0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

От ВИЧ-инфекции в России умерли более 215 тысяч человек

ВИЧ стал одной из основных причин смертности молодых россиян — более 20,5 тысяч смертей

ВИЧ-инфекция стала одной из основных причин смертности в молодом трудоспособном возрасте, в 2018 году от ВИЧ умирали чаще, чем от онкологии, заболеваний органов пищеварения и нервной системы. Об этом сообщается в докладе «Эпидемическая ситуация по ВИЧ-инфекции в России в 2018 году», опубликованном на сайте Центрального научно-исследовательского института организации и информатизации здравоохранения Минздрава России

«ВИЧ-инфекция в молодом трудоспособном возрасте (18-44 года) выходит на одно из первых мест в структуре смертности населения (2018 год). От ВИЧ-инфекции в данном возрасте (без случаев смерти от внешних причин) умирает больше (15,8%), чем от злокачественных новообразований (13,1%), заболеваний органов дыхания (5,4%), пищеварения (14,9%) и нервной системы (3,6%), ишемической болезни сердца (8,4%), цереброваскулярных болезней (5,1%), туберкулеза (3,3%)», — говорится в докладе. Всего от ВИЧ-инфекции в прошлом году умерли 20,5 тысяч человек.

Отмечается, что большинство умерших от заболевания за последний год — люди в возрасте от 25 до 55 лет (76,7%, 2017 г. — 79,6%). Почти 16% смертей приходится на 45-54 года, около 5% — на 55-64 и в возрасте от 65 лет умерли более 1,1% людей. Пик смертности от ВИЧ, как среди мужчин, так и женщин, приходится на период от 25 до 34 лет (22,3 случая на 100 тыс. населения).

Показатель «распространенность ВИЧ» на конец 2018 года вырос на 1,2%. Наибольший уровень заболеваемости в расчете на 100 тыс. населения в 2018 году зафиксирован в Уральском (108,2), Сибирском (124,9) и Приволжском (68,2) федеральных округах; из субъектов РФ — в Иркутской (200,9), Кемеровской (165,6), Новосибирской (135,1), Свердловской (132,0) областях, и Пермском крае (152,5). «В 2018 году умерло от всех причин 30 тыс. 302 пациентов, инфицированных ВИЧ, состоявших на учете (2017 году — 26 тыс. 965 чел.; рост на 12,4%)», — сказано в тексте.

Ранее пресс-служба Минздрава России сообщала, что всего в 2018 году ВИЧ-инфекция была выявлена у почти 86 тысяч человек. При этом 71% новых случаев ВИЧ-инфекции у взрослых и у 83% у детей выявляются на ранних стадиях. В целом в России зарегистрировано 896 тысяч человек с ВИЧ, из них под диспансерным наблюдением находятся 712,5 тысяч.

Эксперты связывают высокий процент ВИЧ-инфицированных с большим количеством наркозависимых и низким качеством медпомощи. Статистика показала, что чаще заражаются люди старше 30 лет, и обычно при гетеросексуальных контактах. В прошлом году ВИЧ заразились более 85 тысяч человек. По словам экспертов, многие заразившиеся не используют презервативы и не понимают, что эта проблема может коснуться их напрямую, а власти рапортуют о том, что ВИЧ в стране активно побеждается.

В России сменилась тройка регионов — лидеров по смертности от ВИЧ

На основе предоставленных региональными службами статистики данных РБК подсчитал, какие субъекты Федерации в 2018 году вышли в лидеры по количеству умерших от ВИЧ. Официально Росстат и Минздрав пока эти данные не раскрывают.

Лидером по смертности от вируса иммунодефицита человека стала Кемеровская область. Всего в 2018 году там умерли 38,2 тыс. человек, из них 1750 — от ВИЧ, сообщили РБК в территориальном управлении Федеральной службы по государственной статистике в Кемеровской области.

Коэффициент смертности от ВИЧ составляет 65,1 случая на 100 тыс. жителей региона — это больше, чем от всех отравлений алкоголем, самоубийств, убийств, утоплений и ДТП вместе взятых. Для сравнения: по данным ВОЗ за 2017 год, в Зимбабве и ЮАР — странах с самой высокой смертностью от вируса — этот показатель составил 133 и 190 умерших на 100 тыс. жителей соответственно.

В Иркутской области коэффициент смертности от ВИЧ — 42,4 случая на 100 тыс. жителей, или порядка четырех человек из каждой сотни умерших. В Свердловской области от ВИЧ умерли более 1,6 тыс. человек, коэффициент смертности составил 38,1 случая на 100 тыс. В этих регионах смертность от ВИЧ также больше, чем от всех произошедших в регионе убийств, самоубийств и ДТП вместе взятых.

В 2017 году в тройку регионов с самым высоким коэффициентом смертности от ВИЧ входила Самарская область, но за 2018 год этот показатель у нее упал на 18% — с 39,5 случая на 100 тыс. населения до 32,2. При этом регион по-прежнему входит в топ-10 по смертности от ВИЧ.

В апреле 2018 года главный государственный санитарный врач России Анна Попова заявляла, что лидеры по числу носителей ВИЧ — Свердловская, Иркутская, Кемеровская, Самарская, Оренбургская области, Ханты-Мансийский автономный округ, Ленинградская, Челябинская, Тюменская, Новосибирская области. Причина, как полагает Попова, в том, что в 1990-е годы через эти регионы проходил наркотрафик. А основной способ передачи ВИЧ до недавнего времени — через зараженную иглу.

Зависимость смертности от ВИЧ от наркотрафика

Регионы, смертность в которых от ВИЧ была максимальной по России в 2018 году, частично пересекаются с регионами, где в 2018 году было изъято максимальное количество наркотических средств опийной группы. Это Москва, Еврейская автономная область, Московская область, Челябинская область, Самарская область, Кемеровская область, Омская область, Свердловская область, Башкирия, Иркутская и Новосибирская области.

Смертность от ВИЧ и наркотрафик — это связанные вещи, но помимо инъекционных наркотиков на количество смертей от вируса влияет также уровень медицинской помощи в регионе, наличие профильных некоммерческих организаций, общее экономическое состояние региона, отметил руководитель отдела мониторинга международной организации «Коалиция по готовности к лечению» Алексей Михайлов.

Смертность от ВИЧ в России выросла

Всего в 2017 году от ВИЧ умерли 20 тыс. человек, на 1,5 тыс. больше, чем годом ранее.

Официальных данных по смертности за 2018 год пока нет (Росстат не предоставил РБК предварительные сведения о смертности от ВИЧ в 2018 году), но можно сделать вывод, что в целом по России она выросла. Основная смертельная инфекция в России на протяжении нескольких лет помимо ВИЧ — туберкулез. В 2018 году смертность от этого заболевания, по предварительным данным, снизилась на 11,6%, а общая смертность от инфекций уменьшилась на 0,9%. Из этого следует, что выросла смертность либо от ВИЧ, либо от других инфекций, о которых Росстат не сообщает в оперативных данных. При этом смертность от всех остальных инфекций, за исключением туберкулеза и ВИЧ, на протяжении многих лет была стабильной, а в 2017 году даже снизилась.

Читать еще:  В России появится первый памятник святым Петру и Февронии с детьми

Смертность от ВИЧ действительно растет, полагает академик, заведующий отделом по профилактике и борьбе со СПИДом Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Вадим Покровский. «За десять лет она выросла глобально. Примерно одна смерть из ста сейчас, то есть 1% — это смерть от ВИЧ. А десять лет назад показатель был в районе 0,1%. Причина — увеличивается число больных, и до сих пор далеко не все они получают лечение», — говорит он. По словам Покровского, ВИЧ-инфицированные, у которых обнаружен вирус, это примерно половина от всех зараженных.

Что входит в другие инфекции

Среди других инфекций, заканчивающихся смертью, в статистике Минздрава проходят гепатиты, кишечные инфекции, менингит, сепсис, рожа. Хотя смерть от гепатита случается чаще, замечает Михайлов, чем от кишечных инфекций, Росстат и Минздрав не публикуют статистику заболеваемости и смертности от гепатитов.

В России растет смертность от инфекций

На основе предоставленной территориальными органами Росстата статистики о смертности можно также сделать вывод, что в 2018 году в каждых двух из пяти российских регионов выросла смертность от инфекций.

Сильнее всего смертность от инфекций выросла в Марий Эл и Удмуртии — на 22% в каждом субъекте. В Марий Эл это связано с ростом смертности от туберкулеза — в 2018 году там от него умерли 37 человек против 25 годом ранее. В Удмуртии рост смертности от инфекций связан с ВИЧ и гепатитами — как сообщили РБК в Удмуртстате, от ВИЧ умерли 219 человек, что на 38% больше, чем в 2017 году. От вирусных гепатитов умерли 17 человек против трех годом ранее.

Рост смертности от инфекций обусловлен ВИЧ и гепатитами и в Тульской области. В региональной службе статистики сообщили, что, по предварительным данным, от этих инфекций в 2018 году умерли 163 человека против 146 годом ранее.

В Москве смертность от инфекций за год выросла на 15%, хотя смертность от ВИЧ и туберкулеза уменьшилась. От каких инфекций москвичи умирали в 2018 году, в Мосгорстате не сообщили.

В Омской области рост смертности от инфекций составил 13%, от ВИЧ — 26%. В Саратовской области рост смертности от инфекций также обусловлен смертностью от ВИЧ — она выросла на 13%. И в том и в другом регионе смертность от туберкулеза при этом упала, как и по всей России.

Падение смертности от туберкулеза и рост смертности от ВИЧ могут быть связаны, полагает Михайлов. «Есть такой термин — турбович. Это когда человек с ВИЧ заражается туберкулезом и при отсутствии качественного лечения очень быстро погибает. Видимо, раньше смерть таких людей попадала в статистику по туберкулезу, а теперь стала попадать в статистику по ВИЧ», — предполагает он.

Об этом же говорит Покровский. Академик заметил, что последние три года смерти от турбович стараются фиксировать как смерти от ВИЧ.

РБК направил в Министерство здравоохранения запрос с просьбой прокомментировать статистические данные.

РБК получил в Росстате данные о смертности от ВИЧ в регионах России в 2017 году. В территориальных органах статистики были запрошены оперативные данные о смертности от ВИЧ. Запросы были отправлены в регионы, в которых были наибольшие показатели смертности от ВИЧ в 2017 году, а также в регионы, в которых резко выросла смертность от инфекций, но не за счет туберкулеза. Всего РБК запросил сведения в 18 регионах, которые в 2017 году дали две трети всей смертности от ВИЧ в России.

Не все региональные службы статистики смогли предоставить сведения о смертности от ВИЧ за январь—декабрь 2018 года. Исходя из опубликованных ранее Росстатом данных о числе умерших от всех инфекций в каждом регионе в 2018 году и оперативных сведений о смертности от туберкулеза был вычислен максимальный возможный коэффициент смертности от ВИЧ для каждого региона. Например, в Тюменской области в 2018 году от инфекций умерли 595 человек, из них от туберкулеза — 92 человека. Следовательно, от ВИЧ умерли не более 503 человек, и коэффициент смертности от ВИЧ в регионе составит не более 33,5 на 100 тыс. живущих (исходя из того, что в регионе живут 1,5 млн человек).

ВИЧ.СПИД.ЗППП.

— без учёта выявленных анонимно и иностранцев. (В I-ом полугодии 2019 года — 47 971 (32,7%000).

62 000 ВИЧ-инфицированных находятся в УФСИН Справочно: Всего в тюрьмах (СИЗО и колониях) России отбывали наказание 537 тысяч человек, из которых 43 тысячи — женщины (на 01.09.2019 года).

ТОП24 худших регионов России по заболеваемости ВИЧ-инфекцией в 2020 году

  1. Кемеровская область — 55,6 на 100 тыс. нас. ( далее % 000 — это «на 100 000 населения» ).
  2. Ханты-Мансийский автономный округ — Югра — 50,2%000.
  3. Томская область — 40,2%000.
  4. Свердловская область — 40,2%000.
  5. Пермский край — 38,7%000.
  6. Челябинская область — 37,2%000.
  7. Оренбургская область — 36,9%000.
  8. Новосибирская область — 36,8%000.
  9. Красноярский край — 36,7%000.
  10. Иркутская область — 33,2% 000 .
  11. Омская область — 28,9%000.
  12. Тюменская область — 28,0% 000 .
  13. Самарская область — 27,7%000.
  14. Алтайский край — 27,6%000.
  15. г.Севастополь — 26,7%000.
  16. Курганская область — 25,6%000.
  17. Республика Крым — 25,5%000.
  18. Ивановская область — 25,3%000.
  19. Ульяновская область — 24,6% 000 .
  20. Тверская область — 23,2%000.
  21. Удмуртская Республика — 23,1%000.
  22. Республика Хакасия — 22,1%000.
  23. Республика Башкортостан — 20,9%000.
  24. Ярославская область — 19,9%000.

В вышеперечисленных регионах проживает 33,2% всего населения России и зарегистрировано 56% всех новых случаев ВИЧ-инфекции в 2020 г.

ТОП24 худших регионов России по заболеваемости ВИЧ-инфекцией за 2019 год

  1. Кемеровская область — 179,5 на 100 тыс. нас. ( далее % 000 — это «на 100 000 населения» ).
  2. Челябинская область — 130,1%000.
  3. Иркутская область — 130,1% 000 .
  4. Свердловская область — 125,6% 000 .
  5. Новосибирская область — 124,9%000.
  6. Пермский край — 118,1%000.
  7. Красноярский край — 116,6%000.
  8. Томская область — 112,1%000.
  9. Оренбургская область — 111,3%000.
  10. Тюменская область — 103,4% 000 .
  11. Курганская область — 96,8%000.
  12. Алтайский край — 93,7%000.
  13. Самарская область — 91,3%000.
  14. Омская область — 88,0%000.
  15. Ульяновская область — 83,2% 000 .
  16. Республика Крым — 82,1%000.
  17. Ханты-Мансийский автономный округ — Югра — 76,9%000.
  18. г.Севастополь — 75,6%000.
  19. Удмуртская Республика — 74,9%000.
  20. Тверская область — 74,0%000.
  21. Республика Хакасия — 69,6%000.
  22. Нижегородская область — 67,6%000.
  23. г.Москва — 66,5%000.
  24. Республика Башкортостан — 65,8%000.

Всего в топ24 худших по ВИЧ регионах России выявлено 64% всех новых случаев ВИЧ-инфекции за 2019г., в них проживает 42,5% всего населения России.

Читать еще:  Мать ребенка-инвалида обвинили в наркоторговле из-за продажи лишнего лекарства

Пораженность ВИЧ-инфекцией населения России в 2020 г.

Пораженность ВИЧ-инфекцией на 01 мая 2020г. составила 740,8 на 100 тыс. населения России, на 01 января 2020 г. — 728,2 (на 01.07.19 — 709,2). Случаи ВИЧ-инфекции зарегистрированы во всех субъектах Российской Федерации. Регистрируется рост числа регионов с высокой пораженностью ВИЧ-инфекцией (более 0,5% от численности населения): с 22-х в 2014 г. до 37 в 2020 г. В этих неблагополучных регионах проживает более половины всего населения страны 61,9% (60,1% — на 01.01.20) и подавляющее большинство (83,9%) всех инфицированных ВИЧ.

ТОП22 худших регионов России пораженных ВИЧ-инфекцией на 01.01.2020г.

  1. Кемеровская область — зарегистрировано 1 934,9 живущих с ВИЧ на 100 тысяч населения (число ЖИВЫХ ВИЧ-инфицированных на 100 тыс.нас., на 01.01.2020г.). ( далее % 000 ) .
  2. Иркутская область — 1 906,2% 000.
  3. Свердловская область — 1 828,1% 000 .
  4. Самарская область — 1 486,8% 000 .
  5. Оренбургская область — 1 462,6% 000 .
  6. Челябинская область — 1 324,0%000.
  7. Ханты-Мансийский автономный округ — 1 317,1% 000 .
  8. Ленинградская область — 1 298,7%000.
  9. Новосибирская область — 1 281,0%000.
  10. Тюменская область — 1 263,8 % 000 .
  11. Пермский край — 1 188,1%000.
  12. Республика Крым — 1 142,5% 000 .
  13. Красноярский край — 1088,5%000.
  14. Ульяновская область — 1062,5% 000 .
  15. Курганская область — 1029,6%000.
  16. Томская область — 1010,6%000.
  17. Алтайский край — 1009,1% 000 .
  18. г. Санкт-Петербург — 967,4% 000 .
  19. Ивановская область — 895,4%000.
  20. Тверская область — 890,1% 000 .
  21. Омская область — 877,8% 000 .
  22. Мурманская область — 775,1% 000 .

Т.е. исходя из вышеуказанных показателей около 2% населения Кемеровской, Иркутской и Свердловской областей инфицированы ВИЧ! И это только официальные данные, т.е. только верхушка айсберга.

Возраст

За 2019 г. 84,0% ВИЧ-инфицированных выявлены в возрасте старше 30 лет.

В 2019 г. ВИЧ-инфекция выявлена в основном (71% новых случаев) у граждан РФ в возрасте 30-50 лет. Доля подростков и молодежи снизилась в 2019 г. до 0,9% (в 2000г. на их долю приходилось 24,7% новых случаев ВИЧ-инфекции, а в 2010 г. – 2,2%).

Наиболее пораженная ВИЧ возрастная группа в России — 30-44 года. Среди мужчин 35-39 лет жили с установленным диагнозом ВИЧ-инфекция — 3,3%. Среди населения 15-49 лет были инфицированы ВИЧ — 1,4%.

Путь заражения

Среди выявленных ВИЧ+ за 2019 г., при гетеросексуальных контактах заразились — 62,7%, при наркотических33,6%.

2,5% больных инфицировались при гомосексуальных контактах. Количество зараженных при половых контактах ежегодно увеличивается.

В I-ом полугодии 2019 зарегистрировано 6 случаев с подозрением на заражение в медицинских организациях при использовании нестерильного медицинского инструментария.

Среди всех людей с ВИЧ (у которых проведено эпидрасследование, выявленные в 1987-2019гг.) 60% заразились через внутривенное совместное употребление психоактивных веществ.

Смертность

Умерли к началу 2020 г. 24,9% (к 01.07.2019г. — 24,4%, к 01.11.2019г. — 24,7%) от числа всех зарегистрированных инфицированных ВИЧ россиян, при этом постоянно растет количество больных, умерших вследствие ВИЧ-инфекции.

В 2018г. в РФ умерло 36 868 людей с ВИЧ, из них 56% умерли вследствие ВИЧ-инфекции. В 2018 г. по данным Росстата ВИЧ-инфекция была причиной более половины от всех смертей от инфекционных болезней (59,5% –20 597). Умирают инфицированные ВИЧ в молодом возрасте (в среднем 38 лет в 2018 г.).

За 2019 г.в Российской Федерации умерло от всех причин 33 577 больных ВИЧ-инфекцией, что на 8,9% меньше, чем за 2018г. Ведущей причиной летальных исходов среди инфицированных ВИЧ остается туберкулез.

За весь период наблюдения к 01.01.2020 г. в Российской Федерации родилось 205 675 живых детей от ВИЧ-инфицированных матерей, у 11 322 из них была подтверждена ВИЧ-инфекция.

За 2019 г.в России родилось 13 747 детей от ВИЧ-инфицированных матерей, из них у 165 ребёнка (1,2%) была подтверждена ВИЧ-инфекция.

При этом, всего в 2019г. диагноз ВИЧ-инфекции впервые был поставлен значительно большему количеству детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей (502), что связано с выявлением инфекции у детей, рожденных до 2019г.

63 ребёнка, впервые выявленные в 2019 году, были инфицированы от ВИЧ+ матери через грудное вскармливание (СПИД-диссиденты?).

Лечение

На диспансерном учёте в 2019г. состояло 776 868 ВИЧ-инфицированных граждан России (70,5% от числа живших с диагнозом ВИЧ-инфекция в этот период).

В 2019 г. в России получали антиретровирусную терапию 534 990 пациентов (включая 55 273 больных, находившихся в местах лишения свободы), из них 36 703 больных прервали АРТ в 2019 г.

«По инициативе Минздрава лечение предоставляется не всем гражданам РФ, как это записано в Конституции, а только включенным в «регистры больных ВИЧ-инфекцией», контролируемые самим министерством» — В. Покровский.

Охват лечением в 2019 г. в Российской Федерации составил 48,5% от числа живших с диагнозом ВИЧ-инфекция и 68,9% от числа состоявших на диспансерном наблюдении.

К 01.01.2020г. вирусная нагрузка была подавлена (менее 500 коп./мл) у 408 088 пациентов, что составило 76,3% от числа получавших АРТ в 2019 г.

За 2019 г. 116 510 инфицированных ВИЧ были впервые взяты на антиретровирусную терапию, 81 058 пациентов были впервые взяты на диспансерное наблюдение

Скрининг

За 2019 г. в России исследовано на ВИЧ 43 124 683 образцов: 40 574 261 образцов крови граждан России и 2 550 422 образцов крови иностранцев. Количество обследованных среди граждан России увеличилось в 2019 г. на 6,9% по сравнению с 2018 годом и соответствовало 27,6 тестов на каждые 100 человек населения.

Выводы

  1. Эпидемия ВИЧ-инфекции в РФ продолжается несмотря на бодрые доклады Минздрава — число регионов с высокой пораженностью ВИЧ-инфекцией выросло до 35.
  2. В основном ВИЧ поражает «благополучную» (экономически активные люди в возрасте 30-50 лет) группу населения посредством опасных половых контактов, т.к. ни духовно-нравственное воспитание, ни половое просвещение не имеет успеха на земле русской. Мало просвещают? Не умеют просвещать? Народ глух к рекомендациям?
  3. Охват терапией ВИЧ-инфицированных недостаточен, к цели 90-90-90 как до Луны пешком. Вопреки международным рекомендациям терапия не назначается в день постановки диагноза.
  4. Доконтактная профилактика малодоступна.
  5. Недопустимо, при современном уровне терапии, высокая смертность, как результат низкой доли больных, получающих современные лекарства, а также поздним началом лечения.
  6. Полный охват населения обследованием на ВИЧ отсутствует.
  7. Назначаемые схемы лечения не всегда эффективны, только в 62% подавлена вирусная нагрузка и то это среди тех у кого её определяли.

Источник статистических данных: Федеральный СПИД-центр, Москва.

Число ВИЧ+ в РФ превысило миллион. 20 тысяч умрут до конца года

Число людей, живущих с диагнозом ВИЧ-инфекция, к концу 2017 года превысит миллион человек. По числу выявляемых случаев заражения ВИЧ Россия — на унизительном третьем месте после ЮАР и Нигерии. Что не так с государственной стратегией противодействия «чуме 20 века» и почему сильнейшая держава мира никак не может победить эпидемию ВИЧ-инфекции — в интервью директора федерального центра СПИДа Вадима Покровского для «URA.RU».

Читать еще:  Надпись «Иисус спасает» на майке бегуна оказалась пророческой

— Вадим Валентинович, опубликованы данные по смертности от ВИЧ-инфекции: якобы в прошлом году от СПИДа в России умерло 17,5 тысяч человек. Это так?

— Это официальные цифры Росстата. А по нашим данным — даже больше. Росстат учитывает тех, кто умер именно от ВИЧ-инфекции, но мы еще собираем информацию, сколько всего умерло ВИЧ-инфицированных (причины смерти могут быть разные). Так вот, в 2017 году в России умерло 32 тысячи ВИЧ-позитивных людей. Часть из них, по-видимому, умерла не от СПИДа, часть — от сопутствующих заболеваний. Все это надо уточнять, но эти данные в нашей системе очень сложно получать: ЗАГСы пишут, что не могут сообщить это без согласия умершего. Но то, что попало в отчеты Росстата — это люди, которые точно умерли от СПИДа.

— Ваш прогноз по смертности от ВИЧ в 2017 году?

— Думаю, будет больше 20 тысяч, потому что смертность растет очень быстро — даже быстрее, чем растут новые случаи ВИЧ-инфекции (в процентном соотношении).

— А сколько человек сегодня в России заражены ВИЧ? Два года назад вы пугали нас цифрой в миллион…

— Всего в России зафиксировано более миллиона 100 тысяч случаев ВИЧ-инфекции [с 1987 года — ее появления в СССР], но где-то 250 тысяч [за 30 лет] умерли. Людей, живущих с ВИЧ, сейчас зарегистрировано 930 тысяч. В прошлом году было выявлено 100 тысяч новых ВИЧ-инфицированных, в этом году за шесть месяцев было более 50 тысяч, то есть к концу году опять будет не менее 100 тысяч. По итогам 2017 года мы получим около миллиона.

Это живые люди, которые все нуждаются в лечении. Но лечение у нас сейчас получает не более трехсот тысяч человек, а на самом деле даже меньше, потому что часть прекращает лечиться. 300 тысяч — это те, кто начинал лечение в прошлом году. А на диспансерном учете состоит 600 тысяч человек. То есть порядка трехсот тысяч человек еще даже не приходили в центры СПИДа.

— Где ситуация с заболеваемостью ВИЧ-инфекцией хуже всего?

— Самая тяжелая ситуация — в крупных городах Урала, Поволжья и Сибири. Там исторически сложилось большое число наркопотребителей, от которых потом люди заражались половым путем. Трудно сказать, почему именно эти города: возможно, там было более-менее благополучно в 90-е годы и туда больше везли наркотики. Поэтому Самара, Екатеринбург, Иркутск — одни из самых пораженных.

Но если раньше лидировал путь передачи инфекции через наркотики (при пользовании одним шприцом — прим. ред.), то сейчас ситуация меняется: в прошлом году половой и наркотический пути сравнялись, а по данным за первое полугодие 2017 года стал преобладать половой путь — при гетеросексуальных контактах, между мужчинами и женщинами.

— Весной и в начале лета из разных регионов приходили пугающие новости о перебоях с препаратами для лечения ВИЧ — о том, что нужных лекарств нет, пациентам меняли схемы (но препаратов, назначенных на замену, не хватало, что повлекло вмешательство прокуратуры). По данным пациентского сообщества, сейчас ситуация более-менее выравнялась. Как в целом обстоит дело с лечением ВИЧ-инфекции в России?

— Сейчас лекарства поступают, но, поскольку закупки шли неравномерно, производители, выигравшие аукционы, тоже поставляют неравномерно. Процесс идет непростой — то там, то здесь возникают моменты, когда где-то чего-то не хватает.

В целом, лечение запаздывает. По данным UNAIDS, 50% людей с диагнозом ВИЧ-инфекция получают антиретровирусную терапию, а в России — только треть.

По идее, надо лечить всех ВИЧ-положительных — только в этом случае можно добиться снижения смертности. А мы начинаем лечить только тех, у кого число иммунных клеток ниже 350.

На практике — даже ниже: пока назначат лечение, пока человек получит и начнет принимать препараты. Некоторые люди, которые не наблюдались в центрах СПИДа, попадают в больницы прямо со СПИДом — с крайне низким уровнем иммунитета, близким к нулю (норма — выше 500, обычно около 1000 так называемых CD4-клеток на миллилитр крови — прим. ред). Такого пациента тоже можно вылечить, но эффективность этого лечения уже гораздо ниже. Вот и получается, что у нас смертность от ВИЧ растет, тогда как во всем мире — снижается.

— Почему так происходит? Ведь государство взяло курс на борьбу с ВИЧ, есть стратегия, которая утверждена правительством…

— Стратегию приняли, но никакого финансирования под этой стратегию не заложили. Дополнительного финансирования Минздрав не получает. Сегодня практика такая: сколько дали денег — столько и есть, надо в них укладываться. Что делает Минздрав? Он, в основном, работает на снижение стоимости лекарств. Но все равно мы не успеваем за тем количеством пациентов, которое нарастает.

Если мы посмотрим на план бюджета, то увидим, что расходы на борьбу с ВИЧ-инфекцией собираются даже снижать. Поэтому ожидать снижения смертности от этого диагноза не приходится. По-моему, опасность эпидемии ВИЧ еще не до конца понята нашими политическими деятелями. Поэтому посыл здесь совершенно ясный: «О чем вы думаете, товарищи?».

К сожалению, дело дошло до того, что мы сейчас уже несем прямой экономический ущерб от гибели людей. Чтобы спасти их, нужно вкладывать больше денег и в лечение, и в профилактику: сейчас уже ясно, что эпидемия у нас очень серьезная.

По росту числа выявленных случаев ВИЧ-инфекции, по данным UNAIDS, мы на третьем месте после ЮАР и Нигерии.

Пора уже делать что-то эффективное.

— Если лечить надо как минимум в два раза больше людей (а то и в три), сколько же необходимо средств на борьбу с ВИЧ-инфекцией?

— Мы уже несколько раз считали эту цифру: для того, чтобы остановить эпидемию, надо 100 миллиардов рублей. Чтобы сделать лечение правильным, чтобы обеспечить процесс кадрами: количество пациентов растет, но надо же и количество врачей увеличивать. Сейчас в стране меньше пяти тысяч инфекционистов — тех, кто может работать с ВИЧ-инфекцией, и их количество только снижается.

Из них половина должна быть занята ВИЧ-инфекцией, потому что во многих инфекционных больницах уже большую часть коек занимают ВИЧ-инфицированные. Нужно готовить врачей, им надо платить зарплату. Мне рассказывали, что в каком-то городе врач-инфекционист принимает по 100 человек в день — какое же это качество работы? Даже 20 приемов в день — это большая нагрузка. Естественно, нужны и помещения, и оборудование, и диагностические тест-системы. Все это стоит не меньше 100 миллиардов рублей в год — только тогда мы это остановим.

Пока у нас главная стратегия — выжидания. Что, может быть, за границей изобретут вакцину и нам ее бесплатно отдадут? Или появится вдруг какое-нибудь сверхлечение? Я не знаю. Но эпидемия-то разворачивается все шире и шире. Я тридцать лет работаю в этой области, а ситуация с каждым годом все хуже и хуже.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector