0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Конституционный суд рассмотрит жалобу на дискриминацию недееспособных в ПНИ

В КС поступила жалоба на дискриминацию инвалидов

В Конституционный суд (КС) поступила жалоба на практику Верховного суда и судов общей юрисдикции, нарушающую права проживающих в психоневрологических интернатах (ПНИ). Юрий Калинин и его дочь Юлия Калинина оспаривают нормы федерального законодательства, не позволяющие недееспособным лицам временно покидать ПНИ и защищать свои права в судах.

Поводом для обращения в КС послужила типичная ситуация: руководство Кировского ПНИ Ленобласти отказалось временно отпустить Юлию Калинину на выходные к отцу Юрию Калинину. Она была признана судом недееспособной по заявлению матери, которая, находясь в разводе, в 2016 году поместила дочь в ПНИ. Юрий Калинин ничего об этом не знал и теперь вместе с дочерью вынужден добиваться предоставления ей «домашнего отпуска» для общения вне стен интерната. Руководство ПНИ, выступающее по закону опекуном госпожи Калининой, в отказе сослалось на отсутствие права временной передачи в семьи за пределы интерната совершеннолетних недееспособных обитателей. Верховный суд (ВС) ранее признал, что такая временная передача «не предусмотрена», поэтому иски господина Калинина к ПНИ суды отклонили. Оспоренный им в КС подход является устойчивой практикой, после того как ВС отменил в 2013 году приказ департамента соцзащиты Ивановской области о правилах временной передачи недееспособных граждан в их семьи из ПНИ. С тех пор госорганы прямо предписывают интернатам не выпускать недееспособных проживающих, сообщил КС заявитель, оспаривая нормы Гражданского кодекса, а также законов «Об опеке и попечительстве» и «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан…».

Юлия Калинина была лишена возможности оспорить свое заточение в суде (в силу признания недееспособной), а ее представителя, руководителя правозащитной практики адвокатской группы ОНЕГИН Дмитрия Бартенева суды не допустили к участию в процессе из-за отсутствия соглашения с ПНИ. Такую трактовку Гражданского процессуального кодекса госпожа Калинина просит КС признать неконституционной.

Как правительство собирается решить проблему нарушений прав граждан, проживающих в ПНИ

Согласно оспоренным нормам, недееспособный гражданин помещен в ПНИ «под надзор». Значение этого термина не расшифровывается, но по аналогии с положениями Семейного кодекса применительно к детям-сиротам трактуется как необходимость «физического надзора» вне зависимости от его реальной необходимости. При этом на интернат возлагается «обязанность постоянного надзора за подопечным посредством обеспечения его круглосуточного нахождения в пределах ПНИ», что позволяет «ограничивать сугубо личные права такого гражданина вплоть до физического лишения свободы и права на общение с другими лицами», говорится в жалобе. ПНИ не является психиатрическим стационаром, да и там право на проведение времени вне его территории может быть ограничено только при недобровольной госпитализации. Практика принудительного удержания в ПНИ в целях «надзора» приводит к произвольному ограничению конституционных прав и свобод его обитателей, нарушает неприкосновенность частной жизни и гарантии защиты семьи, а также запрет дискриминации инвалидов, настаивают заявители.

С учетом практики КС и ратификации Россией Конвенции о правах инвалидов заявители просят признать, что принудительное содержание гражданина в ПНИ по причине недееспособности не соответствует Конституции и современным международным стандартам прав человека. В жалобе говорится, что утрата юридической дееспособности не означает беспомощности гражданина, он в любом случае не может быть ограничен опекуном в праве свободно выходить на улицу, встречаться с другими людьми или иным образом проводить время. При необходимости ему лишь следует обеспечить по месту нахождения вне ПНИ сопровождение и помощь родственников или друзей, меры социального присмотра или помощь социальных служб. Но спорное регулирование фактически обязывает интернат ограничивать личную свободу и свободу передвижения проживающего, приводя к дискриминации.

Читать еще:  Телевизор, деньги, время с детьми – социологи выявили самые «радостные занятия» россиян

«Они (проживающие в ПНИ.— “Ъ”) не имеют возможности выбрать, что надеть или поесть, с кем общаться, как потратить свои деньги даже на самые элементарные вещи. Если житель интерната лишен дееспособности, он не может сходить с друзьями в кафе или в кино, провести время в семье родственников — это своего рода пожизненное лишение свободы. Разрешения такой ситуации ждут многие организации и родственники обитателей ПНИ»,— сказал “Ъ” автор жалобы в КС Дмитрий Бартенев. КС неоднократно подчеркивал недопустимость лишения прав людей только потому, что они имеют психические проблемы или находятся в медицинских либо социальных организациях. Но в большинстве ПНИ сохраняется режим закрытого пребывания, который мало отличается от режима психиатрических больниц, хотя Минтруд в 2016 году признал, что ПНИ являются открытыми учреждениями, напомнил адвокат.

Как в бывших соцстранах реформируют систему ПНИ

В Минтруде, куда обратился “Ъ”, заявили, что не комментируют «материалы, находящиеся на рассмотрении в судах». Отвечая на вопрос, на какой стадии находится «дополнительная проработка» вопросов профилактики и недопущения нарушения прав лиц, страдающих психическими расстройствами, в ПНИ (решение об этом было принято на совещании в ведомстве 14 мая), в Минтруде сообщили, что «направлены запросы в Минздрав, Минюст и Институт законодательства при правительстве РФ»: «После поступления позиции ведомств работа будет продолжена». В Минюсте, однако, сообщили, что «вопросы, затрагиваемые проектом Минтруда, к компетенции Минюста не отнесены, и он по существу не рассматривался, о чем Минтруд был проинформирован». Запрос КС о позиции по жалобе Калининых в Минюст пока не поступал.

Правительство РФ признало необходимость реформы интернатов, но концепция до сих пор не разработана, а законы, принятые после ратификации Конвенции о правах инвалидов, ничего не говорят о преодолении дискриминации людей с психическими расстройствами, вновь оставляя их «невидимыми для закона», отмечает господин Бартенев.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург; Валерия Мишина

Право на защиту

Сомнения в соответствии статьи 54 Гражданского процессуального кодекса РФ положениям Конституции страны высказал адвокат Виктор Еремеев, действовавший на основании ордера и в соответствии с пожеланиями своей доверительницы — москвички. Женщину через суд признали недееспособной после проведения психиатрической экспертизы. Обжаловать это решение оказалось невозможно, так как в соответствии со статьей 54 ГПК представитель гражданина может совершать такие процессуальные действия только на основании доверенности.

Однако доверенности в простой письменной форме для этого недостаточно, а к нотариусу недееспособный гражданин обратиться не вправе. Тем самым, полагают заявительница и ее адвокат, оказываются нарушенными сразу несколько положений Конституции РФ, в том числе право на судебную защиту и принцип равенства перед законом и судом.

— Решение суда о признании гражданина недееспособным существенно ограничивает его в правах по сравнению с другими, поэтому необходимо обеспечить таким гражданам дополнительные гарантии и разработать механизм реализации прав по обжалованию подобных судебных решений, — указал адвокат в заявлении.

Определяя свою позицию по данному делу, судьи со ссылкой на ранее вынесенные решения КС прежде всего подчеркнули, что право на судебную защиту относится к числу основных и неотчуждаемых прав и свобод человека, а также выступает «процессуальной гарантией всех иных конституционных прав и свобод». Суд также напомнил свое решение 2009-го года, в котором говорилось о необходимости особых гарантий защиты прав лиц, которые страдают психическими расстройствами и в отношении которых возбуждается производство по признанию их недееспособными.

Читать еще:  Британская библиотека опубликовала последний музыкальный дневник Моцарта

— Когда гражданин, признанный недееспособным, не может лично обжаловать соответствующее решение суда в апелляционном порядке, его опекун не совершает указанных действий, а выдать представителю доверенность он не вправе, особенно в случае пропуска им процессуального срока на подачу апелляционной жалобы и вступления решения суда о признании его недееспособным в законную силу, создается непреодолимое препятствие обжалованию решения суда, — указал КС, отметив также, что обжалование становится невозможным ни в порядке надзора, ни по факту отсутствия в зале суда.

Поэтому КС РФ своим решением постановил, что по своему конституционно-правовому смыслу положения статьи 54 ГПК РФ не предполагают отказа суда в рассмотрении жалоб адвоката, направленных на оспаривание решения суда о признании гражданина недееспособным, по мотиву отсутствия выданной этим гражданином доверенности, «если из конкретных обстоятельств следует, что адвокат действует в интересах и по воле этого гражданина». Дело москвички-заявительницы подлежит пересмотру.

Какие нововведения предлагает закон о цифровом нотариате:

Признано нарушение прав недееспособных лиц при недобровольном помещении в ПНИ

Азамат Ибрагимов был признан в установленном порядке недееспособным по причине психического заболевания, а поскольку не имел родственников или иных лиц, которые бы могли осуществлять за ним уход, был помещен, по направлению органов социальной защиты, в психоневрологический интернат (ПНИ), расположенный в другом городе. На указанный интернат, в соответствии с законом, были возложены функции опекуна.

Когда же Ибрагимов попытался оспорить указанное решение, он столкнулся с тем, что законом возможность судебной проверки таких решений по заявлению самого недееспособного лица не предусмотрена.

Конституционный суд, рассматривая это дело, признал, что помещение лица, страдающего психическим расстройством, в ПНИ по существу аналогично недобровольной госпитализации лица в психиатрический стационар. При этом такая госпитализация происходит исключительно по судебному решению, и в свете имеющихся постановлений Конституционного суда, может быть обжалована заинтересованным лицом, в том числе и самим пациентом.

Тем самым суд установил, что в действующем законодательстве имеется пробел по вопросу о недобровольном направлении недееспособных лиц в ПНИ, поскольку процедура судебной проверки законности и обоснованности таких лиц отсутствует, что нарушает их конституционные и гарантированные международными правовым актами права.

Суд указал, что восполнение недостатков действующего законодательства является прерогативой законодательной, а не судебной власти, а потому отказался рассматривать жалобу Ибрагимова по существу.

Однако Конституционный Суд РФ от 19.01.2011 № 114-О-П установил, что «федеральному законодателю надлежит установить процедуру судебной проверки необходимости и обоснованности помещения указанной категории лиц в специализированные (психоневрологические) учреждения для социального обеспечения».

В силу ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», «В случае, если … из решения Конституционного Суда Российской Федерации вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании, государственный орган или должностное лицо, принявшие этот нормативный акт, рассматривают вопрос о … внесении необходимых изменений и (или) дополнений в нормативный акт».

Таким образом, федеральный законодатель обязан возместить пробел, указанный ему Конституционным Судом.

С нашей точки зрения, исходя из системы норм федерального законодательства в указанной сфере, полагаем, что соответствующие материально-процессуальные нормы целесообразно поместить в Закон Российской Федерации от 2 июля 1992 года № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», возможно с внесением бланкетных норм в Гражданско-процессуальный кодекс.

Читать еще:  Митрополит Липецкий и Задонский запретил верующим смотреть «Матильду»

Также считаем, что указанные изменения в законодательство должны обсуждаться и приниматься в комплексе со всеми назревшими пакетом изменений в законодательство о социальном обслуживании и недееспособности.

Конституционный суд рассмотрит жалобу на дискриминацию недееспособных в ПНИ

Конституционный суд РФ проверит, соответствуют ли конституции нормы, которые препятствуют недееспособным подопечным психоневрологических интернатов (ПНИ) временно покидать учреждения и защищать права в судах, пишет «Ъ».

Издание сообщает, что в Конституционный суд обратилась проживающая в Кировском ПНИ в Ленинградской области Юлия Калинина и ее отец Юрий Калинин. Женщина была признана недееспособной и помещена в интернат по заявлению своей матери, которая находится в разводе с отцом.

После того как Юрий Калинин узнал об этом, он попросил временно отпустить дочь из учреждения, чтобы пообщаться с ним. Руководство интерната отказало в просьбе, ссылаясь на решение Верховного суда, который запретил такую практику. По решению руководства ПНИ к ведению дела о неправомерности такого запрета не был допущен и юрист, представляющий интересы женщины. Дело в том, что интернат выполняет функции опекуна для недееспособных проживающих.

В законе «Об опеке и попечительстве» и «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан…» говорится, что недееспособные помещаются в ПНИ «под надзор», при этом значение данного термина не раскрывается. Поэтому его толкуют так же, как и положение Семейного кодекса в отношении детей-сирот. Т.е. это необходимость контроля, предполагающего физическое присутствие подопечного.

Это и пытаются оспорить истцы. Так как постоянное нахождение в ПНИ позволяет «ограничивать сугубо личные права такого гражданина вплоть до физического лишения свободы и права на общение с другими лицами».

По мнению заявителей, это ограничивает права и свободы проживающих в интернатах людей, нарушает неприкосновенность частной жизни и гарантии защиты семьи, а также запрет на дискриминацию инвалидов.

«Они не имеют возможности выбрать, что надеть или поесть, с кем общаться, как потратить свои деньги даже на самые элементарные вещи. Если житель интерната лишен дееспособности, он не может сходить с друзьями в кафе или в кино, провести время в семье родственников — это своего рода пожизненное лишение свободы», сообщила изданию адвокат Дмитрий Бартенев, представляющий интересы Юлии Калининой.

Юрист БОО «Перспективы» Екатерина Таранченко пояснила порталу Милосердие.ru, что из-за отсутствия единого порядка временной передачи пациентов ПНИ родственникам некоторые регионы, понимая необходимость давать недееспособным людям такую возможность, пытались вводить эти регламенты на местном уровне. Но в 2013 году принятый в Ивановской области документ был отменен по требованию прокуратуры, потом решение подтвердил Верховный суд.

«На федеральном уровне нет порядка, по которому недееспособные граждане могли бы на время покидать ПНИ, — рассказала Таранченко. — С другой стороны, это вопрос личного права на свободу передвижения. В Конституции прямо указано, что оно не может быть ограничено, кроме случаев, прямо указанных в законе. В законе о свободе передвижения и выборе места жительства также нет ограничений для недееспособных».

Юрист также подчеркнула, что вопрос решается по усмотрению руководства ПНИ, которое в большинстве случаев отказывают недееспособным пациентам и их родственникам. В то время дееспособных отпускают из учреждений намного чаще, так как речь в этих случаях речь не идет об ответственности опекуна.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector