0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Из дневника капеллана. Встреча со смертью.

Содержание

ЛитЛайф

Жанры

Авторы

Книги

В продаже

Серии

Форум

Кларк Маркус

Книга «Осужден пожизненно»

Оглавление

Читать

Помогите нам сделать Литлайф лучше

  • «
  • 1
  • 2
  • .
  • 92
  • 93
  • 94
  • 95
  • 96
  • 97
  • 98
  • .
  • 119
  • 120
  • »
  • Перейти

«Я жила среди них всю свою жизнь, – сказала она, – но от этого мне отнюдь не легче. Знаете, мистер Норт, иногда у меня бывают страшные фантазии, которые мне кажутся далекими воспоминаниями. Я боюсь снова очутиться среди арестантов. Я уверена, что они причинят мне зло».

Конечно, я засмеялся, но это не помогло. Она тверда в своем убеждении и смотрит на меня глазами, полными ужаса. Этот ужас, написанный на ее лице, меня озадачивает.

«У вас расстроены нервы, – сказал я. – Вам нужен отдых».

«Да, мои нервы пошаливают, – ответила она с присущей ей искренностью. – У меня предчувствие, что свершится какое-то зло». Мы немного посидели молча, а потом она вдруг вскинула на меня свои большие глаза и спокойно спросила:

– Мистер Норт, какой смертью я умру?

Вопрос показался мне отзвуком моих собственных мыслей – у меня какая-то дурацкая тяга к физиогностике, – и я вздрогнул.

В самом деле, – какая смерть ее ждет? Какую смерть можно встретить с широко открытыми глазами, с полуоткрытым ртом и сдвинув брови, как бы желая удержать быстро тающее мужество? Разумеется, не мирную смерть. Я призвал на помощь свою черную сутану. Я сказал:

«Моя дорогая леди, вам не следует думать о таких вещах. Вы знаете, что смерть – это сон. Зачем же предполагать кошмары?»

Она вздохнула, словно очнувшись от минутного оцепенения. Удержавшись от подступающих слез, она овладела собой и перевела разговор на другую тему, затем, найдя предлог, подошла к пианино и заиграла бурный вальс. Думаю, что эта неестественная веселость кончилась истерическим припадком. Потом я услышал, как муж предложил ей нюхательную соль… Он такой человек, который посоветовал бы нюхательную соль и пифии, если бы та обратилась к нему за советом.

Все сборы закончены, и завтра мы отправляемся. Мистер Паунс с трудом сохраняет свое достоинство. Он, кажется, боится пошевельнуться, чтобы каким-нибудь движением невзначай не растопить лед своей официальности. Узнав, что я и есть «тот самый капеллан», он воздержался от более короткого знакомства со мной. Мое самолюбие задето, но мое терпение не будет подвергаться испытанию. Вопрос: что предпочло бы большинство: оставаться неизвестным людям, облеченным властью, или же изнывать от скуки в их обществе? Джеймс Норт отказывается отвечать на этот вопрос.

Я простился со своими друзьями и, вспоминая о приятных часах, проведенных с ними, загрустил. Вряд ли эти часы повторятся в будущем. Я чувствую себя бродягой, допущенным на неделю к уютному домашнему камельку, а затем снова выброшенным на сырые и ветреные улицы, которые кажутся ему теперь еще более холодными, чем прежде. Как бишь звучат эти строки, которые я написал в ее альбом?

Да, вот эти строчки. В них больше правды, чем ей могло показаться. И все-таки – с чего это я расчувствовался? Можно подумать: «Что за нытик этот Норт!»

Итак, все кончено. Теперь – на остров Норфолк, в мое чистилище!

Пропавший сын Ричарда Дивайна вернулся в Англию и заявил свои права на имя и состояние отца. Иначе говоря, Джон Рекс успешно выполнил свой дерзкий замысел, присвоив права одного из своих собратьев по каторге.

Покуривая сигару в своей холостяцкой квартире или размышляя о предстоящих скачках, Джон Рекс не переставал удивляться, с какой непонятной легкостью он осуществил свой, казалось бы, немыслимый план. После прибытия в Сидней на корабле, посланном Сарой для его спасения, он вновь почувствовал себя подневольным человеком, связанным узами не менее ненавистными, чем те, от которых он избавился, – узами вынужденного брака с нелюбимой женщиной. Смерть одного из приписанных к ней слуг-арестантов, удачно совпавшая с возвращением Рекса, позволила Саре Пэрфой поселить беглого каторжника в комнате слуги. В числе странных обычаев, сложившихся волею обстоятельств в ту пору в Новом Южном Уэльсе, были довольно-таки частые браки между слугами из арестантов и свободными поселенцами. Поэтому, когда пронесся слух, что миссис Пэрфой, вдова капитана с китобойного судна, вышла замуж за мистера Джона Карра, своего кладовщика, высланного за растрату и еще не отбывшего последних двух лет своего срока, никто не выразил удивления. А когда год спустя Джон Карр вдруг расцвел на глазах у всех как «expiree»,[16] обладающий прекрасной женой, солидным состоянием, вокруг него стало увиваться множество людей, которые могли бы сделать его жизнь в Австралии весьма приятной. Но Джон Рекс не собирался задерживаться здесь более, чем это требовала необходимость, он неустанно искал возможность удрать из этой второй тюрьмы. Долгое время все его старания были безуспешны. Как бы сильно Сара Пэрфой ни любила этого негодяя, она не стеснялась говорить ему, что она купила его и считает его своей собственностью. Он знал, что если он попытается высвободиться из брачных пут, женщина, столь многим рисковавшая ради его спасения, не поколеблется отдать его в руки властей, сообщив им о том, что преждевременная смерть Джона Карра позволила ей дать имя и работу Джону Рексу, беглому каторжнику. Когда-то он еще надеялся, что Сара, будучи его женой, не станет давать против него показания и потому она ему не опасна. Но она пригрозила ему, напомнив, что стоит ей только сказать одно слово Бланту – и этого будет вполне достаточно.

– Я знаю, Джон, что ты меня больше не любишь, – сказала она с каким-то зловещим спокойствием. – Но твоя жизнь в моих руках, если ты меня бросишь, я отправлю тебя на виселицу.

Напрасно он злился и бесновался в своем тайном стремлении освободиться от нее. Он был связан по рукам и ногам. Сара распоряжалась всеми деньгами, и, благодаря ее предприимчивости, а также уму, эта сумма более чем удвоилась. Она была всесильна, и ему оставалось ждать либо ее смерти, либо какого-нибудь счастливого случая, который избавит его от нее, и тогда, пользуясь свободой, он сможет осуществить свой хитроумный план, который он так долго вынашивал. «Вот отделаюсь от нее, – думал он, разъезжая по ферме, номинальным владельцем которой он являлся, – дальше все будет просто. Я вернусь в Англию, сочиню какую-нибудь подходящую историйку о кораблекрушении, и моя ненаглядная матушка, с которой я был так долго в разлуке, примет меня с распростертыми объятиями, и Ричард Дивайн получит все, что ему причитается».

Но избавиться от нее было не так-то просто. Дважды он пытался удрать из своего плена и дважды был водворен обратно.

– Я купила тебя, Джон, – смеясь, говорила его сообщница, – и ты от меня не уйдешь, Неужели тебе мало всех этих удобств? Когда-то ты довольствовался меньшим. И я не так уж безобразна и отвратительна.

Читать еще:  Избранный Патриархом митрополит Кирилл: основные вопросы и задачи современной церковной жизни

– Я тоскую по родине, – отвечал Джон Карр, – давай уедем в Англию, Сара.

Она громко забарабанила своими крепкими белыми пальцами по столу.

– Уехать в Англию? О нет, нет. Я знаю, что ты этого хочешь. Там ты почувствуешь себя господином. Заберешь мои денежки, а меня пустишь по миру. Я знаю тебя, Джек. Мы останемся здесь, голубчик. Здесь, где я смогу отдать тебя в руки первому полицейскому, если ты будешь плохо со мной обращаться.

– О, ты можешь оскорблять меня. Оскорбляй, сколько душе твоей угодно, Джек. Побей меня, если хочешь, но только не оставляй меня, иначе тебе худо придется.

– Ты странная женщина! – воскликнул он, невольно восхищаясь ею.

Осужден пожизненно — Кларк Маркус

Книга Осужден пожизненно — Кларк Маркус читать онлайн Приключения / Приключения: Прочее бесплатно и без регистрации.

Роковое стечение событий, фантастическое переплетение судеб, приключения героев романа на корабле и на острове, оказавшемся необитаемым, жажда богатства, коварство и безграничная любовь, впечатляющая образность описаний, присущих «пиратским» романам, заставляют думать читателя, что все прочитанное – чистый вымысел автора. И тем не менее, к реальности нас возвращают глубина и психологизм человеческих переживаний, а также свидетельство самого автора, что «события и факты поистине чудовищны и трагичны, но моей целью было показать их, ибо все он происходили в действительности».

Роман «Осужден пожизненно» – самый известный среди австралийских романов XIX века. Был экранизирован.

    Содержание

Книгу Осужден пожизненно — Кларк Маркус читать онлайн бесплатно — страница 82

– Развожу костер. Смотрите! Фрер начал понимать.

– У меня осталось три спички, – сказал он, шаря дрожащими пальцами в кармане. – Я завернул их в листок из книги, чтобы они не отсырели.

Слово «книга» вызвало новый порыв вдохновения. Руфус Доуз схватил «Историю Англии», которая уже оказала им такую большую услугу, вырвал из середины самые сухие страницы и аккуратно подложил их под кучку щепок.

– Ну, давайте, осторожнее!

Спичка чиркнула и зажглась. Бумага, сперва упрямо поежившись, загорелась, и Фрер стал раздувать это маленькое пламя, после чего занялась и кора. Он бросал в костер все, что могло воспламениться. Затлели шкуры, и огромный столб черного дыма поднялся над морем.

– Сильвия! – воскликнул Руфус Доуз. – Сильвия, радость моя! Вы спасены!

Она открыла синие глаза, посмотрела на него, но, как видно, не узнала. Бред все еще владел ею, и в час спасения девочка не узнала того, кто ее спас. Потрясенный этим последним жестоким ударом судьбы, Руфус Доуз безмолвно сел на корму, держа на руках девочку. Фрер, разжигая огонь, радовался, что наступил долгожданный момент. Мать на грани смерти, а дочь без сознания – кто же засвидетельствует героический поступок ненавистного каторжника? Никто, кроме Мориса Фрера, а Морис Фрер как комендант колонии обязан предать «беглого» в руки правосудия.

Корабль, изменив курс, подходил к этому необычному костру, пылавшему среди океана. Вся передняя часть лодки горела как факел, и более часа не могла продержаться на воде. Горстка людей в ней оставалась неподвижной. Миссис Викерс лежала без сознания, не ведая о приближающейся помощи.

Корабль – это был бриг, шедший под американским флагом, – приблизился к ним на расстояние голоса. Фрер уже различал фигуры на палубе. Перейдя на корму, он грубо пнул Доуза сапогом.

– Иди вперед! – приказал он. – И дай мне девочку!

Руфус Доуз очнулся, поднял голову и, взглянув на приближающийся корабль, понял свой долг. С тихим смехом, полным невыразимой горечи, он переложил ношу, которую так нежно хранил, на руки лейтенанта, а сам подошел к горящему носу лодки.

Бриг был уже совсем близко. Его большие сумрачные паруса высоко вздымались, бросая тень на море. Мокрые палубы блестели в лучах утреннего солнца. Любопытные бородатые лица с удивлением глядели с его бортов на горящую лодку и людей, изнемогших в борьбе со смертью в этом пустынном и бурном океане.

Фрер с Сильвией на руках ждал брига.

В ПОРТ-АРТУРЕ. 1838

ТРУЖЕНИК В ВЕРТОГРАДЕ

«Общество в Хобарт-Тауне в нынешнем, 1838 году нашей эры, мой дорогой патрон, состоит из очень любопытных элементов» – так говорилось в красноречивом письме, которое преподобный мистер Микин, только что назначенный капеллан, семь дней назад приехавший на Землю Ван-Димена, нес на почту, чтобы доставить удовольствие своему патрону в Англии. Изящно семеня по жаркой улице, лежащей между синей рекой и лиловой горной грядой, почтенный джентльмен бросал время от времени кроткие взгляды па встречных и при этом с особой приятностью вспоминал только что написанную им фразу. Его толкали безукоризненно одетые офицеры гарнизона. Он же со сладкой улыбкой кланялся нарядным дамам, шарахался от дурно пахнущих арестантов, выпущенных «по билету», или торопливо переходил улицу, стараясь не попасть под тележки, которые неожиданно с грохотом возникали из-за угла, – их катили арестанты в серой одежде, и его не оставляло чувство, что окружавшее его общество, безусловно, состоит из любопытных элементов. То проходил, высокомерно задрав голову, недавно прибывший правительственный чиновник, – он на секунду расслабился, чтобы томно улыбнуться капеллану, которого почитал сам губернатор сэр Джон Франклин. То развязно шагал, словно бросая дерзкий вызов солидным и респектабельным горожанам, бывший каторжник, разжиревший на барышах от торговли ромом. Все население, высыпавшее на улицу в этот солнечный декабрьский вечер, нелепо выглядело в глазах щеголеватого священника, на днях приехавшего из Лондона и впервые в своей гладкой и легкой жизни ощутившего отсутствие социальных ширм, за которыми лондонская цивилизация скрывает слабости и пороки человеческой натуры. Одетый в новое черное священническое облачение самого модного покроя, франтоватые ботинки и перчатки светло-сиреневого цвета, преподобный Микин, чье белое шелковое пальто свидетельствовало, что его обладатель еще не освободился от чувствительности к солнцу и жаре, изящно просеменил к почтовой конторе и отправил свое письмо. Когда он повернулся, он увидел перед собой двух дам.

Тайна предсмертных видений, похоже, раскрыта

Интересно, но неприятно

Доктор Даниэль Кондзейла (Daniel Kondziella) — невролог из Университета Копенгагена (University of Copenhagen) обнародовал результаты масштабного исследования, проведенного вместе с коллегами из Дании , Германии и Норвегии . Доложил их весьма серьезному обществу — участникам недавнего конгресса Европейской академии неврологии (5th European Academy of Neurology Congress), который прошел в Осло .

Исследователи вникали в тайны предсмертных видений или около смертного опыта, как еще называют этот феномен (Near-Death Experience — NDE в английском сокращении). И обнаружили, что с ним так или иначе сталкивались 10 процентов людей — в основном из числа тех, которым грозила либо смерть либо смертельная опасность.

Кондзейла с коллегами собрали свидетельства 1034 человек из 35 стран. Об NDE сообщили 289 опрошенных. Последующий — более углубленный — анализ их «показаний» продемонстрировал: 106 можно доверять полностью.

О мистических особенностях NDE давно известно из рассказов «очевидцев» — пациентов, которые воскресли после клинической смерти. С их бесчисленными историями можно познакомиться на сайте http: //www.nderf.org американского Фонда исследования около смертного опыта (NDERF). Новые свидетельства воскресших стекаются туда со всего мира каждый день десятками.

Как правило «ожившие» сообщают о тоннеле, по которому они неслись, о всей жизни, промелькнувшей перед глазами, о встречах с умершими родственниками, ангелами и другими странными созданиями. Кто-то уверял, что выходил из своего тела и, воспарив, наблюдал за ним со стороны. Чаще всего сверху.

Нынешние исследователи пополнили список странностей. Почти все рассказывали им еще и об искаженном восприятии времени, о мыслях, проносящихся с невиданной прежде скоростью, об обостренных чувствах. Опрошенные в массовом порядке покидали тела — более, чем в половине случаев.

Почти три четверти переживших NDE, назвали свои видения и ощущения интересными, но неприятными, остальным они понравились. Более половины — 55 процентов — уверяли: все то сверхъестественное, о чем они рассказывали, происходило на самом деле и несло угрозу их жизни, 45 процентов понимали, что смотрят какое-то кино, не способное навредить.

И еще. Похоже, что предсмертные видения стали посещать людей чаще. Предшественники Кондзейлы сначала сообщали о 4 процентах, сталкивавшихся с феноменом, потом о 6, о 8. Ныне речь идет о 10 процентах.

Почему NDE зачастили, исследователи совсем не разобрались. Но решили, что им все же есть чем гордиться. Голландцы, датчане, норвежцы и немцы полагают, что поняли природу феномена. Они установили: в подавляющем большинстве случаев предсмертные видения были связан с нарушениями фазы так называемого быстрого сна, которую сопровождают быстрые движения глаз – БДГ.

Читать еще:  Матушка Адриана Малышева. Вспоминая войну

Убедительные галлюцинации

Кондзейла с коллегами подтвердили гипотезу, которую еще в 2006 году выдвинул Кевин Нельсон (Kevin R. Nelson) — нейрофизиолог из Университета Кентукки (University of Kentucky, после того, как провел свои исследования.

— Удивительные истории о путешествиях в «загробный мир» появились отнюдь не в XX веке благодаря успехам реанимации, — объяснял тогда ученый. — Имеются письменные свидетельствам об NDE, которым уже более 2 тысяч лет. Люди не могут врать столь систематически. Значит, должен быть некий биологический механизм, благодаря которому они веками сталкиваются с одини и теми же явлениями.

Нейрофизиолог уверяет: иной раз, например, в результате стресса – физического или даже эмоционального — человек может “не совсем проснуться”. В результате мозг частично начинает бодрствовать, частично остается в фазе «быстрого сна». Подобные вторжения одной фазы в другую и провоцируют сверхъестественные приключения. Вплоть до путешествий на тот свет, которые, как утверждает ученый, не более, чем галлюцинации. Они выглядят настолько убедительно, что бодрствующие участки мозга способны перепутать их с реальными событиями.

Неразгаданная загадка

Увы, разгадав одну загадку — поняв, что предсмертные переживания это некая разновидность “быстрого сна”, ученые так и не добрались до сути феномена. То есть, до процессов, которые ему предшествуют. И тем самым оставили лазейки для мистики.

В том, что существует «быстрый сон» и соответствующие ему пульсирующие движения глазных яблок (БДГ) стало известно почти 70 лет назад. Явление обнаружили профессор Натаниэль Клейтман и его студент Юджин Азерински в 1953 году. И доказали, что именно оно порождает сновидения. На энцефалограмме «быстрый сон» напоминает бодрствование.

— Очень активны зрительные зоны мозга, мозжечковая миндалина, генерирующая эмоции, гипокамп, отвечающий за долговременную память, — рассказывает Пьер Маке из Льежского университета в Бельгии , который анализировал состояние «быстрого сна» с помощью томографии. — Однако теменная кора, управляющая движениями, и предлобная, отвечающая за рациональное мышление, спокойны.

Во время нормального «быстрого сна» мышцы охвачены полным параличом. Скорее всего, чтобы человек не начал воплощать в жизнь свои сновидения.

“Быстрому сну», как и NDE, сопутствуют аллогичность, иррациональное мышление и искаженное восприятие времени. И до сих пор не ясно, для чего мозгу все это нужно.

— У «быстрого сна» наверняка есть биологическая функция, но найти ее мы не можем, — признавался Мишель Жуве, профессор Лионского университета во Франции , который занимается проблемой более 60 лет. — Не думаю, что найдем и через 50 лет.

Если феномен NDE и “быстрый сон” и в самом деле связаны друг с другом – чему вроде бы найдено подтверждение, то окончательную разгадку придется подождать. Может быть, даже 50 лет.

Впрочем, верующим и прочим мистически настроенные людям никакие дополнительные разгадки не нужны. Для них NDE – это доказательство того, что загробный мир существует, равно как и душа, которая туда улетает.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Под подозрением височно-теменной узел

Стивен Лаурейс (Steven Laureys, a Belgian neurologist), бельгийский невролог из Университета Льежа (Liege University) обследовал рожениц, пилотов, ныряльщиков, альпинистов, которые пережили NDE, не собираясь на тот свет — потеряли на время сознание и впали в непродолжительную кому. В общей сложности в поле зрения ученого попали 400 человек. С некоторыми он экспериментировал. И выяснил, что эти самые NDE можно вызвать, если, к примеру, учащенно дышать особым образом — посредством так называемой гипервентиляции легких. Или быстро изменить положение тела. Скажем, резко встать.

В ходе экспериментов ученый следил за деятельностью мозга — в том числе и тех людей, которые находились в бессознательном состоянии. Обнаружил в результате нечто общее для всех. А а именно повышенную активность в височно-теменном узле — Тemporoparietal junction (TPJ). Вот весь мозг мог «дремать» или вовсе отключаться, а этот узел оставался активным — в той или иной степени, конечно.

Среди пациенток Лаурейса была женщина, которая впала в кому во время беременности. Придя в итоге в себя, она рассказала, как встречалась, пока была там — высоко в небесах, со своим прежним возлюбленным, который умер несколько лет назад. Они ходили, взявшись за руки, по лучу света.

Несколько пилотов — тоже из числа обследованных — рассказывали, как летали рядом с самолетом, наблюдая за своими телами, сидящими в кабине. Сорвавшиеся, но спасшиеся альпинисты, проваливались тоннель. Ныряльщики, способные на несколько минут задерживать дыхание, видели русалок.

Лайуренс, полагает, что височно-теменной узел и генерирует NDE. Никакой, стало быть, религии — чистая биология.

Кстати, в том, что с этим самым TPJ, возможно и в самом деле, связано наиболее мистическое проявление NDE — феномен выхода из тела убедились и коллеги бельгийца. Более того, им — коллегам — даже удалось воспроизвести столь удивительное состояние сознания в экспериментах. Опять же, подопытными были отнюдь не умирающие.

Первым — пусть даже случайно — добился успеха доктор Олаф Бланке (Olaf Blanke) — швейцарский невролог ( neurologist at the Swiss Federal Institute of Technology in Lausanne). Он обследовал 43-летнюю женщину, страдающую эпилепсией — зондировал её мозг электродами. Проник в височно-теменной узел. После чего вполне живая пациентка сообщила, что вышла из тела и наблюдает за собой со стороны.

Доктор Дирк Риддер (Dirk De Ridder ) из Университета в Антверпене (University Hospital Antwerp in Belgium), пытаясь избавить 63-летнего мужчину от непрекращающегося звона в ушах, тоже добрался электродом до его височно-теменного узла. Звон не прекратился. Под него мужчина и воспарил над собой. Поднялся не высоко, как он сообщил, примерно на 50 сантиметров.

Выход из тела продолжался 15 секунд. Этого времени хватило медикам, чтобы просканировать мозг пациента и убедиться, что его височно-теменной узел проявлял активность в “полете”.

TPJ расположен на пересечении височной и теменной долей коры больших полушарий. В обычной жизни он обрабатывает зрительные и осязательные сигналы, информацию о положении тела в пространстве, поступающую из внутреннего уха, сигналы от мышц, связок и суставов, которые позволяют оценить в каком положении различные части тела находятся друг относительно друга. Собранные воедино, эти данные и создают ощущение собственного тела, дают понять, где оно начинается и заканчивается. Помимо всего прочего узел участвует процессах сознания и самосознания.

Ученые возбуждали TPJ искусственно — в экспериментах. Но не исключено, что подобное происходит и в критических ситуациях.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Зачем перед смертью вся жизнь проносится перед глазами?

Вся жизнь пронеслась перед глазами, — выражаются по-русски. «Life-review experience» — LRE («опыт перемотки жизни» в дословном переводе) так называют ученые этот феномен из числа тех, о которых известно со слов воскресших — людей, пережившие клиническую смерть. Как правило LRE «идет в комплекте» с другими видениями около смертного опыта.

За LRE недавно взялись израильские ученые из клиники Хадасса при Еврейском университете (Hadassah Hebrew University Medical Center). И под руководством Джудит Кац из лаборатории нейропсихиатрии (Judith Katz Neuropsychiatry Lab, Department of Neurology) удостоверились: феномен «перемотки» реально существует.

Читайте также

Ради спасения от коронавируса ученые подсадят мышкам человеческий ген

Это нужно, чтобы впоследствии заразить подопытных COVID-19 и выяснить, как действует коварный вирус

Ученые удостоверились: рай земной находился на юге Африки

Эдемским садом для людей и животных стала местность Пиннакл пойнт на побережье нынешней ЮАР [видео]

Илон Маск запустит свой космический корабль с двумя астронавтами на борту

В среду 27 мая состоится первый самостоятельный полет американцев с 2011 года

Дмитрий Рогозин анонсировал создание новой орбитальной космической станции

Станция расширит возможности космических миссий — рассказал глава Роскосмоса в эфире Радио «Комсомольская правда»

Ученые доказали на хомяках эффективность ношения масок во время эпидемии

Исследователи из Гонконга изучили способы ограничения распространения коронавируса

Ученые рассказали, зачем на самом деле нужно носить маски

Исследователи даже рассчитали эффективность масок в контроле над пандемией коронавируса

Ученые научили искусственный интеллект определять характер человека по селфи

Эксперименты подтвердили, что лицо действительно является зеркалом души

С Титаника достанут беспроводной телеграф Marconi

Компания R.M.S. Titanic намерена извлечь аппарат с затонувшего лайнера

Почему во время пандемии лучше держаться подальше от затылков людей в масках

Даже в защитных средствах, чихающие и кашляющие «плюются» капельками. Ученые наглядно продемонстрировали, куда влага летит на самом деле [видео]

Пандемия коронавируса привела к окончательной победе людей цифровой культуры над аналоговой эпохой

Разбираем с профессором-культурологом, каких сдвигов в сознании и поведении следует ожидать после нашествия вируса

Читать еще:  Доля ангелов. Почему я так и не смогла полюбить деньги

Резко снизился уровень углекислого газа в атмосфере Земли

Ученые не сомневаются: окружающая среда очищается в результате принятых антикоронавирусных ограничительных мер

Кашлять во время коронавируса лучше против ветра

Социальная дистанция в два метра на открытом воздухе становится опасной

Компания Группы «Роснано» передала Ульяновской области десять тысяч тестов для диагностики коронавируса

Зарубежные партнеры «ТестГен» изъявили желание закупать новый продукт

17-летний школьник-идеалист создал сверхпопулярный сайт о коронавирусе. Ему предложили рекламный контракт на $8 млн — он отказался

Ежедневно портал ученика посещают около 30 миллионов пользователей. Подросток отказался от денег, потому что не любит всплывающие рекламные окна

Уральские путешественники нашли в горах копию пирамиды Хеопса, которая в два раза больше оригинала

Она находится на территории ХМАО, куда до сих пор не ступала нога человека

Ученые проверили: борода смягчает удары в челюсть

Роль растительности на лице теперь установлена экспериментально

Возрастная категория сайта 18+

Из дневника капеллана. Встреча со смертью.

Из дневника итальянского капеллана альпийских стрелков Альде дель Монте. Ч.2.

Я — конченый человек. Доходяга, испачканный кровью и землей и наполненный смертью. Санитары больше не подходят ко мне. Бедные, они совсем перегружены. Но я сгораю от жажды: мне бы лимончик. Удары с воздуха продолжаются.
Капеллан прилег поспать на полу: уже две ночи. Я попросил дать мне четки для розария, оставшиеся от погибшего альпийского стрелка, и теперь читаю, читаю, читаю «Радуйся, Мария». Но, может быть, я не проговариваю молитвы, а кричу, глядя, как на оконных стеклах пляшут отблески взрывов? Мой коллега встает, чтобы дать мне попить.
— Капеллан, русские пришли?
— Нет, не пришли.
Профессор Ч. говорит, что, если я переживу этот кризис, возможно, дела пойдут на поправку и он отошлет меня отсюда. Какое же трагическое нынешнее Рождество! Мы окружены? Все бегают вокруг умирающих; около меня ни души целый день.
«Может быть, если я не умер в кювете, это потому, что Тебе угодно спасти меня? И если мне на помощь подоспел танк, если за всю ту ночь я не претерпел больше никакого зла, значит, Тебе угодно, чтобы я вернулся домой?»
Продолжается бомбовый ливень. Вся моя постель в кусках штукатурки. Мои четки белого цвета. Говорят, если я здесь еще на какое-то время задержусь, моя нервная система не выдержит. И поэтому завтра меня отправляют на самолете.

Нас бомбят по дороге на аэродром. Следует ли нам ехать дальше? Все единогласно «за». В аэроплане жуткий холод; солдат отдает мне свои одеяла. А это летание по небу не опасно?
300 километров полета, при 45 градусах мороза, над русскими позициями. В В. нас принимает капеллан Д.С. И здесь от русских исходит реальная угроза. Мы проводим тут две ночи: вылазки партизан, противоречивые слухи о ходе боевых действий, пугающие известия об отступлении наших дивизий и рассказы о былинных подвигах защитников Черково. Рядом с моей кроватью лежит лейтенант-альпиец, он очень плох. Ему уже удалили один глаз; сейчас слепнет и другой. Он хочет покончить с собой.
Капитан М. приходит навестить меня ночью и с волнением говорит: «Капеллан, положение и здесь тяжелейшее: я сейчас слышал, что полковник сказал своим собирать чемоданы. Если завтра утром тут начнется пересортировка больных, уходи отсюда любым способом!»
Уезжаем, когда еще темно. Все молчат. У всех нас в глазах — отблески разрухи и разложения. Мы ничего не говорим, но время от времени бросаем быстрые, настороженные взгляды по сторонам. Может быть, русские уже здесь?

Мне немного лучше. Гангрену удалось предотвратить. Но эта ночная езда, это отчаянное бегство по дорогам, полным засад, никак не способствует заживлению ран. Грузовик превращается в крест, на котором возобновляются муки плоти.
В полумраке рядом с мостом видны очертания церкви города Калина. Никого там больше нет, колокол не звонит, двери закрыты. Но при виде креста на сердце у меня становится немного радостнее.

Рыково. Мы погребены под снегом: вот уже несколько дней снег валит и валит, не переставая. Каждый час кажется нам вечностью, ведь все мечтают продолжить путь, уехать подальше от войны, от крови и от смерти. У всех нас такое чувство, что русские всё еще близко, что они рвутся в двери, в окна.
Все пять дней мучительного ожидания мы не устаем говорить о постигшей нас катастрофе. История альпийских стрелков, которые своими силами сдерживают всю русскую лавину, видится нам историей исполинов. Всё рушится, но что-то остается.
И что в этом крушении значит отдельная личность? Кто спасет человека, погибающего под танками или в придорожной канаве? Меня поражает, что я еще жив. Друзья говорят, что мой случай — из ряда вон выходящий.

Снег перестал. Возобновляются боевые действия, а для нас — тревоги. Все по-прежнему неспокойны, невеселы, молчаливы. Когда же мы поедем дальше? Сейчас от линии фронта нас отделяет почти тысяча километров. Но здесь расстояния не в счет. Существуют только две реальности: Италия и жизнь, русские и смерть.

Жуткие рассказы, крайне печальные новости. Альпийцы сражаются, как разъяренные львы. Но Россия усеяна трупами итальянцев. Всё будто сговорилось против нас. Для тех, кто едет дальше, — Италия, для тех, кто остается, — русские. Атмосфера пропитана глухими терзаниями, замолчанными страхами, сдерживаемыми слезами, подавленными протестами.

Но все жадно ждут одной вести: «Отъезжаем, снова в дорогу!»
Что ж, отъезжаем, снова в путь. Очередной бросок — до Сталино. Сталино кажется страной грёз, весны, жизни. Там будет санитарный поезд — кусочек Италии; можно будет обнять человека, у которого в глазах еще стоит частица нашего родного неба, и излить ему в сердце толику нашей трагедии. Но на деле в Сталино нас опять ждет невеселая картина. Когда прибудет санитарный поезд? Расчеты нас пугают. Придется нам здесь пробыть неделю.

Все свидетели наших несчастий — здесь: все скорби, все раны, все беды. Измученные люди, взгляды, все еще наполненные ужасом, голоса, в которых все еще слышится рыдание, сердца, все еще сдавленные кошмаром смерти.
Если зажигается свет, кто-нибудь непременно кричит: «Русские!»; если раздается шум, кто-нибудь орет: «Русские!»; если наступает тишина, все думают: «Это страх смерти».
Сформировался коллективный психоз, в котором сосредоточились все прошедшие страдания и который сулит нам новые, еще более страшные. В большом университетском актовом зале, переделанном в часовню, голоса дрожат от холода и от страха. Все, мучаясь неспособностью как-то повлиять на события, молят Бога помочь им продолжить путь; «но поскорее, поскорее, поскорее. «

Новости скверные, хуже не бывает. Армия Попова, заняв К., идет на Сталино? Уезжают медсестры. Могильная тишина, глаза, наполненные ужасом, кто-то готовит себе обувь для побега; а другие? Ночью слышны выстрелы. Это бомбардировка с воздуха или артобстрел? Я никому не задаю этот вопрос, но дрожу. В. тоже просыпается.
— Это бомбардировка или артобстрел? Никто не отвечает, потому что все уверены, что это русские танки. Пришел санитарный поезд; но кому на нем ехать? Трагические сцены. Один просит дать ему место в поезде, потому что у него трое детей; другой — потому что его ждут дома старики-родители; третий — потому что у него жена больна. Я молча остаюсь на своем месте. Меня не берут.

«Не это ли путь воли Божией? Разве не верно, что и здесь камню не подобает выбирать себе место в здании?» Я действительно произношу эти слова, но больше их не понимаю. Я понимаю только безутешность плачущих, подавленность безнадежно глядящих в окно, удрученность и отчаяние солдата, просившего отправить его, потому что у него дома трое детей, и получившего отказ.

Есть сведения, что русские — на шоссе под Сталино. Но нам на выручку идет немецкая «Тулонская армия». Появился еще один санитарный поезд. Он уже для нас. От этой новости мы теряем дар речи, как от внезапной боли. Оказывается, у радости может быть тот же лик, что и у страха.
Даже заходя в госпиталь на колесах, мы чувствуем за спиной дыхание русских. Желание выбраться из этого ада до того жгучее, что мы каждый миг ощущаем, как оно опаляет сердце.

Нас бомбят, но это нас не заботит, а вот образ русских, неотступно следующих за нами, до Днепра, до Львова, до Кракова, переворачивает душу. Только в Зальцбурге кто-то начинает улыбаться — когда, впервые за многие месяцы мы вновь слышим колокольный звон: колокола вызванивают «Ave Maria».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector