2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Откуда взялось «ну такое». Воплощенный в сленге русский дзен

Откуда взялось «ну такое». Воплощенный в сленге русский дзен

Недавно писатель Татьяна Толстая опубликовала на своей странице в фейсбуке пост, посвященный сленговым выражениям. Она пишет: «Интересна потребность в неопределенности, в неназывании, в неуточнении: долгое время массово говорили «как бы», к ужасу языковых пуристов. Потом это ушло, и на опустевшем берегу возросло «типа», не столь заразное, хотя, конечно, сорное. И вот новое выражение: «ну, такое» – любопытная разновидность прежнего «вот это вот всё», почти забытого.

Какое «такое» – не говорится, читающему (и слушающему) оставляют широкий простор для понимания, для наполнения смыслом». В этот же ряд, думается, можно поставить ещё и исчезающее, но недавно бывшее популярным выражение «ни о чём». «Как тебе фильм?» – «Да ни о чём».

Откуда взялось «Ну такое»

Если с происхождением «как бы», «ни о чём» или «типа» все более-менее ясно, то «ну такое» (которое чаще пишется без запятой) остается загадкой. Как оно появилось, откуда?

Словари, понятное дело, это выражение пока не фиксируют, поэтому о его происхождении мы можем только строить догадки. Среди версий, встретившихся на просторах Сети, правдоподобными кажутся три.

Первая состоит в том, что «ну такое» – трансформация давно известного выражения «так себе». Сначала оно превратилось в «ну такое себе» (и какое-то время просуществовало в таком виде в качестве мема), а затем сократилось до «ну такое».

Версия вторая: выражение это – украинизм, а популярным оно стало из-за последней фразы известного анекдота:

«Мужик на Привозе спрашивает у торговки:

– Это у вас что, молоко?

Версия третья: «ну такое» – всего лишь продлённое «ну так».

Взявшееся буквально из ниоткуда, сейчас «ну такое» действительно стало одним из самых употребительных сленговых выражений. Причем и в речи «поколения 30+», но прежде всего в языке подростков.

Показательна в этом смысле одноименная песня двенадцатилетней певицы и блогера Лизы Анохиной, клип на которую набрал в YouTube почти полтора миллиона просмотров и 40 тысяч лайков. Примерно треть слов песни занимает повторяющееся «ну такое», ставшее скорее отрицательной характеристикой: «Все твои шмотки – ну такое, / все твои фотки – ну такое, / все твои парни – ну такое. / Может, время стать собой?» Стать собой – это, видимо, хорошо одеться, красиво сфотографироваться и найти подходящего парня.

Любопытно, что «ну такое» сблизилось со словом «никакое» в одном из его значений – «очень плохой, никуда не годный, находящийся в плохом состоянии» («певица она никакая», «после вчерашнего он совсем никакой»). «Ну такое» отрицания «ни», в отличие от «никакой», не содержит, и смысл нового выражения не настолько категоричен. Оно скорее приобрело негативный оттенок: так можно сказать о чем-то сомнительного качества, невразумительном, ничем не примечательном. Но возникло выражение как максимально неопределенное высказывание в одном ряду с «как бы» и «типа».

Почему сложился этот ряд? И откуда это стремление к неопределенности, о котором пишет Толстая?

Воплощенный в сленге русский дзен

Возможно, ответ на этот вопрос очень прост, и всё дело лишь в ограниченном словарном запасе тех, кто такие выражения применяет. Этот недостаток можно замаскировать обобщенными и размытыми характеристиками.

Но, быть может, все устроено несколько сложнее?

Лингвист Максим Кронгауз в книге «Русский язык на грани нервного срыва» пишет о «как бы»: «Как это ни парадоксально прозвучит, это слово стало очень своеобразным инструментом вежливости (или «как бы вежливости»). Фактически оно означает, что говорящий отказывается делать резкие и окончательные высказывания о мире, а каждый раз заявляет о своей неуверенности, об отсутствии у него права делать такие утверждения и в том числе о его невысоком статусе, в частности по отношению к собеседнику. Это как если бы человек говорил одну фразу и сразу добавлял: “Ну, впрочем, это мое частное и не очень важное мнение, возможно, не соответствующее действительному положению дел”».

Подчеркнутая вежливость (которая, впрочем, далеко не всегда бывает уместна) действительно часто появляется в современной коммуникации. Чего стоит, например, принципиальное «Вы» с большой буквы даже при обращении ко многим людям – на всякий случай, лишь бы никого не обидеть.

А может, все эти «как бы» и «ну такое» – ещё и проявленная русская пассивность, нерешительность?

Желание спрятаться за обтекаемыми формулировками, чтобы не отвечать на больные вопросы? Бездействие и оторопь из-за оглушительной, слишком ускорившейся реальности, своего рода новая обломовщина?

В тургеневском «Накануне», написанном в 60-е годы XIX века – т.е. в переломное время, в чем-то похожее на нашу современность – есть очень любопытный персонаж, богатый помещик Увар Иванович Стахов. «Увар Иванович носил просторный сюртук табачного цвета и белый платок на шее, ел часто и много, и только в затруднительных случаях, то есть всякий раз, когда ему приходилось выразить какое-либо мнение, судорожно двигал пальцами правой руки по воздуху, сперва от большого пальца к мизинцу, потом от мизинца к большому пальцу, с трудом приговаривая: “Надо бы… как-нибудь, того…”»

Читать еще:  Услышать Прокофьева. Где найти музыкальные редкости наступающего года

Легко представить, как Увар Иванович говорит и «как бы… ну такое», не так ли?

На Уваре Ивановиче (персонаже, в общем-то, второстепенном, особой роли в сюжете не играющем) роман и заканчивается. Один из героев спрашивает его, когда же появятся в России новые, деятельные, «путные» люди. И затем следует заключительная фраза романа: «Увар Иванович поиграл перстами и устремил в отдаление свой загадочный взор».

Молчит, не дает ответа – как и вся страна, гоголевская птица-тройка.

А вдруг ни ответа, ни истины нет и быть не может – как предполагает постмодернизм? И именно в нем корни распространившихся с начала 90-х во всем сомневающихся и неопределенных «как бы» или «типа», а теперь и «ну такое»?

Татьяна Никитична закончила свой пост в фейсбуке так: «Все эти выражения можно в принципе слить в один неясный ком: «ну это как бы типа такое». Смысла при этом не прибавится и не убавится; по-видимому, неопределенность не усиливается. Это вроде умножения на ноль. Пустота, переливающаяся смыслами: дзен».

Закончим же и мы эту статью пустотой. Ну такой текст получился как бы.

Будешь ливать — оффни свет: разбираем сленг современных подростков

Когда мы были молодыми, у нас был свой сленг. Что-то объяснили старшие товарищи, какие-то словеса мы привезли из пионерского лагеря, а что-то и сами придумали. Это был «секретный шифр», который наши родители не могли понять. Русский язык развивается, каждое новое поколение вносит свои новшества, и современная молодёжь не исключение.

«ТАЩЕР В КАТКЕ»

Если ваш внук учится в младших классах и играет во дворе в футбол, то на ваше: «Ва-а-а-ня, пора-а домо-ой!», вы можете услышать: «Ща, катку доиграю и приду». Пока вы будете пребывать в недоумении, он уже прибежит домой со словами: «Было изи, потому что все раки, а я тащер в своей тиме».

Не пугайтесь, всё просто. Многие слова в сленге современной молодёжи появились из компьютерных игр, но уже никак с ними не связаны. «Катка» – это был легко выигранный раунд в игре-стрелялке. Сейчас в реальной жизни – это любая интересная активная деятельность (катание на велосипеде, роликах, самокате) или любая игра (футбол, баскетбол, прядки и прочее), а также её этап (раунд, тайм, кон).

«Тима» – это команда, «раки» – неопытные игроки, «тащер» – человек, который вытащил всю команду (играл лучше всех). Если игра была лёгкая, то говорят «катка изи», а если было сложно, то скажут «катка потная».

«ГОДНО? НУ ТАКОЕ…»

Раньше слово «годный» можно было встретить разве что в литературном языке, сейчас же оно вернулось в повседневную жизнь, не изменив своего значения. Подростки используют его для высшей степени одобрения чего угодно – от песни до бутерброда: «годно поёт», «годный супчик». «Волне годный» – значит «не имеющий повреждений». А если «всё по душе», то говорят «годнота».

Современная молодёжь сейчас не «смеётся» и «угорает», а «рофлит» (от английского rolling on the floor laughing — «валяться на полу от смеха»). Если кто-то сделал что-то нелепое, ровесники саркастически его похвалят, сказав «гудджоб» (от английского good job – «хорошая работа»).

«Ну такое…» – это обтекаемый универсальный ответ, когда есть сомнения в необходимости или утверждении чего-то, или когда неохота отвечать подробно, или собеседник просто не знает, что сказать. Также это означает, что у человека не всё хорошо.

ПРЕДЛОЖИЛ ОСТАТЬСЯ ДРУЗЬЯМИ

«Дела душевные» неизбежно настигают любого подростка, независимо от пола. Для описания отношений в 2020-х пользуются следующими понятиями: «тян» – девушка, «кун» – юноша, «краш» – влюблённость или предмет обожания.

«Френдзона», или зона дружбы (англ. Friend zone) – ситуация, в которой один влюблён в другого, но тот воспринимает влюблённого только как друга. Как правило, это некомфортная ситуация для человека, страдающего от неразделённой любви. «Если краш тебя зафрензонил (предложил остаться друзьями), то это полный батхед». «Батхед» от английского butt hurt – «боль в заднице».

Как бы порой не было грустно от неразделённой любви, всё это готовит детей к более взрослому этапу в жизни, в котором обязательно встретится соулмейт.
«Соулмейт» – от английского soulmate, которое объединяет в себе слова «soul» – «душа», и «mate» – «родственный» или «близкий» человек. То есть настоящий «соулмейт» подразумевает близких по духу людей, родственные души, истинных партнеров.

«ВИНИШКО-ТЯН»

«Винишко-тян» – самая распространённая среди юных девушек субкультура, начавшаяся в районе 2016 года. Это образ интеллектуалок, ведущих умные беседы со своими «соулмейтами», читающих Эриха Ремарка, Эрнеста Хемингуэя и Рэя Брэдбери.

«Винишки» обычно носят каре цветных оттенков, чаще розовых. Любят очки с простыми стёклами, рисуют на глазах стрелки. Как правило, такие девушки предпочитают отечественные бренды. Одежда выглядит небрежной, но это только внешне. В последнее время термин «винишко-тян» может считается обидным, имейте в виду.

Читать еще:  Лесоповал, общая баня и трудодень. Как работали люди в самый разгар войны

Также среди ярких представителей молодёжи встречаются «фитоняшки», «ванильки», «ламповые няшки» и другие.

Ещё есть «кейпоперша». Это девушка, которая слушает корейскую поп-музыку. «Тамбелер гёрл» – та, кто постоянно ищет разный фон и часто делает фото для социальных сетей.

Подавляющее большинство девушек-подростков не являются явными представителями субкультур, а только лишь копируют некоторые элементы типажей.

«ХЕЙТЕРЫ И ФОЛЛОВЕРЫ»

Социальные сети, так же, как и компьютерные игры, стали источниками заимствования некоторых слов для повседневной жизни. От молодёжи, живущей в Интернете, часто можно услышать англицизмы.

Если подросток-блогер и публикует свои работы в Интернете, то у него есть постоянные читатели – «фолловеры» и «хейтеры» – те, кто пишут ему ненавистные комментарии. Любой блогер хочет стать популярным и набрать больше «сабов» (от английского subscriber — «подписчик»).

«ПАЛЬ, ЗАШКВАР И ЧИЛИТЬ»

Слово «зашквар» уже стало достаточно известным и нередко звучит по телевизору. Означает оно что-то «позорное», «недостойное», «неприличное», «непривлекательное». «Паль» – это грубая подделка.

Подъезд молодежь теперь называет «падиком», а одна тысяча рублей из «косой» превратилась в «касик».

Раньше каждый в школе мог прогулять уроки, а сейчас подростки их «скипают» (от английского skip — «пропустить, перепрыгнуть»). Также теперь говорят не «накопить на школьных обедах», а «нафармить».

Вечеринки с начала 2000-х годов называются «пати», и это слово до сих пор используется молодёжью – правда, на них сейчас принято не «отрываться», а «чилить», и не «танцевать», а «флексить». Иногда «чилить» употребятся в значении «отдыхать», а «флексить» как «хвалиться» или «хвастаться».

Пойти по магазинам покупать «разный шмот» (разные вещи) и найти «рарный айтем» (редкую вещицу) – большая удача.

АЙДА НА КАРТОШКУ!

В своё время вместо слова «пойдём» начали часто употреблять татарское «айда». Современная молодёжь использует слово «го» (от английского go – «идти»). Теперь «го в падик» значит «пойдём в подъезд», «го встр» – «давай встретимся», «го одну катку в доду» – «пойдем сыграем один раунд в компьютерную игру под названием «Дота-2».

Словосочетание «играть в компьютерные игры» подростки заменяют на слово «гамать», маленького ребёнка называют «личинус». Протяжно говорят «жиза» в ситуациях, когда кому-то сильно не повезло.

«Рил ток» – значит «говорю честно», а «инфа-сотка» – добавляют к утверждению, когда человек абсолютно уверен в нём.

Слово «орать» школьники теперь используют в значении «смеяться»: «орнул» – «посмеялся». «Лол» значит долго и громко смеяться. Того, кто всё делает с опозданием или медленно соображает, называют «слоупок».

Ещё можно услышать:

«топчик» – популярность, «ливать» – покидать, уходить, «агрится» – злится, «бомбит» – очень сильно раздражает, «варик» – вариант, «кринж» – нечто вызывающее отвращение («словить кринж» – испытать отвращение), «нуб» – новичок, «парить» – курить вейп и электронные сигареты. «Сасный» – классный, крутой, немного дерзкий, «оффать» – выключать, «стоямба!» – стоять, «челик» – человек, «шипперить» – заниматься сводничеством, помогать двум знакомым начать отношения.

Теперь вы сможете лучше понимать своих детей и внуков и говорить с ними на одном языке: «Внучок, будешь ливать – оффни свет!».

Современный сленг. Почти всё понял

Сабы это не просмотры. Сабы это подписчики .

Именно, от слова «subscribe». Тащемто большая часть этого говносленга от английских слов.

То ли дело твоё православное «тащемто».

Православное и Паук, тащемто ты хуету сморозил.

Так я и написал «православное», ты в порядке?

«Тащемто» пошло из речи металлиста Сергея Троицкого (Паука) . Ваш оппонент спора возмущается тем как сочетается православие и металл

Спасибо. Я так и подумал.

Ты походу сам немного не в порядке, как блять сочетается Паук и блять православие?

Ладно, раз тебе непонятно — расшифрую. Сложно серьёзно воспринимать рассуждения о «говносленгах» от человека, использующего слово «тащемта». А слово «православный» я использовал в значении «наш родной» «Российский». Наверное, слово «православный» не совсем вяжется с личностью паука, но мне настолько похуй на этого долбоёба, что я не готов его биографию изучать перед тем как комменты на Пикабу писать.

Блин, Lol это же тоже говносленг, даже само слово «сленг» тоже не православное))

«Ну такое»

Сегодня мы поговорим о сленге. Сленг – это набор особых слов, характерный для определенных социальных групп. Сейчас он используется почти всеми, он вошел в повседневный словарный запас многих людей. Но хорошо ли это? Правильно ли использовать сленг, не замечая этого? Мы взяли двух учащихся лицея, двух преподавателей, социолога и эксперта в языкознании, и задали им вопрос: влияет ли сленг на учебный процесс? И если да, то как?

– По моему мнению, сленг практически не влияет на учебный процесс. Он даже может быть использован преподавателями как способ привлечения внимания учеников, но не более того.

Читать еще:  «Угнанное» детство – как пятилетняя девочка выжила в немецком концлагере

Я слежу за своей речью, и употребление сленга не относится к моей привычке. С преподавателями я в основном говорю более официальным языком. Иногда могу позволить себе сленг, но это зависит от возраста и характера учителя.

Сленг может добавить речи специфический оттенок, выразить некоторые вещи, иногда непередаваемые обычными словами. Но меру все равно знать надо.

Данила Федоров, Лицей НИУ ВШЭ

– Употребление сленга может сыграть не на руку, когда ты, например, берешься писать работу, где нужны знания языка «возвышенного» (например, сочинение). Когда часто употребляешь сленг, твой словарный запас литературных слов может здорово сократиться, что не очень хорошо.

Я употребляю сленг, в общем-то, очень часто. Даже названия зданий лицея мы между собой сокращаем: «БХ», «Колобок», «Ляля». Сленг звучит проще и понятен той социальной группе, в которой я нахожусь (лицеисты и преподаватели). Это здорово упрощает жизнь.

Мне как подростку даже приятно использовать сленгизмы и делать тем самым речь более неформальной, необычной.

Рада Каримуллина, ученица Лицея НИУ ВШЭ

– У меня несколько старомодные представления о языке, на котором осуществляется образовательная коммуникация в школе: мне кажется, очень важно и педагогу, и школьнику стараться удерживаться в рамках литературного языка, воспринимать это как правила игры в образовательном процессе и оттачивать умение выражать свои мысли и чувства, прибегая в определенных ситуациях исключительно к нормативному лексикону. При этом в работе с разными пластами лексики, в шуточном разговоре или в других особых обстоятельствах сленг вполне допустим.

В стенах лицея и ВШЭ сленг употребляю окказионально – когда на то есть весомые причины: работая со стилями речи, шутя, иногда – проводя аналогии между языками различных социальных и возрастных групп.

К сленгу как таковому я отношусь как к чему-то естественному, чем, однако, не стоит злоупотреблять и чем стоит пользоваться уместно – как перцем, когда важно не переперчить и не поперчить, скажем, компот.

Михаил Павловец , преподаватель литературы в Лицее НИУ ВШЭ

– Сленг – более широкое понятие, чем жаргон, и гораздо более открытое, чем арго. Его можно понять интуитивно, даже если не входишь в ту социальную группу, в которой он используется. Думаю, что в тот момент, когда нужно наладить коммуникацию с учащимся, есть смысл использовать некоторые сленгизмы, это может помочь найти общий язык. Тем не менее я считаю, что употребление сленга недопустимо при обращении к старшим коллегам или руководству, потому что рабочие отношения в рамках учебного процесса закодированы определенными лексическими и синтаксическими средствами. Сленг идентифицирует тебя как участника некоторой группы. Не зная достаточно хорошо собеседника, нельзя предугадать его реакцию на употребление какого-либо сленгизма.

Стоит заметить, сейчас сленг – преимущественно язык молодежи. Как и любое лингвистическое явление, он либо активно развивается и затем входит в литературный язык, либо умирает. Зачастую сленгизмы очень удобны, они более точно выражают какие-то оттенки значений. Мне очень нравится сленговое выражение «ну такое» как ответ на вопросы «Как дела?» или «Как настроение?». Это не то же самое, что и «так себе». Это определенный оттенок эмоции, который понятен тому, кто также использует это выражение.

Светлана Пужаева , преподаватель русского языка и литературы в Лицее НИУ ВШЭ

– На учебный процесс влияет не сленг как таковой, а те обстоятельства, которые сопровождают его употребление и восприятие, а также отношения между участниками коммуникации. Например, употребление сленга со стороны ученика или студента может быть расценено как посягательство на авторитет. Принято считать, что он допустим только в общении равных, то есть студент как бы ставит себя на одну ступеньку с преподавателем, нивелируя социальную дистанцию. Другая ситуация: например, по специфическому сленгу (вернее, арго) человека относят к определенной социальной группе (часто маргинальной) и, исходя из этого, выстраивают с ним коммуникацию.

Я сам употребляю сленг и не имею ничего против того, чтобы его употребляли студенты. Главное, чтобы от этого не страдало взаимопонимание. Например, если кто-то из студентов использует какое-то сленговое слово, значение которого я не знаю, я прошу объяснить, что оно значит.

Единственное, что режет мне слух, – попытка говорить сленгом специально, чтобы казаться моложе и снискать себе популярность среди молодых людей. Это всегда очень фальшиво звучит и по сути воспринимается как заискивание.

Святослав Поляков , младший научный сотрудник Центра молодежных исследований НИУ ВШЭ – Санкт-Петербург

– Сленг (не путать со сквернословием и просто вульгаризмами!) сопутствует любой коллективной работе. Он сокращает путь к решению выражением эмоциональной причастности и общей тайны. К сленгу отношусь с пониманием и уважением. У каждого поколения он свой, но есть и общие слова: «сидеть на Камчатке», например.

И сам употребляю сленг. «Домашку», «Мясо» (вместо Мясницкая) или «Трехсвят» (Малый или Большой) не употребляю, но понимаю. А слова «пара», «препод», «окно» – вполне. Мой исторический сленг понимают только свои поколенчески: на Кировской, в Малом Вузовском. Все это – сленг.

Гасан Гусейнов , профессор школы филологии НИУ ВШЭ

Автор – Олеся Сухобаевская

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector