0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Для глухих разработают унифицированный богослужебный язык жестов

Жестовый язык глухих. Нужно ли унифицировать религиозные жесты?

Вопрос, поставленный в названии темы доклада еще буквально несколько лет назад был не актуальным. В имеющихся в то время немногих словарях жестового языка религиозная тематика была представлена несколькими самыми распространенными словами, достаточными для бытового общения.

В последнее десятилетие с появлением в стране православных общин глухих и слабослышащих встал вопрос о необходимости переложения на язык жестов религиозных и богослужебных терминов. Специалисты, изучающие русский жестовый язык, священнослужители, окормляющие такие общины и просто глухие верующие встали перед проблемой о необходимости разработки новых жестовых аналогов богослужебных слов и выражений, не имеющих ранее подобного перевода.

Такую работу стали проводить православные общины глухих в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и других городах. Как результат, в жестовом языке глухих стали появляться совершенно новые жесты. При внимательном знакомстве с составленными словарями и используемыми жестами выясняется, что в разных регионах некоторые слова имеют различные жестовые аналоги. Например, для обозначения даже таких распространенных в употреблении слов, как Бог, Пасха, Православие, грех, исповедь и других применяются различные жесты.

Плохо это или хорошо – вопрос так не стоит. Наверное, все-таки, главное чтобы глухие верующие понимали смысл богослужения и при этом не искажался догматический смысл передаваемого текста. Однако, на мой взгляд, как на протяжении тысячелетней истории христианства на нашей земле во всех православных храмах проводятся службы по единому чину, возносятся единые молитвы и песнопения, так и в переводе богослужения на язык жестов необходимо стремиться, по крайней мере, унифицировать основные жесты, употребляемые на службах в православных общинах глухих. Если священник на Божественной Литургии просит для всей церкви, для всех стоящих в храме единые уста и единое сердце в прославлении Святой Троицы, то тем более единые «уста и единое сердце» необходимо иметь тем, кто не слышит Слово Божие, чтобы не было разномыслия и разнопонимания Божественных Писаний.

На появление существующих различий в религиозных жестах объективно влияет несколько причин. Во-первых, это присущие каждому региону свои жестовые диалекты и утвердившиеся жестовые традиции. Это культурный и образовательный уровень не слышащих людей, способных воспринять и прочувствовать смысл новых жестов. Это, наконец, и профессионализм и воцерковленность самого переводчика. Ведь работая над переводом богослужения, мы чаще всего ищем в жестовом языке аналог переводимого слова (например: паломничество – путешествие). Если к слову трудно подобрать существующий жест, мы начинаем создавать свой, используя перевод слова (если оно иностранного происхождения) или описывая предмет и его особенности. Например, слово «антиминс» можно перевести дословно, как «вместо престола» или показать складывание плата. Третий вариант – просто продактилировать слово. Таким образом, у трех переводчиков могут быть разные переводы.

Нужно ли все жесты приводить к единому стандарту, т.е. унифицировать? Думаю, что это не обязательно. Да и вряд ли это возможно. Уже разработанные и прижившиеся в каждой общине жесты нужно изучать и делиться друг с другом опытом. Другое дело, что не плохо было бы составить и распространить единый словарь жестового языка, в котором рассматривались бы основные религиозные жесты применяемые в разных регионах страны и унифицировать несколько вариантов жестов.

Для чего и кого это нужно? Во-первых, чтобы с появлением каждой новой православной общины глухих не плодились все новые и новые жесты. Во-вторых, такой словарь будет большим подспорьем для всех глухих. Новые переводчики и сами верующие будут по нему учиться и жесты будут постепенно входить в их обиход. В третьих, необходимо просто систематизировать все жестовые неологизмы.

Несколько слов о проблемах и особенностях перевода богослужебных слов на язык жестов, которые непосредственно связаны с вопросами унификации. Основная задача, которая стоит перед переводчиком, на мой взгляд, состоит не в том, чтобы просто дать более или менее адекватный перевод, а в сохранении и разъяснении догматического смысла. В то же время перевод богослужения необходимо доводить до глухих прихожан на языке культуры глухих. В противном случае, иногда, буквальный перевод текста может существенно изменить смысл и вызвать его непонимание. Естественно, необходимо предварительно проводить такие занятия с глухими, которым разъяснялись бы основные положения православной веры, объяснялось бы значение того или иного жеста. В церковно-славянском языке есть слова, которые трудно перевести, поскольку они богаты по смыслу. Например –благодать, умиление, блаженство. В таких случаях переводчик может употребить комбинацию из нескольких жестов для объяснения смысла, но для перевода таких слов во время самого богослужения нужно ограничиваться не более чем одним-двумя жестами, которые будут знакомы и понятны глухим прихожанам.

В заключение, хотелось бы еще немного остановиться на двух вопросах, напрямую не связанных с нашей темой, но имеющих к ней непосредственное отношение. Это воцерковленность сурдопереводчика и использование дактильного перевода. Безусловно, сурдопереводчик, участвующий в православном богослужении должен хорошо разбираться в службе, знать ее последовательность, непременно разбираться и в церковно-славянском языке. Особое внимание хочется обратить на славянские слова, изменившие свое значение на другое или противоположное. При переводе таких слов на язык жестов очень важно не допустить смысловую ошибку. В приведенной ниже таблице приведены основные слова, изменившие свое первоначальное значение:

Читать еще:  Столицей «Тотального диктанта — 2020» стал Санкт-Петербург

Значение слов по церковно-славянскому словарю

Жестовый язык глухих. Нужно ли унифицировать богослужебные жесты?

Вопрос, поставленный в названии этой статьи, еще несколько лет назад не имел особой актуальности. В тех немногих словарях жестового языка, которые были доступны в то время, религиозная тематика была представлена лишь несколькими самыми распространенными словами, достаточными для бытового общения глухих.

В последнее десятилетие с появлением в стране православных общин глухих и слабослышащих встал вопрос о необходимости переложения на язык жестов религиозных и богослужебных терминов. Специалисты, изучающие Русский Жестовый язык, священнослужители, окормляющие такие общины, и просто глухие верующие встали перед проблемой необходимости разработки новых жестовых аналогов богослужебных слов и выражений, не имеющих ранее подобного перевода.

Такую работу стали проводить православные общины глухих в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске, Нижнем Новгороде и других городах. Как результат, в жестовом языке глухих стали появляться совершенно новые жесты. При внимательном знакомстве с составленными словарями и используемыми жестами выясняется, что в разных регионах некоторые слова имеют различные жестовые аналоги. Например, для обозначения даже таких распространенных в употреблении слов, как Бог, Пасха, православие, грех, исповедьприменяются различные жесты.

На появление существующих различий в религиозных жестах объективно влияет несколько причин. Во-первых, это присущие каждому региону свои жестовые диалекты и утвердившиеся жестовые традиции. Это культурный и образовательный уровень неслышащих людей, способных воспринять и прочувствовать смысл новых жестов. А также это профессионализм и воцерковленность самого переводчика. Ведь работая над переводом богослужения, мы чаще всего ищем в жестовом языке аналог переводимого слова (например:паломничество — путешествие). Если же к слову трудно подобрать существующий жест, мы начинаем создавать новый, используя перевод слова (если оно иностранного происхождения) или описывая предмет и его особенности. Например, слово «антиминс» можно перевести дословно, как «вместо престола» или образно показать складывание плата. Третий вариант — просто продактилировать слово. Таким образом, у трех переводчиков могут быть разные переводы.

Нужно ли абсолютно все жесты приводить к единому стандарту, т.е. унифицировать? Думается, что на данном этапе духовного просвещения глухих людей это не обязательно. Да и вряд ли возможно. Уже разработанные и прижившиеся в каждой общине жесты нужно изучать и делиться друг с другом опытом. Другое дело, что неплохо было бы составить и распространить единый словарь жестового языка, в котором рассматривались быосновные религиозные жесты, применяемые в разных регионах страны, и унифицировать несколько типов перевода.

В чем актуальность такой работы? Во-первых, чтобы с появлением каждой новой православной общины глухих не появлялись все новые и новые жесты. Во-вторых, такой словарь будет большим подспорьем для молодых переводчиков и верующих глухих, которые могли бы по нему учиться и постепенно вводить новые жесты в свой разговорный обиход. И в-третьих, необходимо просто систематизировать все жестовые неологизмы.

Необходимо также сказать несколько слов о проблемах и особенностях перевода богослужебных слов на язык жестов, которые непосредственно могут быть связаны с вопросами унификации. Основная задача, которая стоит перед переводчиком, на наш взгляд, состоит не в том, чтобы просто дать более или менее адекватный перевод, а в сохранении и разъяснении догматического смысла. Естественно, необходимо предварительно проводить специальные занятия с глухими, на которых разъяснялись бы основные положения православной веры, объяснялось бы значение того или иного жеста. В церковнославянском языке есть слова, которые трудно однозначно перевести, поскольку они богаты по смыслу. Например — благодать, умиление, блаженство. В таких случаях переводчик на занятиях может употребить комбинацию из нескольких жестов для объяснения смысла, но для перевода таких слов во время самого богослужения нужно ограничиваться не более чем одним-двумя жестами, которые будут знакомы и понятны глухим прихожанам.

И еще хотелось бы затронуть вопрос, напрямую не связанный с нашей темой, но имеющий к ней непосредственное отношение. Это воцерковленность сурдопереводчика и использование дактильного перевода. Безусловно, переводчик, участвующий в православном богослужении должен хорошо разбираться в службе, знать ее последовательность, непременно понимать и церковно-славянский язык. Особое внимание хочется обратить на славянские слова, которые изменили свое значение в современном понимании. При переводе таких слов на язык жестов очень важно не допустить смысловую ошибку. В приведенной ниже таблице приведены некоторые слова, изменившие свое первоначальное значение:

Значение слов по церковно-славянскому словарю

Жестовый язык глухих. Нужно ли унифицировать богослужебные жесты?

Вопрос, поставленный в названии этой статьи, еще несколько лет назад не имел особой актуальности. В тех немногих словарях жестового языка, которые были доступны в то время, религиозная тематика была представлена лишь несколькими самыми распространенными словами, достаточными для бытового общения глухих.

В последнее десятилетие с появлением в стране православных общин глухих и слабослышащих встал вопрос о необходимости переложения на язык жестов религиозных и богослужебных терминов. Специалисты, изучающие Русский Жестовый язык, священнослужители, окормляющие такие общины, и просто глухие верующие встали перед проблемой необходимости разработки новых жестовых аналогов богослужебных слов и выражений, не имеющих ранее подобного перевода.

Такую работу стали проводить православные общины глухих в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске, Нижнем Новгороде и других городах. Как результат, в жестовом языке глухих стали появляться совершенно новые жесты. При внимательном знакомстве с составленными словарями и используемыми жестами выясняется, что в разных регионах некоторые слова имеют различные жестовые аналоги. Например, для обозначения даже таких распространенных в употреблении слов, как Бог, Пасха, православие, грех, исповедьприменяются различные жесты.

Читать еще:  В Западно-Американской епархии назвали действия Константинополя угрозой всем православным верующим

На появление существующих различий в религиозных жестах объективно влияет несколько причин. Во-первых, это присущие каждому региону свои жестовые диалекты и утвердившиеся жестовые традиции. Это культурный и образовательный уровень неслышащих людей, способных воспринять и прочувствовать смысл новых жестов. А также это профессионализм и воцерковленность самого переводчика. Ведь работая над переводом богослужения, мы чаще всего ищем в жестовом языке аналог переводимого слова (например:паломничество — путешествие). Если же к слову трудно подобрать существующий жест, мы начинаем создавать новый, используя перевод слова (если оно иностранного происхождения) или описывая предмет и его особенности. Например, слово «антиминс» можно перевести дословно, как «вместо престола» или образно показать складывание плата. Третий вариант — просто продактилировать слово. Таким образом, у трех переводчиков могут быть разные переводы.

Нужно ли абсолютно все жесты приводить к единому стандарту, т.е. унифицировать? Думается, что на данном этапе духовного просвещения глухих людей это не обязательно. Да и вряд ли возможно. Уже разработанные и прижившиеся в каждой общине жесты нужно изучать и делиться друг с другом опытом. Другое дело, что неплохо было бы составить и распространить единый словарь жестового языка, в котором рассматривались бы основные религиозные жесты, применяемые в разных регионах страны, и унифицировать несколько типов перевода.

В чем актуальность такой работы? Во-первых, чтобы с появлением каждой новой православной общины глухих не появлялись все новые и новые жесты. Во-вторых, такой словарь будет большим подспорьем для молодых переводчиков и верующих глухих, которые могли бы по нему учиться и постепенно вводить новые жесты в свой разговорный обиход. И в-третьих, необходимо просто систематизировать все жестовые неологизмы.

Необходимо также сказать несколько слов о проблемах и особенностях перевода богослужебных слов на язык жестов, которые непосредственно могут быть связаны с вопросами унификации. Основная задача, которая стоит перед переводчиком, на наш взгляд, состоит не в том, чтобы просто дать более или менее адекватный перевод, а в сохранении и разъяснении догматического смысла. Естественно, необходимо предварительно проводить специальные занятия с глухими, на которых разъяснялись бы основные положения православной веры, объяснялось бы значение того или иного жеста. В церковнославянском языке есть слова, которые трудно однозначно перевести, поскольку они богаты по смыслу. Например — благодать, умиление, блаженство. В таких случаях переводчик на занятиях может употребить комбинацию из нескольких жестов для объяснения смысла, но для перевода таких слов во время самого богослужения нужно ограничиваться не более чем одним-двумя жестами, которые будут знакомы и понятны глухим прихожанам.

И еще хотелось бы затронуть вопрос, напрямую не связанный с нашей темой, но имеющий к ней непосредственное отношение. Это воцерковленность сурдопереводчика и использование дактильного перевода. Безусловно, переводчик, участвующий в православном богослужении должен хорошо разбираться в службе, знать ее последовательность, непременно понимать и церковно-славянский язык. Особое внимание хочется обратить на славянские слова, которые изменили свое значение в современном понимании. При переводе таких слов на язык жестов очень важно не допустить смысловую ошибку. В приведенной ниже таблице приведены некоторые слова, изменившие свое первоначальное значение:

Значение слов по церковно-славянскому словарю

Для глухих разработают унифицированный богослужебный язык жестов

Жесты – одна из основных систем невербальной коммуникации. Невербальная коммуникация – передача информации при помощи знаков (позы, жесты, мимика, интонация, взгляды и т. д.). Звуковой язык возник 30-50 тыс. лет назад – с тех пор вербальная (словесная) система коммуникации – основное средство общения в человеческом обществе. Но столь же древним является общение при помощи жестов, причем некоторые ученые считают, что оно предшествовало общению словесному. Интерес к невербальным средствам общения в наше время столь возрос, что выделилась особая область исследования — кинесика, предметом изучения которой стал «язык» тела, вся совокупность коммуникативных движений. Основы изучения этой области были заложены в 50-х годах XX века работами шведского ученого Р. Бердвистелла.

Глухой человек получает информацию преимущественно с помощью зрения, при этом пути могут быть различны: через письмо, по движению губ, с помощью жестовой речи. Именно последний способ наиболее прост, доступен, не требует затрат времени, сообщение можно передать большой аудитории. Т. о., этот вид речевого кода очень широко используется во всех сферах жизнедеятельности глухих и многих слабослышащих людей. В разных странах функционируют национальные жестовые языки, причем даже при наличии похожих жестов они отличаются своеобразием лексики и грамматики. Язык жестуно – международный язык жестов, его назначение – облегчить общение между глухими при проведении мероприятий, организуемых ВФГ. Он включает около 1500 жестов, сгруппированных по темам: люди, природа и т. п.

Рассмотрим подробнее своеобразие жестовой речи глухих.

Язык жестов – это своеобразная система, имеющая свой сло­варный состав и грамматический строй. Он возникает и развива­ется в связи с потребностями коммуникации (при отсутствии сло­весной речи). В языке жестов выделяют две разновидности: разговорная (русская) жестовая речь и каль­кирующая жестовая речь (Г. Л. Зайцева).

Разговорная жестовая речь усваивается глухим ребенком непо­средственно в процессе общения с глухими. Система обозначений в этой речи отличается от языка слов. Объем словаря жестов зна­чительно уступает и количественно, и качественно языку слов (Р. М. Боскис, С. А. Зыков, Г. Л. Зайцева). Использование в общении средств русского же­стового языка (РЖЯ) основывается на самобытной лингвистической си­стеме, обладающей своеобразной лексикой, грамматикой. Устная словесная речь при таком высказывании не используется.

Читать еще:  В Саратове жители вышли на стихийный митинг, узнав о гибели пропавшей 9-летней школьницы

По структуре жесты РЖЯ делятся на одноручные и двуручные.

Выделяют 2 основных компонента строения жеста – конфигурацию и движение. Они воплощаются в жесте одновременно. Конфигурация – в одноручных жестах характеризуется положением пальцев и кисти руки (правой), в двуручных – положением пальцев и кисти каждой руки и взаимным расположением рук. Существует 20 основных конфигураций (А, Б, В, 1, 5 и др.). Движение – характеризуется местом исполнения жеста (локализацией), направлением и качеством движения. Каждый жест можно описать с помощью этих компонентов. Например, МАТЬ – В-конфигурация (характерна для дактилемы В), жест исполняется около лица, справа налево, движение плавное, непрерывное.

Особенности лексического состава РЖЯ:

1) Образность жестов. В РЖЯ, как и в ЖЯ других народов, существует целый класс жестов, которые выражают некоторые значения, передавая какие-либо внешние признаки предметов, действий:

— обрисовывают контур обозначаемого предмета (рисующие жесты);

— дают пластическое изображение объекта (пластические жесты);

— передают характерные особенности внешнего вида и поведения (изображение животных);

2) Многозначность жестовых знаков: часто один и тот же жест используется для обозначения разных объектов: действие – орудие действия (утюг = гладить, веник = подметать), действие – деятель – орудие действия (ходить на лыжах = лыжник = лыжи), синонимов (пламя, огонь, пожар); нет отдельных жестов, обозначающих людей по роду их деятельности, поэтому используется два жеста: жест, обозначающий области деятельности (или характерное действие) + жест человек (охотник (охота + человек), писатель (писать + человек)).

3) В РЖЯ широко применяются указательные жесты (при упоминании частей тела, при описании пространственных отношений, цвета).

4) Расчлененность обозначений. В РЖЯ много жестов, передающих смысл расчленено (т. е. многословно), так часто передаются обобщающие понятия (стул + кровать + разный = мебель, картофель + капуста + огурец + разный = овощи).

5) В РЖЯ есть своеобразные конструкции, которые ученые начинают относить к фразеологии РЖЯ.

6) Словарь РЖЯ меньше, чем языка слов, поэтому глухие пользуются дактилем.

Рассмотрим особенности морфологии РЖЯ. Для передачи различных грамматических категорий используются специальные жесты.

1) Значение «множественность» передается 2 способами: 1 – к жесту, обозначающему объект, добавляется жест много или разный, 2 – повторить несколько раз сам жест.

2) Существуют специальные жесты для обозначения грамматических значений: значения принадлежности и предназначения передаются с помощью специальных жестов, время передается с помощью специальных жестов БЫЛО, ЕСТЬ, БУДЕТ; завершенность и незавершенность действия, передающаяся в русском языке видовыми различиями глаголов, передаются с помощью жестов ЗАКОНЧЕНО, ГОТОВО; желательность действия – включается условный жест, образованный слиянием дактилем Б и ы (Бы); значение условность передает жест ЕСЛИ.

3) В РЖЯ существуют особые способы выражения различных отношений между предметами и явлениями. Пространственные отношения выражаются путем изменения характеристик локализации жеста.

Синтаксис РЖЯ.

Вопрос о порядке жестов в высказываниях всегда интересовал ученых. Ученые начала и середины 20 века считали типичной такую структуру жестового высказывания: МУЖЧИНА ЗЛОЙ РЕБЕНОК БИТЬ. МАЛЬЧИК ЯБЛОКО КРАСНЫЙ КУШАТЬ. Т. е.: субъект – объект – предикат. В настоящее время ученые (Г. Л. Зайцева) не выделяют один фиксированный тип высказывания, считая, что порядок жестов в высказывании более свободный, чем в литературном языке. Однако все же для структуры высказываний характерны определенные особенности: в повествовательном предложении: на первом месте – подлежащее, на последнем – сказуемое; вопрос – в конце фразы: МАТЬ ОКНО МЫТЬ КОГДА ; отрицание – в конце фразы: МАТЬ ОКНО МЫТЬ НЕТ . В РЖЯ есть высказывания, в которых одновременно двумя руками выполняются 2 жеста. Они передают: пространственные отношения, причинно-следственные связи, а также определительные высказывания.

Калькирующая жестовая речь складывается и развивается под влиянием языка слов и подчиняется тем же грамматическим зако­номерностям. Чрезвычайно важным при этом является то, что именно язык слов становится орудием мышления глухого ребенка. В процессе обучения глухих детей язык жестов обогащается и развивается. Глухие в жестовой речи стремятся выразить то, что ими приобретено в языке слов. Калькирующая же­стовая речь – это вторичная знаковая система, которая усваивает­ся на базе и в процессе изучения глухими детьми словесной речи. Жесты становятся эквивалентами слов, а порядок их следования – такой же, как в предложении, т. е. этот вид речи калькирует линг­вистическую структуру словесного языка. Жесты сопровождают уст­ную речь говорящего.

Структура КЖР представлена двумя классами жестов: 1 – жесты, заимствованные из РЖЯ (книга, школа), 2 – жесты, принадлежащие только КЖР. Сюда входит 3 подкласса: 1) собственно жесты (дискриминация, интеграл), 2) дактильные слова (кибернетика, имена собственные), 3) слово + несколько дактилем (что + б-ы = чтобы, з + сухо = засуха). Это объясняется тем, что КЖР используется в официальной обстановке, часто возникает потребность в обозначении терминов, а средств РЖЯ для этого недостаточно.

Обучение языку слов не­возможно осуществить путем перевода жестовой речи. Более того, жестовая речь осложняет формирование значений слов и препят­ствует овладению синтаксической структурой языка слов. В ходе обучения на основе словесной речи происходит сложная перестройка в развитии глухого. При этом, чем длиннее было вос­питание глухого вне овладения языком слов, тем труднее обучить его словесной речи и переключить с конкретно-образного мышле­ния на базе языка жестов на словесно-логическое мышление на базе языка слов.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector