс: она защищает сразу от нескольких типов вируса гриппа. В теории это действительно обеспечивает лучшее предохранение от инфекции. Но — пока только в теории, на людях такие вакцины не тестировались. По крайней мере за рубежом. А о “человеческих” тестах отечественных вакцин подобного типа информации не найти.

Исследователи, опубликовавшие свою статью в Scientific Reports, пошли фактически по такому же пути. Правда, они не стали собирать все гемагглютинины в одной вакцине, а проанализировали варианты генов, кодирующих разновидности этого белка у вирусов гриппа различных типов. На основе результатов этого анализа они создали “усредненные” гены для различных гемагглютининов, поместили их в безопасные для мышей вирусы и ввели в организмы грызунов.

После, когда антитела к введенным с помощью вирусов генам уже должны были образоваться, ученые заразили животных огромными дозами вирусов гриппа различных типов. Количество вводимых вирусных частиц было настолько высоко, что в десятки раз превышало ранее измеренную смертельную дозу. И тем не менее подавляющее большинство грызунов выжило при заражении практически всеми типами вируса (а их было 10).

На первый взгляд кажется, что все хорошо. Однако есть нюансы. Во-первых, вакцину тестировали только один год, а это значит, что в следующем сезоне, когда вирусы гриппа уже мутируют, она может оказаться неэффективной. Во-вторых, мыши все-таки не люди, и у них течение болезни может отличаться от нашего. Так что называть полученную вакцину универсальной, может, и разумно, но это точно не абсолютная защита.

Универсальная вакцина в России?

Сообщения о чудодейственной вакцине против гриппа делают не только зарубежные ученые. Так, всего полтора месяца назад министр здравоохранения Вероника Скворцова заявила, что в Институте эпидемиологии и микробиологии имени Н. Ф. Гамалеи разработали практически универсальную вакцину от гриппа. По словам Скворцовой, от “обычных” препарат отличается тем, что “действует через универсальные сигнальные молекулы против вируса гриппа А всех штаммов, а не только против того, что мы в сезонный грипп включаем”. По всей видимости, под универсальными сигнальными молекулами имеются в виду как раз гемагглютинины.

Подобные разработки — это, безусловно, хорошо. Они показывают, что отечественная медицина не стоит на месте и идет в ногу с передовыми зарубежными лабораториями. Однако у них есть и обратная сторона. Она открылась исследователям совсем недавно, и не на примере вируса гриппа, а на примере вируса лихорадки Денге. Оказалось, что иметь немного антител против него хуже, чем не иметь их вообще. Небольшого количества антител недостаточно, чтобы полностью защитить организм от инфекции. Однако их вполне хватает, чтобы запустить иммунный ответ организма. В таких случаях течение болезни получается особенно тяжелым: тревога в виде возбудителя лихорадки есть, а средств, чтобы от нее отбиться, не хватает.

Краткий итог такой: вакцину против гриппа можно сделать более универсальной, и тогда она будет защищать от множества типов вируса сразу. Однако абсолютной такая защита все равно не будет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Прививки от гриппа: «за» и «против»

Руководитель Роспотребнадзора Анна Попова в четверг сообщила об эпидемии гриппа в 20 регионах страны. Чтобы защититься от вируса и ОРВИ многие постарались успеть сделать прививки. Однако у населения накопилось много вопросов. Кто-то выступает за обязательную вакцинацию, а кто-то сетуют на ее бессмысленность. Так есть ли прививок толк? (подробности)

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector