0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Глава Минздрава: Никаких осложнений в связи с ограничением закупок иностранных лекарств не будет

Врачи приветствовали отмену ограничений на закупку иностранных жизненно важных лекарств

«Решение об отмене ограничений на госзакупки лекарств зарубежного производства – это жизненно важный шаг для многих пациентов», – сказал газете ВЗГЛЯД доктор медицинских наук Дмитрий Балашов, комментируя поручение главы российского правительства представить предложения об отмене ограничений на госзакупки ряда жизненно важных лекарств иностранного производства.

«Зачастую иностранные лекарства применяются при онкологии и на карту поставлена жизнь. Но дело даже не в том, зарубежный препарат или российский. Важно, чтобы у лекарства была доказанная эффективность», – рассказал заведующий отделением трансплантации гемопоэтических стволовых клеток № 2 НМИЦ ДГОИ им. Д. Рогачева Дмитрий Балашов.

По его словам, любой препарат выпускается на рынок только после многолетних всесторонних исследований. «Это касается не только оригинальных препаратов, но и их генерических копий, дженериков. При этом копия препарата не всегда является точной копией оригинального лекарства. Их делают разные лаборатории из разных ингредиентов. Токсичность и побочные эффекты дженериков часто отличаются от оригинала», – заметил эксперт.

«Собственно поэтому врачи-онкологи, обеспокоенные ограничением на госзакупки лекарств иностранного производства и говорили: дайте нам использовать те препараты, эффективность и токсичность которых точно мы знаем.

Эти препараты проверены, они работают. Это особенно важно еще и потому, что многие препараты в онкологии используются на грани переносимости пациентом. Поэтому в наш век доказательной медицины врачи назначают пациентам только те препараты, эффект от применения которых является научно доказанным», – подчеркнул медик.

Есть и еще один важный момент, продолжил собеседник. За рубежом результаты исследований, предшествующих выпуску препарата, всегда выложены в открытом доступе, а в России зачастую они защищены коммерческой тайной. Производитель уверяет, что его продукт прошел все необходимые исследования и тесты, но убедиться в этом у врачей возможности нет.

«Что касается упреков со стороны лоббистов отечественной фармакологии в том, что врачам якобы экономически выгоднее назначать иностранные препараты, и они якобы имеют процент с продаж – этой практики уже давно нет и быть не может. Очень обидно это слышать. Врач – это человек гуманной профессии. Он о пациенте гораздо больше думает, чем о своей зарплате, иначе он бы врачом не работал», – заключил Балашов.

Его точку зрения поддержал главный внештатный онколог Минздрава, генеральный директор ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России Андрей Каприн. По его словам, решение о снятии ограничений на госзакупки лекарств иностранного производства говорит о том, что Россия движется в сторону поддержки качества лечения онкопациентов, и о том, что государство прислушивается к мнению экспертного сообщества.

По словам онколога, многие развитые страны мира не могут себе позволить покупать оригинальные препараты, «а даже если препарат произведен в другой стране – чаще всего это дженерики».

Мишустин поручил снять ограничения на закупки иностранных онколекарств

Председатель правительства Михаил Мишустин поручил представить предложения об отмене ограничений на закупки некоторых лекарств. Соответствующее поручение появилось после того, как он провел совещание по вопросу совершенствования онкологической медицинской помощи, говорится на сайте правительства.

До 12 марта Минздрав, Минфин, Минэкономразвития и Федеральная антимонопольная служба (ФАС) должны представить предложения по отмене ограничений, предусмотренных постановлением правительства от 30 ноября 2015 года. Этот документ описывает порядок закупок препаратов из перечня жизненно необходимых и важнейших лекарств (ЖНВЛП) в государственные и муниципальные больницы. Согласно этим правилам, госзаказчик должен отклонять все заявки поставить иностранные препараты, если в конкурсе есть заявки от поставщиков из государств — членов ЕАЭС.

О снятии ограничений в отношении закупок иностранных лекарств Мишустина попросила вице-премьер Татьяна Голикова. Она также предложила отслеживать ситуацию с наличием необходимых препаратов, чтобы «действовать на опережение». «Считаю, что здесь Росздравнадзор должен отслеживать и очень оперативно информировать как руководство правительства, так и Минздрав и врачей в соответствующих больницах», — сказала Голикова.

Решение премьера расширяет возможности медиков и увеличивает количество препаратов, которые могут быть включены в схемы, заявил РБК главный внештатный онколог Минздрава, генеральный директор ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России Андрей Каприн. «В некоторых странах пациентам приходится доплачивать за препараты, если они произведены не в этой стране. Если правительство Российской Федерации берет на себя такие обязательства, это огромная финансовая нагрузка на страну и большой шаг навстречу онкологическому сообществу и пациентам», — сказал он.

Читать еще:  В России увеличили штрафы за нарушение карантина

«Это очень правильная мера, которая на данном этапе точно будет способствовать улучшению качества лечения детей, больных онкологическими заболеваниями», — сказал РБК директор Московского клинического научного центра имени А.С. Логинова, главный внештатный специалист-онколог департамента здравоохранения Москвы Игорь Хатьков.

За последние два года ситуация с онкогематологическими, онкологическими больными ухудшилась — с рынка пропали эффективные препараты, в том числе базисные для лечения лейкоза, рассказала РБК завотделением трансплантации костного мозга Российской детской клинической больницы Елена Скоробогатова. Другие препараты заменились менее качественными дженериками. По ее словам, были случаи, когда пациентам отказывали по причине отсутствия препаратов.

«Есть исследования, которые проводили наши ведущие НМИЦ гематологии, онкологии, они сравнивали хорошие зарубежные аналоги и так называемые препараты российского производителя с сомнительной китайской субстанцией и увидели различия в выживаемости пациентов с острым лимфобластным лейкозом — в районе 15-20%», — добавила Скоробогатова.

Мишустин также поручил Минздраву сформировать проект перечня лекарств, которые применяются при лечении онкологических заболеваний, утвердить порядок диспансерного наблюдения при онкологических заболеваниях.

Также премьер поручил Росздравнадзору до 25 февраля представить предложения по поводу возложения на ведомство ответственности за мониторинг ассортимента и объема препаратов из ЖНВЛП. Кроме того, до 14 апреля Росздравнадзор должен провести сравнительный анализ соответствия российских лекарств для лечения онкозаболеваний с оригинальными. Минздрав, согласно распоряжению Мишустина, до 7 марта должен доложить о ходе работы по ускорению одобрения новых клинических рекомендаций по лечению онкологических заболеваний.

В перечень ЖНВЛП входят, в том числе, препараты для лечения редких генетических и онкологических заболеваний. Государство закупает их и распределяет по больницам и льготным пациентам. Цены на эти препараты также устанавливаются властями, сами производители не могут формировать ценовую политику.

По данным опроса, которые приводила член Общественного совета по доступности медицинской помощи при Минздраве России Ирина Боровова, почти 13% пациентов с онкологическими заболеваниями покупали для лечения незарегистрированные в России препараты. Кроме того, около половины респондентов (всего в опросе участвовали 786 человек) покупали лекарства за свой счет во время лечения в диспансере. В 2016 году, как писал «Коммерсантъ» жители Москвы с онкологическими заболеваниями жаловались на перебои в обеспечении лекарствами. По данным издания, некоторым из них в течение двух месяцев отказывали в назначении дорогостоящих препаратов, другим отказывали в их выдаче, поскольку лекарств не было в прикрепленных к медучреждениям аптеках. В 2018 году почти 72% опрошенных Общероссийским народным фронтом врачей говорили об отсутствии необходимых лекарств в стационарах государственных больниц, а около 22% участников опроса рассказали о случаях, когда онкобольные не могли получить обезболивающие препараты.

В октябре 2019 года Дмитрий Медведев, будучи на тот момент председателем правительства, расширил список. С 2020 года общее число включенных в него лекарств увеличится с 735 до 758 позиций. По словам Голиковой, в перечне появятся 24 новых препарата, но один из них заменит уже имеющийся. В декабре Медведев также подписал указ о правилах обязательной перерегистрации цен на препараты из списка. Как он объяснял тогда, если цена лекарства в России будет признана завышенной по сравнению с ценой продажи за рубежом, правительство будет следить за тем, чтобы она была снижена.

Вероника Скворцова: Ограничения закупок импортных лекарств не будет

Средств много, главное – правильно их расходовать, считает министр здравоохранения

Как обстоит дело с охраной здоровья в нынешней непростой экономической ситуации, в беседе с обозревателем «НГ» Адой ГОРБАЧЕВОЙ рассказала министр здравоохранения РФ Вероника СКВОРЦОВА.

Вероника Игоревна, вам досталось руководить Минздравом в сложное время: экономический кризис, санкции, падение доходов населения. Что удается сделать в таких условиях?

– Работать надо в любых условиях. В таких – вдвойне сосредоточиться. Удается сделать многое: сдерживать рост смертности, уверенно снизив ее по целому ряду нозологий, достичь исторического максимума по ожидаемой продолжительности жизни. Внедряются новые экономические модели здравоохранения, позволяющие более эффективно использовать те ресурсы, которые сегодня есть в нашем распоряжении. Развиваются инновационные направления. Но вы, наверное, хотели спросить меня не о достижениях, а о болевых точках российского здравоохранения?

О болевых точках мы каждый день читаем, да и чувствуем их, а о реальных достижениях мало знаем.

– Достижений немало. Два года назад была возрождена широкомасштабная программа диспансеризации, которую уже прошла почти половина населения страны – более 75 миллионов человек. Это позволило повысить активную выявляемость онкологических заболеваний на 40–69% по сравнению с 2013 годом, что спасло тысячи жизней. Проведенная комплексная работа позволила достичь наиболее низких за всю историю нашей страны показателей детской и материнской смертности.

Читать еще:  Владимир Путин и Папа Римский в Ватикане обсудят ситуацию на Украине

Всех беспокоит ситуация с импортными препаратами: ведь Минпромторг подготовил постановление об ограничении их закупок.

– Ограничения закупок импортных лекарств не будет. Международные фармацевтические ассоциации и крупные производители уникальных препаратов не только не уходят с российского рынка, но и существенно не повышают свои цены. Их рентабельность в нашей стране высока, поэтому им невыгодно уходить с нашего рынка.

Что будет с ценами на лекарства?

– Благодаря обновленному нами перечню жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), охватывающему более 20 тысяч торговых лекарственных форм, рост цен удается существенно сдерживать. В текущем году в среднем по России уровень розничных цен на ЖНВЛП амбулаторного сегмента увеличился на 7,2%, госпитального сегмента – на 3,6%.

Для контроля за уровнем цен Генеральной прокуратурой и Росздравнадзором в 2015 году было проведено более 800 контрольных мероприятий, позволивших оперативно выявить и пресечь завышение цен. Кроме того, в правительстве обсуждается постановление, которым будут проиндексированы цены на препараты нижнего и среднего ценового сегмента, что позволит производителям отечественных лекарств сохранить рентабельность.

И, наконец, мы постоянно ведем диалог с фармпроизводителями, что позволяет сдерживать цены, так сказать, в формате государственно-частного партнерства.

Разве тарифы обязательного медицинского страхования не низкие?

– В этом году базовая программа ОМС увеличилась более чем на 200 миллиардов рублей. Тарифы увеличились за год более чем на 17% в 2014 году и более чем на 18% в 2015 году. Они стали не только достаточными, но и экономически привлекательными. Существуют тарифы и более 2 миллионов рублей на одного больного, например, на пересадку костного мозга. В целом таких групп тарифов на высокотехнологичную медицинскую помощь (ВМП) более 60.

А какая сейчас ситуация с ВМП?

– В 2014 году мы планировали, что ВМП будет оказана 541 тысяче человек, а получили ее почти в полтора раза больше – 715 тысяч пациентов. Это произошло благодаря тому, что самые растиражированные методы ВМП погрузили в базовую программу ОМС. Более того, мы впервые начали применять высокие технологии в экстренных ситуациях. Например, в прошлом году было проведено 60 тысяч стентирований при остром коронарном синдроме. Сегодня ВМП стала не чем-то исключительным, что оказывается только в федеральных медицинских учреждениях, но реально доступным видом медпомощи, который каждый может получить в большинстве крупных региональных учреждений здравоохранения.

Для оказания ВМП нужны высококвалифицированные кадры. Ведь не каждый врач, имеющий диплом, может быть допущен к оказанию ВМП.

– Именно так. Поэтому с 2016 года в нашей стране вводится поэтапная аккредитация медицинских работников – индивидуальный допуск к конкретной медицинской деятельности. Подготовлены профессиональные стандарты, в разработке которых принимали участие Национальная медицинская палата, ассоциации обществ по конкретным специальностям. В листе аккредитации будет четко указано, к каким видам оказания помощи данный медработник действительно имеет допуск. С повышением уровня образования и квалификации этот лист пополняется.

Сколько врачей необходимо стране? Год назад официально считалось, что в России не хватает 40 тысяч врачей. И вдруг оказалось, что врачей слишком много, их стали сокращать.

– Главный дефект нашей кадровой системы – серьезный дисбаланс: за последние 20 лет многие стремились получить финансово привлекательные специальности, и сейчас в три-четыре раза превышено требующееся число стоматологов, урологов. При этом наблюдается дефицит анестезиологов-реаниматологов, фтизиатров, не хватает 32 тысячи врачей первичного звена. В стационарах в стране профицит 5 тысяч специалистов. Когда говорили о нехватке 100 тысяч врачей, делали расчеты по экстенсивному показателю сети, которая существовала на тот момент, с избытком коек, которые работали в большинстве регионов всего 280 дней в году.

Могли бы вы прокомментировать трудности, возникшие в связи с переходом на одноканальное финансирование?

– Трудность есть при организации любого процесса, это естественно. Важно то, что за прошедший год нам удалось на 40% нарастить объемы ВМП за счет погружения 459 высокотехнологичных методов в базовую программу медицинского страхования. Кроме того, впервые внутри ОМС создали отдельный ресурс для обеспечения тех 1007 методов ВМП, которые в базовую программу не вошли.

А в отношении онкологических больных?

– Тарифы на лечение онкологических больных были увеличены так же, как и тарифы на высокотехнологичную помощь в целом. В ОМС заложено в среднем 10 курсов химиотерапиина одного больного: шесть в первый год лечения и четыре во второй, в том числе таргетной терапии, очень дорогой.

То есть средств в здравоохранении в настоящее время хватает?

– Медицина – такая область, в которой денег всегда не хватает, хотя бы потому, что появляются новые технологии. Денег сейчас в системе здравоохранения в десять раз больше, чем было. Таких денег мы никогда не видели – ни в советское время, ни в постсоветское. Важно их правильно расходовать, обеспечивая максимальное количество нуждающихся в качественной и доступной медицинской помощи. В текущей экономической ситуации это наша главная задача.

Читать еще:  Крымчанин спас тонувшую в Черном море женщину

Глава Минздрава заявил об отсутствии дефицита коек для больных коронавирусом в России

В России свободна почти треть из 127 тысяч коек, предназначенных для приема пациентов с коронавирусом. Как сообщил на заседании президиума фракции «Единая Россия» глава Минздрава РФ Михаил Мурашко, которого цитирует ТАСС, всего для приема пациентов с коронавирусом в России перепрофилировали чуть более 10% всех больничных коек. Для подготовки их в регионах и федеральных клиниках было выделено около 70 млрд рублей.

Министр здравоохранения сообщил также, что более 1,2 тыс. пациентов с коронавирусом находятся на аппаратах искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Под наблюдением Федерального дистанционного консультативного центра находятся более полутора тысяч человек. Также выравнивается соотношение числа новых заболевших коронавирусом, поступивших в медучреждения, и выписанных после выздоровления.

«Показатели летальности в стране говорят о том, что система отрабатывает и медицинский персонал, врачи, медсестры и фельдшеры четко исполняют свой долг в рамках медицинской помощи, минимизируют все риски», — добавил Мурашко, отметив, что отечественная система здравоохранения нарабатывает мощности про запас для оказания помощи пациентам с коронавирусом.

Коснувшись темы лекарств, глава Минздрава отметил, что к некоторым аптечным компаниям «есть вопросы по ценовой политике», хотя основная масса компаний ведет корректную политику по части доступности лекарственных препаратов и их цены. Система ОМС в России в период пандемии также работает без сбоев, лечение пациентов с неинфекционными заболеваниями в России проходит стабильно, несмотря на усиленное внимание к пациентам с инфекциями.

В то же время министр признался, что часть плановой медицинской помощи пришлось отложить, включая часть операций при сердечно-сосудистых заболеваниях. При этом, по его словам, полностью сохранена онкологическая помощь и помощь пациентам, проходящим процедуры гемодиализа. «Мы большое внимание уделяем мониторингу и надзорные ведомства настраиваем на это», — сказал он.

Первый замглавы фракции «Единая Россия» в Госдуме Андрей Исаев напомнил, что что в связи с изменением курса доллара «неизбежно» вырастут цены как на импортные, так и на отечественные препараты, 80% которых делается из импортных субстанций. По его словам, депутаты уже предложили целый ряд мер на встрече с главой правительства PФ Михаилом Мишустиным. «Они касаются и налогообложения лекарственных препаратов, таможенной пошлины, возможности использовать при изготовлении препаратов другие субстанции, зарегистрированные в России, но не внесенные в регистрационные документы конкретного лекарства, и целый ряд других предложений», — отметил Исаев.

До этого сообщалось, что больные редкими и онкологическими заболеваниями, а также гепатитами столкнулись с приостановкой плановых процедур из-за того, что российские больницы ограничили лечение в дневных стационарах пациентов, не зараженных коронавирусной инфекцией. Сложности испытывают пациенты с ревматическими заболеваниями, воспалительными заболеваниями кишечника, суставов, синдромом короткой кишки, несовершенным остеогенезом, муковисцидозом, первичным иммунодефицитом и хроническими гепатитами.

Кроме того, многие пациенты не обеспечены препаратами на срок более месяца и столкнутся с осложнениями, если не смогут продолжать лечение. Пациенты с ВИЧ в сложившихся условиях не могут сдавать анализы для оценки эффективности антиретровирусной терапии, а пациентам с онкологическими заболеваниями переносят не только операции, но и лучевую терапию. По словам сопредседателя Всероссийской организация пациентов Юрия Жулева, число пациентов с редкими заболеваниями, которые могут пострадать из-за переориентации стационаров, составляет тысячи человек.

Ударит по лекарственному рынку и экономический кризис, совпавший по времени с пандемией. О возможном прекращении производства более 50 наименований, входящих в перечень жизненно важных препаратов, сообщили семь фармацевтических компаний, включая «Дальхимфарм», «Озон фармацевтика», «Биосинтез», и один из крупнейших игроков рынка «Фармстандарт». Решение бизнеса связано с низкой максимально допустимой ценой таких лекарств и отрицательной рентабельностью их производства. В числе таких препаратов — парацетамол, раствор глюкозы, ибупрофен, димедрол и другие. Сообщается, что из-за низкой максимально допустимой цены производство таких лекарств уже было нерентабельным, а девальвация рубля и удорожание импорта в связи с коронавирусом усугубило ситуацию.

Кроме того, пациенты с ревматоидным артритом, красной волчанкой и склеродермией, численность которых в РФ доходит до 1 млн человек, столкнулись с тем, что необходимые им препараты исчезли из аптек, так как были рекомендованы Минздравом в качестве средств лечения коронавирусной инфекции. Эксперты отмечают, что применение «непрофильных» препаратов в лечении коронавируса требует качественных клинических исследований из-за тяжелых побочных эффектов.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector