1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Папа Франциск: Нельзя учить детей выбирать пол

Папа Франциск: Нельзя учить детей выбирать пол

Папа Франциск: Нельзя учить .

Страница 1 из 2 1 2 Опции темы Опции просмотра pravmir. ru администратор Сообщений: 27, 832 Регистрация: 10. 02. 2009 Папа Франциск: Нельзя учить детей выбирать пол — 04. 08. 2016, 14: 20 По словам понтифика, в настоящее время «мы живем в мире, где идет разрушение человека как образа Бога» Прочитать статью полностью. pravmir. ru Посмотреть профиль Найти все сообщения от pravmir. ru Незарегистрированный гость Сообщений: n a Бойтесь! — 04. 08. 2016, 15: 35 Attention, православные! Помните, Любое согласие с позицией папы римского автоматически делает вас записными папистами! Поэтому дорожите своей конфессиональной чистотой, не соглашайтесь! Бойтесь » ревнительской инквизиции » Незарегистрированный Виталий Тян участник Сообщений: 4, 711 Регистрация: 30. 09. 2009 Адрес: Корея, Сеул 04. 08. 2016, 15: 58 Слава Тебе Боже за всё! Наконец-то Папа сказал, сколько можно ждать этих слов? Вот так и надо говорить, а то говорят богословскими непонятными словами древне-латинскими, вот это и есть соль христианская. Побольше нужно говорить, чтобы христиане в Европе услышали. Кому-то это может не понравиться из правителей ЕС, но что поделать, они хорошие люди, а мы христиане. Вот и всё.

Незарегистрированный Елена Михейлис участник Сообщений: 26, 053 Регистрация: 12. 10. 2015 04. 08. 2016, 19: 40 Цитата: Сообщение от Незарегистрированный » учить детей выбирать пол » Никто не учит детей такому, это нонсенс и ложь.

То есть папа это все придумал? Ну вы даете! Дело в том, что современные тенденции такие. Отменили пап и мам, теперь в документах пишут: РодительN1 и родительN2. В Стокгольме существуют детские сады, где детей попеременно одевают то в платья, то в брюки-полагая, что детям так легче будет определиться в их половой принадлежности. Гендерная теория предполагает, что нельзя ребенку навязывать пол-вырастет-сам разберется. Также нельзя навязывать социальные роли-девочкам-куклы, мальчикам-машинки, грубо говоря. Звучит дико, но к этому идем и очень быстро. Так что, поздравляю вас, гражданин, соврамши. Елена Михейлис Посмотреть профиль Найти все сообщения от Елена Михейлис Катерина 1973 участник Сообщений: 4, 603 Регистрация: 19. 09. 2015 04. 08. 2016, 19: 45 Цитата: Сообщение от Елена Михейлис То есть папа это все придумал? Ну вы даете! Дело в том, что современные тенденции такие. Отменили пап и мам, теперь в документах пишут: РодительN1 и родительN2. В Стокгольме существуют детские сады, где детей попеременно одевают то в платья, то в брюки-полагая, что детям так легче будет определиться в их половой принадлежности. Гендерная теория предполагает, что нельзя ребенку навязывать пол-вырастет-сам разберется. Также нельзя навязывать социальные роли-девочкам-куклы, мальчикам-машинки, грубо говоря. Звучит дико, но к этому идем и очень быстро. Так что, поздравляю вас, гражданин, соврамши.

такое чувство, что это уже при конце света. слов нет. Катерина 1973 Посмотреть профиль Найти все сообщения от Катерина 1973 Кэттт участник Сообщений: 2, 202 Регистрация: 30. 09. 2013 Адрес: Москва 04. 08. 2016, 21: 39 Никому и не пришлось бы думать о перемене пола, если бы Церковь — что католическая, что православная — не поддерживали стереотипы о мужчинах и женщинах. А тут дети начинают думать, что если им не нравятся юбки и приставания парней — то надо не быть девочкой. А если тебя интересует балет, наряды и искусство — то значит, ты не совсем мальчик.

Не пол надо менять, а восприятие. Кэттт Посмотреть профиль Найти все сообщения от Кэттт Елена Михейлис участник Сообщений: 26, 053 Регистрация: 12. 10. 2015 04. 08. 2016, 21: 58 Цитата: Сообщение от Кэттт Никому и не пришлось бы думать о перемене пола, если бы Церковь — что католическая, что православная — не поддерживали стереотипы о мужчинах и женщинах. А тут дети начинают думать, что если им не нравятся юбки и приставания парней — то надо не быть девочкой. А если тебя интересует балет, наряды и искусство — то значит, ты не совсем мальчик.

Какие стереотипы, по-вашему, поддерживает Церковь? Я ничего не поняла. По чем тут юбки? У католиков давно нет дресс-кода для верных. У нас, в православных храмах на Западе платки почти никто не надевает, некоторые дамы тоже приходят в брюках. А уж коль малым явлением Церковь здесь пользуется-я вообще молчу. Из ваших слов я поняла, что вы думаете, будто все ходят в церковь и Церковь воспитывает в людях комплексы. Возможно, я не поняла вашу мысль.

И, здесь речь не о перемене пола. А о его выборе вообще.

Вим Вендерс рассказал Татьяне Розенштайн о том, как ему работалось с папой Франциском

В мировой прокат вышла документальная лента Вима Вендерса «Папа Франциск. Человек слова». «Огонек» расспросил режиссера о подробностях встречи с папой римским

Главный эффект этой полуторачасовой картины — ее обескураживающая сокровенность, выражаясь по-русски. У каждого зрителя в итоге создается ощущение, что папа Франциск беседует именно с ним. Эти беседы прерываются документальными кадрами: вот папа римский посещает тюрьмы, где омывает ноги заключенным; а вот он в детской клинике — целует больных детей. Франциск выступает перед членами американского Конгресса, предупреждая о новой опасности ядерной войны, на Сицилии встречается с беженцами, в Боливии посещает трущобы…

— Режиссер, поставивший себе целью снять фильм о папе римском, вряд ли мог надеяться на скорый и тем более положительный ответ. Но только не в вашем случае. Как я понимаю, церковь сама стала инициатором этого фильма?

— Все так. Как вы знаете, Хорхе Марио Бергольо, сын итальянских эмигрантов в Аргентине, а ныне папа Франциск, во многих вещах стал первопроходцем. Он первый папа-иезуит, первый представитель американского континента, а также первый, кто выбрал себе имя в честь Франциска Ассизского, известного святого и реформатора церкви, посвятившего свою жизнь защите интересов бедных. Все это я знал, конечно, но, когда в конце 2013 года в мой офис пришло письмо с вензелем Ватикана, приглашающее меня обсудить новый совместный проект, я, естественно, был удивлен и даже смущен. Конечно, мне был интересен папа Франциск, однако снять фильм с его участием не входило в мои, даже самые смелые, планы. Между тем Ватикан обещал обеспечить все необходимые условия, открыть бесценные архивы и дать полную свободу действий во время съемок и после них. Конечно, я сразу согласился, но с проектом пришлось немного подождать. Нужно было завершить другие фильмы, а также написать эскиз сценария для этого фильма — иначе были бы проблемы с финансированием. В итоге начали съемки три года спустя, в начале 2016 года. В качестве жанра выбрали не традиционную для документального кино форму вопросов и ответов, а парадоксальную — форму беседы «наедине со всем миром». Конечно, я подготовил темы, которые мне хотелось бы обсудить. Но меня нет в кадре, там даже не слышно моего голоса. Папа смотрит и говорит прямо в камеру, то есть с каждым зрителем напрямую, минуя посредников. Поэтому получился не фильм-биография, а бегло нарисованный портрет и личное путешествие человека, который хочет быть услышанным. Очень долго у картины не было названия. Но когда я посмотрел отснятый материал, пришло на ум, что самое подходящее название должно охарактеризовать папу как человека слова: он живет по правилам, которые сам же и проповедует. Эти правила не для христиан или не христиан, а для всего человечества. Его интересуют многие темы: защита окружающей среды, справедливость и равенство, нищета и миграция, семья и положение женщины в обществе. Но все эти темы можно свести к одной: «забота об общем благе». В мире, где у каждого своя повестка дня и свои политические интересы, этот человек выступает за социальный баланс между 20 процентами человечества, которым принадлежит более 80 процентов благ мира, и всеми остальными, кто вынужден довольствоваться остатками с этого стола. Задача нелегкая, но важная и ответственная.

В фильме папа римский обращается ко всем и к каждому по отдельности

Фото: Celestes Images

— Интересно, каков папа римский в быту, в общении, при решении каких-то технических вопросов? Как произошла ваша первая встреча?

— Когда я впервые приехал в Ватикан, то страшно нервничал. К нашей первой съемке мы готовились сильно заранее. Таким образом, к моменту начала работы мы были более чем готовы. Я предупредил свою команду, что наша работа в этот раз будет особенной, хотя бы потому, что мы будем снимать человека, а не актера; у него не будет макияжа, а у нас — возможности снимать дубли. И поэтому мы должны быть ко всему готовы. И вот в назначенное время дверь открывается, и он входит. Один. И начинает пожимать руки, всем без исключения, всей моей команде, не делая различий между осветителем и продюсером. У каждого человека, который находился в комнате, было право задавать ему вопросы, и он оказывал одинаковое внимание всем…

Мы видели просто человека, который любит людей. И когда я спросил, как он поступает, когда ему приходится встречать толпы и толпы людей, он признался, что самая тяжелая часть его работы в том, что он давно уже не может встретиться взглядом с другим человеком. На него смотрят лишь сотни тысяч телефонов и планшетов. Он пытается разглядеть лица и сфокусировать взгляд хотя бы на одном из них — на том, кто смотрит ему в глаза. Мне довелось встретиться с папой четыре раза и каждый раз беседовать по два часа. Не было ни одного вопроса, на который он отказался бы ответить. К каждой из тем он подходит с одинаковой смелостью и искренностью. Когда я затронул вопрос о скандалах в церкви, связанных с педофилией, в его голосе чувствовался гнев; но он старался не дать выхода гневу. Но также в его голосе была и скорбь — о том, что многие его реформы встречают сопротивление со стороны огромной бюрократической машины, которой ему приходится управлять.

Читать еще:  На дне Чудского озера нашли фундамент церкви возрастом более пятисот лет

— Как вы думаете, почему из всех режиссеров Ватикан выбрал именно вас? Повлияло, вероятно, ваше католическое образование?

— Не могу сказать, что являюсь верноподданным католической церкви, хотя и учился в католической школе. Может быть, я и верующий человек, но в духовном смысле. Формально я знаком с учением католиков, но всю жизнь боялся подобного рода учреждений, потому что они относятся к себе более серьезно, чем к идеям, которые представляют. Все крупные организации страдают этим, в том числе и политические. Но папе римскому невозможно было не поверить. Хотя бы потому что, избрав себе имя Франциска, он и сам ведет очень скромный образ жизни, который на первый взгляд не соответствует его положению и сану. Каждый день он ездит на работу в автобусе, вместе с другими людьми. Когда он приезжал на наши встречи, то выходил из самой маленькой машины, какую только можно себе представить. Он носит одну и ту же обувь уже десять лет. И он свято верит в то, что мы все можем и должны жить скромнее, если хотим, чтобы всем нам в целом жилось лучше.

Обладатель Золотой пальмовой ветви — 2018 Хирокадзу Корээда о своем фильме

Почему выбрали именно меня. Думаю, Ватикан знает свое дело. Потому что человек, который обратился ко мне с этим предложением, Дарио Вигано, служил министром Ватикана по связям с общественностью. Вигано прекрасно знаком с кино, в молодости ему принадлежал киноклуб, в котором я даже бывал, о чем он и напомнил при встрече. Вигано серьезно изучал кино, писал диссертацию на эту тему. Может быть, ему понравилась духовная сторона моего кино, а может, он почувствовал, что все мои картины сняты о том, что мне действительно близко. Ему могло понравиться, что я не пытаюсь критиковать — я лишь отражаю факты, какими я их вижу. Да, вероятно, их устраивало, что я не тот человек, который все критикует и подвергает сомнению. А я, в свою очередь, считаю, что критическое кино слишком переоценено. Критиковать очень легко. Нет ничего легче, чем измельчать на куски то, что создано другими. Еще в молодости, когда я подрабатывал написанием статей про кино, мне никогда не нравилось писать разгромные рецензии на фильм. Я всегда стремился писать о картинах, которые мне понравились. Я понимаю, что вел себя вопреки «духу времени», но выявлять противоречия казалось мне потерей времени. Не то что Ватикан так уж боится критики, но в данном случае, видимо, папе просто хотелось доверить свои мысли не аналитическому, не критическому, а любящему уму. Вероятно, поэтому они и выбрали меня. Но это в любом случае лишь наши предположения.

Фото: Celestes Images

— Папа римский говорит в проповедях о самых простых, даже общеизвестных истинах. Почему он избрал такую форму общения?

— Я думаю, что в XXI веке нам нужно напоминать обо всем, что мы принимаем как должное. Например, в Конституциях всех стран говорится о том, что все люди равны. Но наши правительства, как мы знаем, не воспринимают эти постулаты всерьез. Наши экономика и общие принципы прогресса продолжают создавать условия, при которых благополучие одних людей исключает благополучие других. Главной религией всех стран стал рост экономики: все хотят расти вверх. И в погоне за этим ростом забывают о простых вещах. Например, о том, что ценность семьи исчисляется совместным временем, проведенным в общении, а не чем-то другим. Когда папа задавал вопрос молодым родителям: «Играете ли вы со своими детьми?», многие отцы оказывались в растерянности. Они вдруг осознавали, что вместо игр с детьми они просто покупают им iPad или включают телевизор. Другой частный вопрос: «Ложитесь ли вы спать только после того, как заключили мир со всеми членами вашей семьи?». На него тоже не все могли ответить положительно. Меня папа спросил, существуют ли у меня выходные дни и как я их провожу. И я поймал себя на мысли, что у меня нет выходных. А ведь такой день необходим каждому — для восстановления психического здоровья. И мне нужен был папа римский, чтобы об этом напомнить. С того момента, когда папа произнес в камеру: «Мы должны обходиться меньшим и жить скромнее», я начал анализировать свой образ жизни. Конечно, я могу жить скромнее, но не делаю этого! Например, каждую неделю отправляюсь в музыкальный магазин и покупаю там 20–30 компакт-дисков. Мне нравится разбираться в современной музыке. Но многие из этих дисков я слушаю всего лишь раз, а на некоторых — всего лишь одну-две-три звуковые дорожки. И я пришел к выводу, что мог бы покупать меньше. Все мы живем в подобном модусе «желания получить больше».

Фото: Celestes Images

Папа произносит простые истины тихим голосом. Он говорит о нежности, о том, как она нужна в современном мире, и о том, что ее проявление — признак не слабости, а силы. Вы можете считать его позицию даже в чем-то социалистической, хотя он никогда не принадлежал к левому крылу. Может быть, мы все должны думать «чуть левее» — если напоминание о такой простой вещи, как социальное равенство, ассоциируется с программой «левых». Может быть, нашим правительствам необходимо некое политическое послание в этом духе — потому что очень похоже на то, что избранные нами политики не имеют больше права представлять тех, кого они представляют. Потому что люди, стоящие сегодня у власти, похожи на моральных изгоев, в чьих головах не укладывается простая истина. Например, о том, как важно наладить дружеские отношения с соседями, а не строить новые стены. И пусть найдется в мире хоть кто-то, кто напомнит об этом остальным…

Нам все еще кажется, что кино — это развлечение. Но кино — инструмент политический. И если об этой функции позабыли медиа, то хотя бы режиссерам пора осознать свою ответственность перед обществом. Этот фильм — мой способ нести ответственность перед людьми. Мне важно было передать и распространить послания папы римского, чтобы всеми силами сохранять надежду.

Беседовала Татьяна Розенштайн

Отмечен всеми

Визитная карточка

Вим Вендерс родился в 1945 году в Дюссельдорфе. В 1967 году поступил в Высшую школу кино и телевидения в Мюнхене. Там же снимал свои первые фильмы. Признания добился благодаря «Ложному движению» (1975). В 1978 году переехал в Америку. За фильм «Положение вещей» (1982) получил в Венеции «Золотого льва», а за «Париж, Техас» (1984) — «Золотую пальмовую ветвь» в Канне. В 1987 году снял «Небо над Берлином» — самый известный свой фильм. Почетный доктор Сорбонны, профессор Берлинской академии кино и телевидения, президент Европейской киноакадемии.

Вим Вендерс рассказал Татьяне Розенштайн о том, как ему работалось с папой Франциском

В мировой прокат вышла документальная лента Вима Вендерса «Папа Франциск. Человек слова». «Огонек» расспросил режиссера о подробностях встречи с папой римским

Главный эффект этой полуторачасовой картины — ее обескураживающая сокровенность, выражаясь по-русски. У каждого зрителя в итоге создается ощущение, что папа Франциск беседует именно с ним. Эти беседы прерываются документальными кадрами: вот папа римский посещает тюрьмы, где омывает ноги заключенным; а вот он в детской клинике — целует больных детей. Франциск выступает перед членами американского Конгресса, предупреждая о новой опасности ядерной войны, на Сицилии встречается с беженцами, в Боливии посещает трущобы…

— Режиссер, поставивший себе целью снять фильм о папе римском, вряд ли мог надеяться на скорый и тем более положительный ответ. Но только не в вашем случае. Как я понимаю, церковь сама стала инициатором этого фильма?

— Все так. Как вы знаете, Хорхе Марио Бергольо, сын итальянских эмигрантов в Аргентине, а ныне папа Франциск, во многих вещах стал первопроходцем. Он первый папа-иезуит, первый представитель американского континента, а также первый, кто выбрал себе имя в честь Франциска Ассизского, известного святого и реформатора церкви, посвятившего свою жизнь защите интересов бедных. Все это я знал, конечно, но, когда в конце 2013 года в мой офис пришло письмо с вензелем Ватикана, приглашающее меня обсудить новый совместный проект, я, естественно, был удивлен и даже смущен. Конечно, мне был интересен папа Франциск, однако снять фильм с его участием не входило в мои, даже самые смелые, планы. Между тем Ватикан обещал обеспечить все необходимые условия, открыть бесценные архивы и дать полную свободу действий во время съемок и после них. Конечно, я сразу согласился, но с проектом пришлось немного подождать. Нужно было завершить другие фильмы, а также написать эскиз сценария для этого фильма — иначе были бы проблемы с финансированием. В итоге начали съемки три года спустя, в начале 2016 года. В качестве жанра выбрали не традиционную для документального кино форму вопросов и ответов, а парадоксальную — форму беседы «наедине со всем миром». Конечно, я подготовил темы, которые мне хотелось бы обсудить. Но меня нет в кадре, там даже не слышно моего голоса. Папа смотрит и говорит прямо в камеру, то есть с каждым зрителем напрямую, минуя посредников. Поэтому получился не фильм-биография, а бегло нарисованный портрет и личное путешествие человека, который хочет быть услышанным. Очень долго у картины не было названия. Но когда я посмотрел отснятый материал, пришло на ум, что самое подходящее название должно охарактеризовать папу как человека слова: он живет по правилам, которые сам же и проповедует. Эти правила не для христиан или не христиан, а для всего человечества. Его интересуют многие темы: защита окружающей среды, справедливость и равенство, нищета и миграция, семья и положение женщины в обществе. Но все эти темы можно свести к одной: «забота об общем благе». В мире, где у каждого своя повестка дня и свои политические интересы, этот человек выступает за социальный баланс между 20 процентами человечества, которым принадлежит более 80 процентов благ мира, и всеми остальными, кто вынужден довольствоваться остатками с этого стола. Задача нелегкая, но важная и ответственная.

Читать еще:  «Стой, твоя жизнь дороже всего!» Школьники уговорили незнакомку не прыгать с моста

В фильме папа римский обращается ко всем и к каждому по отдельности

Фото: Celestes Images

— Интересно, каков папа римский в быту, в общении, при решении каких-то технических вопросов? Как произошла ваша первая встреча?

— Когда я впервые приехал в Ватикан, то страшно нервничал. К нашей первой съемке мы готовились сильно заранее. Таким образом, к моменту начала работы мы были более чем готовы. Я предупредил свою команду, что наша работа в этот раз будет особенной, хотя бы потому, что мы будем снимать человека, а не актера; у него не будет макияжа, а у нас — возможности снимать дубли. И поэтому мы должны быть ко всему готовы. И вот в назначенное время дверь открывается, и он входит. Один. И начинает пожимать руки, всем без исключения, всей моей команде, не делая различий между осветителем и продюсером. У каждого человека, который находился в комнате, было право задавать ему вопросы, и он оказывал одинаковое внимание всем…

Мы видели просто человека, который любит людей. И когда я спросил, как он поступает, когда ему приходится встречать толпы и толпы людей, он признался, что самая тяжелая часть его работы в том, что он давно уже не может встретиться взглядом с другим человеком. На него смотрят лишь сотни тысяч телефонов и планшетов. Он пытается разглядеть лица и сфокусировать взгляд хотя бы на одном из них — на том, кто смотрит ему в глаза. Мне довелось встретиться с папой четыре раза и каждый раз беседовать по два часа. Не было ни одного вопроса, на который он отказался бы ответить. К каждой из тем он подходит с одинаковой смелостью и искренностью. Когда я затронул вопрос о скандалах в церкви, связанных с педофилией, в его голосе чувствовался гнев; но он старался не дать выхода гневу. Но также в его голосе была и скорбь — о том, что многие его реформы встречают сопротивление со стороны огромной бюрократической машины, которой ему приходится управлять.

— Как вы думаете, почему из всех режиссеров Ватикан выбрал именно вас? Повлияло, вероятно, ваше католическое образование?

— Не могу сказать, что являюсь верноподданным католической церкви, хотя и учился в католической школе. Может быть, я и верующий человек, но в духовном смысле. Формально я знаком с учением католиков, но всю жизнь боялся подобного рода учреждений, потому что они относятся к себе более серьезно, чем к идеям, которые представляют. Все крупные организации страдают этим, в том числе и политические. Но папе римскому невозможно было не поверить. Хотя бы потому что, избрав себе имя Франциска, он и сам ведет очень скромный образ жизни, который на первый взгляд не соответствует его положению и сану. Каждый день он ездит на работу в автобусе, вместе с другими людьми. Когда он приезжал на наши встречи, то выходил из самой маленькой машины, какую только можно себе представить. Он носит одну и ту же обувь уже десять лет. И он свято верит в то, что мы все можем и должны жить скромнее, если хотим, чтобы всем нам в целом жилось лучше.

Обладатель Золотой пальмовой ветви — 2018 Хирокадзу Корээда о своем фильме

Почему выбрали именно меня. Думаю, Ватикан знает свое дело. Потому что человек, который обратился ко мне с этим предложением, Дарио Вигано, служил министром Ватикана по связям с общественностью. Вигано прекрасно знаком с кино, в молодости ему принадлежал киноклуб, в котором я даже бывал, о чем он и напомнил при встрече. Вигано серьезно изучал кино, писал диссертацию на эту тему. Может быть, ему понравилась духовная сторона моего кино, а может, он почувствовал, что все мои картины сняты о том, что мне действительно близко. Ему могло понравиться, что я не пытаюсь критиковать — я лишь отражаю факты, какими я их вижу. Да, вероятно, их устраивало, что я не тот человек, который все критикует и подвергает сомнению. А я, в свою очередь, считаю, что критическое кино слишком переоценено. Критиковать очень легко. Нет ничего легче, чем измельчать на куски то, что создано другими. Еще в молодости, когда я подрабатывал написанием статей про кино, мне никогда не нравилось писать разгромные рецензии на фильм. Я всегда стремился писать о картинах, которые мне понравились. Я понимаю, что вел себя вопреки «духу времени», но выявлять противоречия казалось мне потерей времени. Не то что Ватикан так уж боится критики, но в данном случае, видимо, папе просто хотелось доверить свои мысли не аналитическому, не критическому, а любящему уму. Вероятно, поэтому они и выбрали меня. Но это в любом случае лишь наши предположения.

Фото: Celestes Images

— Папа римский говорит в проповедях о самых простых, даже общеизвестных истинах. Почему он избрал такую форму общения?

— Я думаю, что в XXI веке нам нужно напоминать обо всем, что мы принимаем как должное. Например, в Конституциях всех стран говорится о том, что все люди равны. Но наши правительства, как мы знаем, не воспринимают эти постулаты всерьез. Наши экономика и общие принципы прогресса продолжают создавать условия, при которых благополучие одних людей исключает благополучие других. Главной религией всех стран стал рост экономики: все хотят расти вверх. И в погоне за этим ростом забывают о простых вещах. Например, о том, что ценность семьи исчисляется совместным временем, проведенным в общении, а не чем-то другим. Когда папа задавал вопрос молодым родителям: «Играете ли вы со своими детьми?», многие отцы оказывались в растерянности. Они вдруг осознавали, что вместо игр с детьми они просто покупают им iPad или включают телевизор. Другой частный вопрос: «Ложитесь ли вы спать только после того, как заключили мир со всеми членами вашей семьи?». На него тоже не все могли ответить положительно. Меня папа спросил, существуют ли у меня выходные дни и как я их провожу. И я поймал себя на мысли, что у меня нет выходных. А ведь такой день необходим каждому — для восстановления психического здоровья. И мне нужен был папа римский, чтобы об этом напомнить. С того момента, когда папа произнес в камеру: «Мы должны обходиться меньшим и жить скромнее», я начал анализировать свой образ жизни. Конечно, я могу жить скромнее, но не делаю этого! Например, каждую неделю отправляюсь в музыкальный магазин и покупаю там 20–30 компакт-дисков. Мне нравится разбираться в современной музыке. Но многие из этих дисков я слушаю всего лишь раз, а на некоторых — всего лишь одну-две-три звуковые дорожки. И я пришел к выводу, что мог бы покупать меньше. Все мы живем в подобном модусе «желания получить больше».

Фото: Celestes Images

Папа произносит простые истины тихим голосом. Он говорит о нежности, о том, как она нужна в современном мире, и о том, что ее проявление — признак не слабости, а силы. Вы можете считать его позицию даже в чем-то социалистической, хотя он никогда не принадлежал к левому крылу. Может быть, мы все должны думать «чуть левее» — если напоминание о такой простой вещи, как социальное равенство, ассоциируется с программой «левых». Может быть, нашим правительствам необходимо некое политическое послание в этом духе — потому что очень похоже на то, что избранные нами политики не имеют больше права представлять тех, кого они представляют. Потому что люди, стоящие сегодня у власти, похожи на моральных изгоев, в чьих головах не укладывается простая истина. Например, о том, как важно наладить дружеские отношения с соседями, а не строить новые стены. И пусть найдется в мире хоть кто-то, кто напомнит об этом остальным…

Нам все еще кажется, что кино — это развлечение. Но кино — инструмент политический. И если об этой функции позабыли медиа, то хотя бы режиссерам пора осознать свою ответственность перед обществом. Этот фильм — мой способ нести ответственность перед людьми. Мне важно было передать и распространить послания папы римского, чтобы всеми силами сохранять надежду.

Беседовала Татьяна Розенштайн

Отмечен всеми

Визитная карточка

Вим Вендерс родился в 1945 году в Дюссельдорфе. В 1967 году поступил в Высшую школу кино и телевидения в Мюнхене. Там же снимал свои первые фильмы. Признания добился благодаря «Ложному движению» (1975). В 1978 году переехал в Америку. За фильм «Положение вещей» (1982) получил в Венеции «Золотого льва», а за «Париж, Техас» (1984) — «Золотую пальмовую ветвь» в Канне. В 1987 году снял «Небо над Берлином» — самый известный свой фильм. Почетный доктор Сорбонны, профессор Берлинской академии кино и телевидения, президент Европейской киноакадемии.

Понтифик-революционер? О выступлении папы Франциска на Генеральной ассамблее Папской академии жизни

То, что сегодня происходит в нашем мире, противоречиво настолько, что для многих людей этот мир становится изначально враждебным. Враждебным практически с момента рождения. Да и странности этого мира начинаются для человека даже не с рождения, а с зачатия. Он оказывается неспособен родиться самостоятельно уже в тот момент, когда зачат! За ним необходимо следить. Его необходимо «подкармливать» медикаментами. Да и сам момент рождения нужно либо стимулировать, либо помочь малышу хирургически.

Читать еще:  В Тульской области запустят проект «Наставники» для помощи детям-сиротам

И такая неспособность жить для большинства становится нормой в дальнейшем. Что бывает, когда в большом городе вдруг исчезает электричество? А если сегодня у кого-то отопление отключат? Даже ремонт моста на дороге, по которой человек привык ездить на работу, для многих становится трагедией. Мы строим города, где жить становится некомфортно. Где, как минимум, две категории людей не нужны. На них города просто не рассчитаны. Дети и старики. Я иногда задумываюсь над простым вопросом: а хотел бы я, чтобы моё детство было похоже на детство моих внуков? Чтобы во дворе была прекрасная детская площадка для малышей, но не было парка, подвалов, чердаков. Чтобы для рыбалки я покупал червей, а не копал их где-нибудь на лесопилке.

Но самое страшное, что произошло в современном мире, — это «унисекс». Мы стали всё меньше и меньше даже внешне быть мужчинами и женщинами. Мы — унисексы! В одинаковых куртках, джинсах, ботинках. Даже иногда одинаково накрашены. Работа? А чем сегодня отличается работа женщины и мужчины? Женщина, шагающая по проспекту с сигаретой в зубах, сегодня невидаль? Скорее, мужчина с цветами невидаль.

Человечество так устроено, что очень зависит от мнения большинства. А ещё человечество зависит от человека! Не абстрактного «среднего человека», а от Человека. Не зря нас называют паствой. Мы те, которых просто необходимо пасти. Пасти множеству пастухов. От мальчишки-заводилы в детской песочнице, до королей, императоров, президентов. Обидно? Отнюдь. Мы сами придумали себе прекрасную формулировку этого явления. Я простой человек! А значит, есть не простые!

Есть люди, которые управляют каким-то коллективом в силу должности. Как часто мы говорим о начальниках-балбесах. Есть люди, которые становятся лидерами в сложных обстоятельствах. Люди, изначально способные взять ответственность на себя, но в силу различных причин не имеющие возможности стать лидером. Есть люди, которые становятся лидерами в силу своей гениальности. За гением всегда тянется шлейф помощников, которые его идеи воплотят в конкретные изделия.

А есть люди, слово которых способно побудить к действию миллионы. Слово! Это те, кто проповедует веру. Те, кто помогает человеку излечить душу. Те, кто дают человеку внутреннюю уверенность в правильности своих действий. Таких людей мало. Но они остаются с человечеством даже после своего ухода в мир иной.

Врожденная любознательность иногда играет со мной не только злые, но добрые шутки. Так случилось и в этот раз. Я, человек православный. Но пастырь другой ветви христианства для меня тоже интересен. Я о папе римском. Интересен уже потому, он как раз и относится к той категории людей, которые способны управлять миллионами своим словом.

Немногие знают, что в Ватикане существует Папская академия жизни. Организация, которая призвана оперативно реагировать на изменения нашей жизни, на новые идеи, новые тренды, как сегодня модно писать. И собирает эта академия в своих стенах достаточно серьезных богословов, ученых, философов.

5 и 6 октября в Ватикане проходила XXIII Генеральная ассамблея членов Папской академии жизни. Естественно, понтифик высказал своё мнение о проблемах современности. Главной идеей выступления папы Франциска стала давно назревшая проблема «среднего пола». И, соответственно, все отсюда вытекающие проблемы. «Необходимо противостоять интерпретациям половых различий со стороны тех, кто хочет уничтожить эти различия».

С точки зрения обычного обывателя, коими мы и являемся, всё просто. Бог (природа) создал нас такими, как мы есть. И предназначение наше предопределено изначально. Мужчина «двигает прогресс», женщина сохраняет всё то положительное, до чего «добрался» мужчина. Ничего нового придумать нельзя. Любой биолог вам скажет, что мутации в живых организмах изначально происходят в мужских особях. И лишь через несколько поколений, если мутация положительная, появляются женские особи с такими же признаками. Но есть одна «загвоздка». Мы люди. Существа мыслящие.

Попробуйте сегодня «загнать» женщину в те же рамки жизни, в которых она находилась ещё сто лет назад. Сомневаюсь, что это получится. Сегодня женщины занимают как минимум равное положение с мужчинами, а в некоторых сферах жизни даже более привилегированное. Отсюда появились, как мне кажется, все эти идеи о среднем поле человека. Идеи о полной «равности» полов. Во всем.

Папа Франциск прямо говорит об отказе от существовавших до сих пор отношений между полами. Он требует полностью отказаться от «форм подчинения, которые, к сожалению, испытывали женщины в ходе истории». Если пойти дальше, то Франциск предлагает уничтожить существующий миропорядок. «. В этосе народов следует обозначить новое начало, а сделать это может обновленная культура идентичности и различия».

Я понимаю, что для многих читателей сейчас наступил некоторый психологический шок. Мы привыкли к тому, что церковь организация консервативная. Существующая веками и имеющая вековые традиции веры. Тогда вам стоит прочитать следующую цитату понтифика:

«. таким образом, на горизонте истории этого времени стоит самая настоящая культурная революция. И церковь первой должна сыграть в ней свою роль. В этой перспективе необходимо прежде всего честно признать недостатки и промедления».

Папа революционер? В какой-то степени да. И революционность эта вызвана не столько личным отношением папы Франциска к проблеме, сколько совершенно прозаическими, но важнейшими для человечества вещами. Извините за грубое сравнение, но количество агнцев Божьих в пастве понтифика катастрофически уменьшается. Нет, вера сохраняется, а вот физических носителей этой самой веры не прибавляется. Общество тихо, но с постоянством курьерского поезда, сокращается.

«. продолжения рода между мужчиной и женщиной является залогом всемирного гуманизма мужчин и женщин, а не недостатком. Наша история не будет возобновляться, если мы откажемся от этой истины». «. поскольку жизнь принимается как дар, она превосходит себя в даре: порождая ее, мы перерождаемся, проживая ее, мы обогащаемся. Необходимо принять вызов перед лицом угрозы в отношении продолжения жизни человечества, как если бы речь шла об унижении женщины и угрозе всеобщему благосостоянию».

Уже достаточно много лет западное общество культивирует в себе идеи равенство полов. Нас, россиян. часто упрекают в радикализме в этом вопросе. Почитайте западную прессу о несчастных чеченских девушках, которым не дают получить образование, о препонах для женщин в Центральной России, которые мешают им поступать в некоторые вузы. о российской армии, где женщины не могут служить на некоторых должностях. Таких примеров множество. Россия варварская, дикая страна в глазах среднего европейца или американца.

Но, как оказалось, наш радикализм в вопросах равноправия женщин верен. Русские женщины скорее защищены нашими традициями в своей свободе, чем ограничены. Защищены именно традициями, а не законами. Защищены как раз тем, к чему призывает понтифик Франциск.

«Биологическая и психическая манипуляция половыми различиями, которая предусмотрена сегодня биологическими и медицинскими технологиями, подразумевает, что они являются сферой свободного выбора (в то время как это не так), это несет в себе риск уничтожения источника энергии, подпитывающего союз между мужчиной и женщиной и делающий его созидательным и плодотворным».

Фактически, папа Франциск выступает за ограничение свободы выбора! Против одной из фундаментальных свобод «демократического общества». Представляете, что сейчас начнется в «демократической» прессе? Думаю, что найдутся «специалисты», которые и в Библии найдут оправдание техник и практик изменения пола человека. Только куда это может завести человечество дальше? Вы можете представить семью через 100 лет? «Милый, давай ты будешь мужчиной по четным месяцам, а я по нечетным. А детей клонировать будем по очереди».

Неужели не понятно, что клон всегда останется клоном! Природа создала человека двуполым не по собственной прихоти. Это жизненная необходимость. Два разных организма рождают третий. Более лучший, более приспособленный к жизни. Ребенок вбирает в себя качества обоих родителей. И мамы и папы. В детях продолжение человечества! Мы вечны, пока у нас есть потомки.

А ведь это не все революционные идеи папы Франциска. Только та часть, которая наиболее интересна. Честно, читаю выступление и поражаюсь его смелости и уму. Папа призывает осудить «преклонение перед эго» «неограниченный материализм» «союза экономик и технологий»! Вроде ничего страшного для «демократии». Страшное дальше. Это самое преклонение и материализм распространяют идею «жизни как ресурса, который необходимо расходовать или сбросить со счетов в зависимости от приоритетов власти и прибыли»! Это дословная цитата из выступление понтифика! Товарищ Че приветствует товарища Фра!

А дальше больше. Идея «благополучия, которое якобы автоматически распространяется с расширением рынка» сопровождается увеличением «территорий бедности и конфликта, отказа и заброшенности»!

Человеческое общество, «в котором все это можно только купить и продать, бюрократически выверенное и технически предрасположенное, — это общество, утратившее смысл жизни. Оно не передаст его своим маленьким детям и не признает его в своих пожилых родителях. Вот почему, почти не отдавая себе в этом отчета, мы строим города, все более враждебные по отношению к детям, и сообщества, все более неприветливые к пожилым людям, из стен, где нет ни окон, ни дверей; они призваны защищать, но в реальности люди в них задыхаются».

Я уже писал о том, что не часто интересуюсь делами церковными. Даже нашими, российскими. Как и большинство россиян я, скорее, «околоверующий». Иногда захожу в церковь. Но чаще занят своими проблемами и нахожу кучу причин, чтобы этого не делать. При этом вполне уважительно отношусь к любой религии и тем, для кого она важнее, чем для меня.

Те мысли и идеи, что высказал человек, слово которого для миллионов католиков свято, действительно интересны. А то, что высказаны они не на каком-то закрытом «междусобойчике», а на Генеральной ассамблее Папской академии жизни, говорит о том, что церковь начинает возвращаться в мирскую жизнь. Быть «потому что есть» уже нельзя. Проблемы современного человека чуть сложнее тех, с которыми сталкивались наши предки. И решение этих проблем должны искать не только ученые, политики, журналисты. Для огромной части населения планеты остаются важны и слова пастыря. Церковь должна вернуться в гущу событий. Именно для дальнейшего развития человечества. Для сохранения человечества.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector