0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Исаакиевский собор приглашает волонтеров для помощи незрячим посетителям

Исаакиевский собор приглашает волонтеров для помощи незрячим посетителям

ПОДАРИ НАДЕЖДУ Исаакиевский собор приглашает к сотрудничеству волонтёров, которые могли бы оказать помощь слабовидящим людям при посещении музея.

Напомним, в Исаакиевском соборе и в храме Спаса на крови открыты маршруты для незрячих и слабовидящих людей. Они разрабатывались совместно со специалистами Городской библиотеки для слепых и слабовидящих людей.

Особенность этих маршрутов в том, что посещать памятники слабовидящим людям совершенно не обязательно со специализированной экскурсионной группой. Есть аудиогид, который «ведёт» человека от точки к точке. Но проблема в другом – иногда незрячим людям нужен сопровождающий, чтобы, к примеру, встретил у станции метро или на остановке общественного транспорта, довёл до музея, сопроводил в музее.

Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор» и Библиотека для слепых и слабовидящих подписали договор о создании волонтерской службы «ПОДАРИ НАДЕЖДУ» – библиотека займётся общей подготовкой волонтеров, ведь необходимо знать, как вести себя со слабовидящим человеком, особенности восприятия мира незрячих и т.д., а музей расскажет подробно о собственно маршрутах, разработанных для таких людей.

Чтобы стать потенциальным волонтером, надо позвонить заведующему сектором по работе с маломобильными посетителями Анатолию Стефановичу ШАРИЮ – 570-19-12.

Особенность этих маршрутов в том, что посещать памятники слабовидящим людям совершенно не обязательно со специализированной экскурсионной группой. Есть аудиогид, который «ведёт» человека от точки к точке. Но проблема в другом – иногда незрячим людям нужен сопровождающий, чтобы, к примеру, встретил у станции метро или на остановке общественного транспорта, довёл до музея, сопроводил в музее.

Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор» и Библиотека для слепых и слабовидящих подписали договор о создании волонтерской службы «ПОДАРИ НАДЕЖДУ» – библиотека займётся общей подготовкой волонтеров, ведь необходимо знать, как вести себя со слабовидящим человеком, особенности восприятия мира незрячих и т.д., а музей расскажет подробно о собственно маршрутах, разработанных для таких людей.

Чтобы стать потенциальным волонтером, надо позвонить заведующему сектором по работе с маломобильными посетителями Анатолию Стефановичу ШАРИЮ – 570-19-12.

КРИК ДУШИ ЭКСКУРСОВОДА

Открытое письмо публикуем с разрешения автора.

Жители и гости Санкт-Петербурга

Я работаю экскурсоводом по Санкт-Петербургу и пригородам уже больше 20-ти лет. Информация о передаче Исаакиевского собора в ведение Русской Православной церкви для меня – тяжелый удар. Дело в том, что я считаю музей «Исаакиевский собор» самым лучшим по организации приема туристов из всех музеев нашего города. Посмотрите – к ним идут тысячи индивидуальных туристов ежедневно в каникулы и летом, сотни организованных групп, и всегда – четко, отлаженно, уважительно они разводят большие потоки людей. Мне никогда не приходилось подолгу с группами стоять и ждать, когда впустят внутрь.

Посещение Исаакиевского собора входит в большинство программ по приему организованных туристических групп. Как российских, так и иностранных. Исаакий уже давно стал одной из визитных карточек Петербурга! Там принимают всех – и православных, и католиков, и мусульман, и буддистов… И никогда ничего, кроме восторженных откликов, от туристов не слышала!

Потому что там работают профессионалы. Не ущемляя ничьих прав, они рассказывают о том, как строили собор, как создавали уникальные интерьеры (за 40 лет там поработало почти полмиллиона человек!) Причем люди разных национальностей и вероисповедания… (Помним, что главный архитектор Огюст Монферран был католиком). С грустью экскурсоводы говорят о послереволюционном периоде, напоминают, как всем миром(!) восстанавливали храм после войны… И об иконах рассказывают тоже! Всегда – очень уважительно.

Качественно и грамотно экскурсоводы подают информацию с позиции истории России и ее культуры. Обязательно напоминают в конце экскурсии, что все желающие могут подойти и помолиться в приделе Святого Александра Невского. Желающие делают это, остальные смотрят, что еще не рассмотрели, покупают сувениры.

Для сравнения скажу, что, например, в Казанский собор часть туристов (как правило, не христиане), даже не заходит. Историю создания этого храма мы «даем» на улице, перед собором, торопливо (холодно или дождь). Да и те, кто идет внутрь, выходят довольно быстро – через 10 -15 минут. «Мрачно как-то», — говорят. И торопятся идти дальше.

Из Исаакиевского же собора людей не увести. Сколько раз было, что группа вышла, а кого-то нет! Спасибо сотрудникам, всегда идут навстречу, впускают экскурсовода назад, чтобы разыскал отставшего…

Исаакиевский собор (как и его филиал – Спас-на крови) – единственные, кто летом каждый день стал работать до 22.30. А колоннада по ночам — до 4.30! А ведь долгие годы все музеи Петербурга зимой и летом уже в 17 часов переставали пускать гостей города. Туристы, приезжавшие на 2-3 дня, хотели максимально использовать время, побольше увидеть наших красот! Вернувшись, например, из Петергофа, спрашивали: «Куда еще можно вечером сходить? В какой музей?» Деньги готовы были заплатить! А мне, кроме театров (с которыми тоже летом проблемы), и предложить – то было нечего! «Гуляйте там-то и там-то…» И только руководство Исаакиевского собора смогло так наладить работу, что музей стал работать допоздна.

(Уверена, что это было непросто – так изменить график работы сотрудников!) Но это было необходимо. Потому что этот музей работает для людей…

Такая работа стала примером для других, и теперь все большее количество музеев летом и в дни школьных каникул увеличили свой график работы… Но первым-то был именно Исаакий!

Этим летом столкнулась с тем, как музей работает в экстремальной ситуации: привожу группу приезжих школьников по путевке к определенному времени, но нас, как и остальных, не пускают даже на ступени портика. Пробилась к охраннику, он тихо говорит: «Уводите группу». Увела назад, в автобус, сама побежала выяснять, что дальше делать – посещение музея запланировано по программе тура, вечером ребята уже уезжают домой. А тут — кассы закрыты «по техническим причинам», народ толпится.

Как потом оказалось, одна из верующих, от радости, что добралась до собора, бросила свой рюкзак между колоннами, а сама побежала молиться. Пока она молилась, сотрудники музея успели всех эвакуировать из опасного места, остановили продажу билетов, вызвали полицию.

Как только стало понятно, что опасности нет, моментально наладили работу. Мою группу уже водили по собору, а в это время только включали кассы и оформляли нам билеты. На колоннаду мы тоже успели. Ребята были счастливы.

Могу со знанием дела сказать: если бы такое случилось в любом другом крупном музее (прости, о Эрмитаж!) – это был бы полный коллапс и скандал. А тут – спокойно, без истерики, быстро и грамотно «разрулили» ситуацию.

Осенью я работала с приезжей группой слепых и слабовидящих людей (25 человек). В основном это были взрослые. Со слепыми приехали сопровождающие. У меня есть опыт работы с такими туристами, но так случилось, что в Исаакиевский собор на специальную экскурсию я, как и мои гости, попала впервые. Меня удивило, что посещение запланировано на среду – выходной день музея. И только потом поняла, насколько это мудро.

Специально подготовленные экскурсоводы в пустом(!) соборе рассказывали об интерьерах и показывали туристам небольшую модель храма, которую гости с радостью «изучили» руками.

(Ну, говорила я им на улице: «Там, вверху, четыре колокольни с маленькими куполами, а в центре, на барабане, окруженный колоннами, огромный позолоченный купол… На углах – скульптура – ангелы со светильниками…» Но как незрячий с детства человек может себе все это представить?)

Читать еще:  Главы Церквей отдали дань памяти погибшим в ВОВ

А тут они все потрогали, восприняли! Затем верхнюю часть модели сняли, и, осторожно беря руку незрячего человека, ее опускали внутрь модели, показывая, в какой части собора мы находимся, что и как располагается внутри.

Потом туристы «обнимали» колонны, трогали полы и стены, решетки, уникальные барельефы на дверях, даже мозаику. Им давали в руки кусочки смальты, пластинки лазурита и малахита. Боже мой, как люди были счастливы! Слышали бы вы, как они благодарили…

Такую экскурсию невозможно проводить в рабочий день музея – десятки других, зрячих туристов тут же кинутся все трогать, оттеснив более уязвимых слабовидящих (позже в Гатчинском дворце мне пришлось несколько раз отбиваться от таких). Поэтому это было замечательное решение – принимать подобные группы в выходной день!

В музее «Исаакиевский собор» работают с различными «особыми группами». Для колясочников есть пандус и специализированный лифт для подъема ка колоннаду. Люди с ограниченными возможностями теперь могут посмотреть на город с высоты птичьего полета! Спросите у кого-нибудь из них, что это для них значит? И какой еще храм в России соорудил лифт для посетителей – инвалидов?

Входные билеты в музей «Исаакиевский собор» – самые дешевые в Петербурге: для взрослых – 250 рублей, для школьников и пенсионеров – 50 рублей. И это — с экскурсионным обслуживанием!

Для сравнения: Русский музей – 300 руб. и 150 руб. (без экскурсии), Юсуповский дворец – 450 руб. и 300 руб., музей «Петровская акватория» — 400 руб. и 200 руб…

И при таких низких ценах на билеты, которые не поднимают уже несколько лет, музей полностью находится на самоокупаемости, проводит сложнейшие реставрационные работы и не просит у города ничего! Только большие налоги платит в бюджет Санкт-Петербурга! И восхищает всех посетителей…

К сожалению, убеждена, что после передачи собора РПЦ будет загублена вся эта прекрасно отлаженная работа. Наверное, не сразу, а постепенно она сойдет на нет. И экскурсионная с «обычными» туристами, и, тем более, с «особыми» группами. Потому что так качественно работать могут только профессионалы!

Недавно на пресс-конференции представители РПЦ заявили, что из 400 человек, которые сейчас трудятся в музее, они планируют оставить 40 сотрудников. Это что, насмешка? Кто будет разводить огромные людские потоки, которые туда пойдут поначалу? Ведь именно экскурсоводы ведут группы по определенным маршрутам, чтоб не сталкивались и не пересекались внутри, не мешали друг другу. Кроме того, потоки регулируются и временем посещения (договора с турфирмами, путевки). Но с РПЦ турфирмы по разным объективным причинам практически не работают!

А реставрировать храм кто будет и на что? Тем более, что на этой же пресс-конференции пообещали, что вход в собор будет бесплатным. Так на что реставрировать живопись и скульптуру собираются? А реставрация требуется постоянно! У города деньги будут просить?

«Прости их, господи, ибо не ведают они, что творят…»

Мало кто знает, но и в Казанском соборе, и в Александро-Невской Лавре служители проводят экскурсии. Кто их заказывал? Кто на них бывал? Многие ли? Очень немногие. В основном — паломники. Потому что представители РПЦ ведут экскурсии только в православном ключе. Истории, культуры, архитектуры в экскурсиях мало. А вот подробного рассказа о каждой иконе, святом – это да. Но даже не все православные верующие могут долго это выдержать!

А количество посетителей! Придите в Кафедральный Казанский собор и посмотрите, сколько там людей. А ведь он – на Невском, в самом центре города, рядом с метро! А потом дойдите до Исаакиевского и посмотрите, сколько там. В сотни раз больше! За 2016 год – 3 миллиона человек! (Не смотря на платный вход.)

Почему? Там красиво? Там интересно? И то, и это. А еще там душевно… Там все сделано с любовью и показывается с любовью… Там вам рады…

Православным верующим плохо в Исаакиевском соборе? Никогда такого не слышала. Прихожане без билетов входят, службы идут каждый день, кроме среды. Если надо службы проводить чаще — уверена, что этот вопрос можно решить с руководством музея. Может быть, сделать так, что с утра собор функционирует, как православный храм, а с 12.00 – как музей? А придел Александра Невского – целый день, как уже несколько лет. Есть и другие варианты… Надо только захотеть их найти…

Только боюсь, что дело не в проблемах прихожан Исаакиевского собора. Дело в деньгах и амбициях. И особенно больно, когда Православная церковь, призванная нести мир и добро, своими действиями провоцирует противостояние и раскол в обществе, причем – среди православных же людей!

Исаакиевский собор – бренд Санкт-Петербурга, наша гордость. Он столько пережил на своем веку! Переживет и это смутное время…

Буду молиться, чтобы разумный компромисс был найден, и музей «Исаакиевский собор» продолжал восхищать миллионы жителей и гостей города.

С любовью и надеждой, экскурсовод Санкт-Петербурга Елена Львовна Голикова

КРИК ДУШИ ЭКСКУРСОВОДА

Открытое письмо публикуем с разрешения автора.

Жители и гости Санкт-Петербурга

Я работаю экскурсоводом по Санкт-Петербургу и пригородам уже больше 20-ти лет. Информация о передаче Исаакиевского собора в ведение Русской Православной церкви для меня – тяжелый удар. Дело в том, что я считаю музей «Исаакиевский собор» самым лучшим по организации приема туристов из всех музеев нашего города. Посмотрите – к ним идут тысячи индивидуальных туристов ежедневно в каникулы и летом, сотни организованных групп, и всегда – четко, отлаженно, уважительно они разводят большие потоки людей. Мне никогда не приходилось подолгу с группами стоять и ждать, когда впустят внутрь.

Посещение Исаакиевского собора входит в большинство программ по приему организованных туристических групп. Как российских, так и иностранных. Исаакий уже давно стал одной из визитных карточек Петербурга! Там принимают всех – и православных, и католиков, и мусульман, и буддистов… И никогда ничего, кроме восторженных откликов, от туристов не слышала!

Потому что там работают профессионалы. Не ущемляя ничьих прав, они рассказывают о том, как строили собор, как создавали уникальные интерьеры (за 40 лет там поработало почти полмиллиона человек!) Причем люди разных национальностей и вероисповедания… (Помним, что главный архитектор Огюст Монферран был католиком). С грустью экскурсоводы говорят о послереволюционном периоде, напоминают, как всем миром(!) восстанавливали храм после войны… И об иконах рассказывают тоже! Всегда – очень уважительно.

Качественно и грамотно экскурсоводы подают информацию с позиции истории России и ее культуры. Обязательно напоминают в конце экскурсии, что все желающие могут подойти и помолиться в приделе Святого Александра Невского. Желающие делают это, остальные смотрят, что еще не рассмотрели, покупают сувениры.

Для сравнения скажу, что, например, в Казанский собор часть туристов (как правило, не христиане), даже не заходит. Историю создания этого храма мы «даем» на улице, перед собором, торопливо (холодно или дождь). Да и те, кто идет внутрь, выходят довольно быстро – через 10 -15 минут. «Мрачно как-то», — говорят. И торопятся идти дальше.

Из Исаакиевского же собора людей не увести. Сколько раз было, что группа вышла, а кого-то нет! Спасибо сотрудникам, всегда идут навстречу, впускают экскурсовода назад, чтобы разыскал отставшего…

Исаакиевский собор (как и его филиал – Спас-на крови) – единственные, кто летом каждый день стал работать до 22.30. А колоннада по ночам — до 4.30! А ведь долгие годы все музеи Петербурга зимой и летом уже в 17 часов переставали пускать гостей города. Туристы, приезжавшие на 2-3 дня, хотели максимально использовать время, побольше увидеть наших красот! Вернувшись, например, из Петергофа, спрашивали: «Куда еще можно вечером сходить? В какой музей?» Деньги готовы были заплатить! А мне, кроме театров (с которыми тоже летом проблемы), и предложить – то было нечего! «Гуляйте там-то и там-то…» И только руководство Исаакиевского собора смогло так наладить работу, что музей стал работать допоздна.

Читать еще:  В Удмуртии сняли серию роликов о том, как общаться и помогать инвалидам

(Уверена, что это было непросто – так изменить график работы сотрудников!) Но это было необходимо. Потому что этот музей работает для людей…

Такая работа стала примером для других, и теперь все большее количество музеев летом и в дни школьных каникул увеличили свой график работы… Но первым-то был именно Исаакий!

Этим летом столкнулась с тем, как музей работает в экстремальной ситуации: привожу группу приезжих школьников по путевке к определенному времени, но нас, как и остальных, не пускают даже на ступени портика. Пробилась к охраннику, он тихо говорит: «Уводите группу». Увела назад, в автобус, сама побежала выяснять, что дальше делать – посещение музея запланировано по программе тура, вечером ребята уже уезжают домой. А тут — кассы закрыты «по техническим причинам», народ толпится.

Как потом оказалось, одна из верующих, от радости, что добралась до собора, бросила свой рюкзак между колоннами, а сама побежала молиться. Пока она молилась, сотрудники музея успели всех эвакуировать из опасного места, остановили продажу билетов, вызвали полицию.

Как только стало понятно, что опасности нет, моментально наладили работу. Мою группу уже водили по собору, а в это время только включали кассы и оформляли нам билеты. На колоннаду мы тоже успели. Ребята были счастливы.

Могу со знанием дела сказать: если бы такое случилось в любом другом крупном музее (прости, о Эрмитаж!) – это был бы полный коллапс и скандал. А тут – спокойно, без истерики, быстро и грамотно «разрулили» ситуацию.

Осенью я работала с приезжей группой слепых и слабовидящих людей (25 человек). В основном это были взрослые. Со слепыми приехали сопровождающие. У меня есть опыт работы с такими туристами, но так случилось, что в Исаакиевский собор на специальную экскурсию я, как и мои гости, попала впервые. Меня удивило, что посещение запланировано на среду – выходной день музея. И только потом поняла, насколько это мудро.

Специально подготовленные экскурсоводы в пустом(!) соборе рассказывали об интерьерах и показывали туристам небольшую модель храма, которую гости с радостью «изучили» руками.

(Ну, говорила я им на улице: «Там, вверху, четыре колокольни с маленькими куполами, а в центре, на барабане, окруженный колоннами, огромный позолоченный купол… На углах – скульптура – ангелы со светильниками…» Но как незрячий с детства человек может себе все это представить?)

А тут они все потрогали, восприняли! Затем верхнюю часть модели сняли, и, осторожно беря руку незрячего человека, ее опускали внутрь модели, показывая, в какой части собора мы находимся, что и как располагается внутри.

Потом туристы «обнимали» колонны, трогали полы и стены, решетки, уникальные барельефы на дверях, даже мозаику. Им давали в руки кусочки смальты, пластинки лазурита и малахита. Боже мой, как люди были счастливы! Слышали бы вы, как они благодарили…

Такую экскурсию невозможно проводить в рабочий день музея – десятки других, зрячих туристов тут же кинутся все трогать, оттеснив более уязвимых слабовидящих (позже в Гатчинском дворце мне пришлось несколько раз отбиваться от таких). Поэтому это было замечательное решение – принимать подобные группы в выходной день!

В музее «Исаакиевский собор» работают с различными «особыми группами». Для колясочников есть пандус и специализированный лифт для подъема ка колоннаду. Люди с ограниченными возможностями теперь могут посмотреть на город с высоты птичьего полета! Спросите у кого-нибудь из них, что это для них значит? И какой еще храм в России соорудил лифт для посетителей – инвалидов?

Входные билеты в музей «Исаакиевский собор» – самые дешевые в Петербурге: для взрослых – 250 рублей, для школьников и пенсионеров – 50 рублей. И это — с экскурсионным обслуживанием!

Для сравнения: Русский музей – 300 руб. и 150 руб. (без экскурсии), Юсуповский дворец – 450 руб. и 300 руб., музей «Петровская акватория» — 400 руб. и 200 руб…

И при таких низких ценах на билеты, которые не поднимают уже несколько лет, музей полностью находится на самоокупаемости, проводит сложнейшие реставрационные работы и не просит у города ничего! Только большие налоги платит в бюджет Санкт-Петербурга! И восхищает всех посетителей…

К сожалению, убеждена, что после передачи собора РПЦ будет загублена вся эта прекрасно отлаженная работа. Наверное, не сразу, а постепенно она сойдет на нет. И экскурсионная с «обычными» туристами, и, тем более, с «особыми» группами. Потому что так качественно работать могут только профессионалы!

Недавно на пресс-конференции представители РПЦ заявили, что из 400 человек, которые сейчас трудятся в музее, они планируют оставить 40 сотрудников. Это что, насмешка? Кто будет разводить огромные людские потоки, которые туда пойдут поначалу? Ведь именно экскурсоводы ведут группы по определенным маршрутам, чтоб не сталкивались и не пересекались внутри, не мешали друг другу. Кроме того, потоки регулируются и временем посещения (договора с турфирмами, путевки). Но с РПЦ турфирмы по разным объективным причинам практически не работают!

А реставрировать храм кто будет и на что? Тем более, что на этой же пресс-конференции пообещали, что вход в собор будет бесплатным. Так на что реставрировать живопись и скульптуру собираются? А реставрация требуется постоянно! У города деньги будут просить?

«Прости их, господи, ибо не ведают они, что творят…»

Мало кто знает, но и в Казанском соборе, и в Александро-Невской Лавре служители проводят экскурсии. Кто их заказывал? Кто на них бывал? Многие ли? Очень немногие. В основном — паломники. Потому что представители РПЦ ведут экскурсии только в православном ключе. Истории, культуры, архитектуры в экскурсиях мало. А вот подробного рассказа о каждой иконе, святом – это да. Но даже не все православные верующие могут долго это выдержать!

А количество посетителей! Придите в Кафедральный Казанский собор и посмотрите, сколько там людей. А ведь он – на Невском, в самом центре города, рядом с метро! А потом дойдите до Исаакиевского и посмотрите, сколько там. В сотни раз больше! За 2016 год – 3 миллиона человек! (Не смотря на платный вход.)

Почему? Там красиво? Там интересно? И то, и это. А еще там душевно… Там все сделано с любовью и показывается с любовью… Там вам рады…

Православным верующим плохо в Исаакиевском соборе? Никогда такого не слышала. Прихожане без билетов входят, службы идут каждый день, кроме среды. Если надо службы проводить чаще — уверена, что этот вопрос можно решить с руководством музея. Может быть, сделать так, что с утра собор функционирует, как православный храм, а с 12.00 – как музей? А придел Александра Невского – целый день, как уже несколько лет. Есть и другие варианты… Надо только захотеть их найти…

Только боюсь, что дело не в проблемах прихожан Исаакиевского собора. Дело в деньгах и амбициях. И особенно больно, когда Православная церковь, призванная нести мир и добро, своими действиями провоцирует противостояние и раскол в обществе, причем – среди православных же людей!

Исаакиевский собор – бренд Санкт-Петербурга, наша гордость. Он столько пережил на своем веку! Переживет и это смутное время…

Буду молиться, чтобы разумный компромисс был найден, и музей «Исаакиевский собор» продолжал восхищать миллионы жителей и гостей города.

С любовью и надеждой, экскурсовод Санкт-Петербурга Елена Львовна Голикова

Соцработники и волонтеры о работе в период эпидемии

С 26 марта все москвичи старше 65 лет, а также люди с рядом хронических заболеваний обязаны соблюдать режим самоизоляции. Социальные работники и волонтеры, которые помогают им пережить карантин, рассказали «Снобу» о своей работе в это время

2 апреля 2020 15:00

«Мы на передовой, практически наравне с медиками»

Елена Савицкая, 41 год, социальный работник ТЦСО «Бабушкинский»

У меня высшее педагогическое образование, но последние 10 лет я занимаюсь социальной работой. Я приношу бабушкам и дедушкам продукты, лекарства, товары первой необходимости, сопровождаю их в поликлинику и делаю для них много еще чего, потому что им в силу возраста и состояния здоровья самостоятельно не справиться. Мои подопечные доверяют мне, поэтому, когда я попросила их для их же безопасности не выходить из дома, они послушались.

Читать еще:  Исследование: Пятая часть россиян живет в условиях бедности

В период эпидемии коронавируса на социальных работников возложили еще одну задачу — обеспечить потребности москвичей старше 65 лет. Теперь они обращаются в call-центр, который принимает заказы, а мы их выполняем. Заказывают в основном продукты и лекарства, но бывают и нестандартные просьбы: бабушка, которая раньше пенсию в Сбербанке получала, попросила, чтобы теперь почтальон приносил деньги к ней домой. Работы сейчас стало больше. Мы на передовой, практически наравне с медиками. Ну а кто кроме нас? На время карантина мы договорились со своими постоянными подопечными, чтобы они по возможности заказывали продукты сразу на неделю. Тогда мы можем высвободить время для большего числа людей. Конечно, сильно устаешь, но когда видишь, что люди тебе благодарны, что ты им нужен — это дорогого стоит.

Не буду лукавить, мне страшновато работать в такое время: я же хожу в магазины, аптеки, поликлиники, контактирую с множеством людей. Но ведь по-другому нельзя. Я стараюсь отбросить плохие мысли и просто работать. Конечно, мы используем маски, одноразовые перчатки, спиртовые салфетки и спреи. А еще я стараюсь держать дистанцию с пожилыми людьми — это ведь группа риска. Понятное дело, что бабушки и дедушки часто хотят со мной просто пообщаться, но в период эпидемии я предлагаю им не подвергать себя риску и поговорить по телефону. Они не обижаются, относятся к моей просьбе с пониманием.

Вообще, старшее поколение — очень дисциплинированное в основной массе. Если их просят не выходить на улицу, значит, так правильно, они и не выходят. Но и тут бывают исключения. На днях я остановила на улице незнакомую бабушку, которая не спеша прогуливалась: «Слышали, что заболеваемость высокая? Вам нельзя выходить из дома». Она очень агрессивно отреагировала: ответила, что все знает, но ее никто не остановит, она погуляет и только потом пойдет домой. Но, повторюсь, такие ситуации — исключение. Наши бабушки и дедушки сидят дома и не паникуют: «Переживем как-нибудь!»

«Если бы не эпидемия, я бы, возможно, никогда не стала волонтером»

Анастасия Нестеренко, 29 лет, волонтер центра «Моя карьера»

По образованию я экономист-финансист и маркетолог, но по призванию — грумер и хендлер. Уже 17 лет занимаюсь собаками: с детства легко нахожу с ними общий язык. Я никогда раньше не занималась волонтерством, это мой первый опыт. Получилось случайно: увидела объявление о поиске волонтеров для прогулок с собаками в фейсбуке у известного хендлера Натальи Троц и, не раздумывая, ей написала. С началом карантина у меня появилась масса свободного времени, почему не помочь? Тем более моя собака сейчас живет у родителей, поэтому я могу выгуливать чужих. Думаю, это лучшее, что могло со мной случиться в этом году.

Центр «Моя карьера» организовал в Москве мобильный штаб волонтеров, которые помогают пожилым владельцам собак с выгулом. С утра просыпаешься, успеваешь только умыться, садишься в машину и едешь, чтобы выгулять животное. На каждый выгул штаб выделяет одноразовые маски и перчатки.

Поначалу некоторые хозяева относятся ко мне с недоверием, особенно если собака не очень контактная. Например, есть у меня такса Джек — себе на уме парень, не особо доверчив к людям и не понимает, почему с ним не «мама» гуляет. Но на третью прогулку уже выбежал ко мне, виляя хвостом. Бывает и по-другому: папильон Джина сразу залетела мне на руки — у хозяйки прямо отлегло от сердца. А вот старенький мопс Элвис, видимо, познал дзен и ему все равно, кто его будет выгуливать. Смотрит на меня меланхолично: «А, сегодня ты? Ну, ладно, пойдем». Хозяйка Элвиса совсем старенькая, ей не то что ходить — стоять тяжело. Так что тут и самим пенсионерам хорошо, что их кто-то разгрузить может.

Я расстраиваюсь, когда вижу людей, особенно пожилых, которые гуляют с собаками без масок. Я еще могу понять, если у них крупная собака, которая с посторонним человеком просто никуда не пойдет, но у большинства пенсионеров маленькие декоративные собачки… Так почему не попросить волонтеров о помощи?

Никто из знакомых не говорил: «Зачем это тебе?» Переживают только, что я в такое опасное время выхожу на улицу. А так практически все говорят, что волонтеры делают большое дело. Искренняя благодарность окрыляет! Я планирую и дальше волонтерить, это одухотворяет и наполняет жизнь смыслом. Возможно, если бы не случилось эпидемии, я бы никогда не задумалась о волонтерстве.

Фото: Пресс-служба правительства Москвы

«Когда вижу бодрых старичков, мне становится как-то легче»

Екатерина Царебулева, 45 лет, социальный работник ТЦСО «Алексеевский»

Уже 15 лет, как я стала социальным работником: я уважаю пожилых и считаю, что должны быть люди, которые им помогут. Когда-нибудь помогут и нам.

Работы у нас прибавилось. Много людей звонят, заказывают продукты и лекарства. Я поначалу думала, кто-то из наших испугается, будет отказываться, но нет. Работаем слаженно. Сейчас мы обслуживаем еще и жителей района старше 65 лет, которые решили не выходить на улицу. Вчера я обслужила восемь человек. Меня постоянно приглашают в квартиру, но я не вхожу, чтобы не рисковать здоровьем бабушек. Если бы не эпидемия, я бы зашла, познакомилась.

Мне было страшно первые два дня, когда по WhatsApp массово рассылались панические новости и видео, часто фейковые. Я даже плакала, так мне было жалко людей. А потом я поехала на работу, обошла квартиры и вижу, что пожилые люди бодрые — сразу как-то легче стало. Я больше не думаю о плохом, но тщательно мою руки, регулярно меняю маску и бахилы.

Все мои соседи, а это в основном старшее поколение, сидят дома. Иногда они просят меня купить что-то по дороге домой. Не отказываю. Родители мои уехали на дачу. Я очень уважительно отношусь к пожилым людям, но на днях не выдержала. В пятницу купила продукты для четырех своих бабушек, разложила на ленте. За мной на кассе встала бабушка с двумя лимонами в руках — ничего больше. Видя, что у меня много покупок, она спросила, не могу ли я пропустить ее вперед. Впервые в жизни я отказала: «Меня ждут четыре пожилых человека. Они законопослушные, сидят дома, не хотят заразиться и других заражать. У вас какая надобность выходить? Два лимона? Ради них вы так рискуете?» Бабушка возмущаться стала, что ей нужна свобода и возможность подышать свежим воздухом. Но меня поддержала кассирша.

Лет десять назад моя мама-врач сказала: «Только родственникам не говори, что ты соцработник. Дедушка генерал был, а ты соцработник!» А сейчас гордится мной: «Ты, прямо как я, в эпидемию работаешь!»

Как стать волонтером и куда звонить, если вам нужна помощь

Поддержать пожилых москвичей в период самоизоляции в Москве готовы уже более 800 волонтеров. Их обучают на базе центра «Моя карьера». Присоединиться к волонтерскому движению могут люди в возрасте от 18 до 50 лет, имеющие опыт работы в социальной сфере или в благотворительности, для этого нужно оставить заявку на сайте. Кроме того, помочь пенсионерам можно, присоединившись к акции «МыВместе».

8 495 870 45 09 — помощь соцработников и волонтеров в доставке на дом продуктов и лекарств.

8 800 200 34 11 — круглосуточный колл-центр штаба ОНФ и волонтеров-медиков «Мы вместе» по оказанию помощи пожилым и маломобильным гражданам.

051 (с городского) или 8 495 051 (с мобильного) — психологическая помощь

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector